«ТОВАРИЩИ КАТАЛАНЦЫ! РЕВОЛЮЦИЯ ОТМЕНЯЕТСЯ!»

Борис Немировский

После новой попытки каталанского парламента провозгласить независимость, после введения в Каталонии прямого правления и отстранения местного правительства от власти, после миллионных демонстраций в Барселоне против отделения от Испании – похоже, что каталанские сепаратисты просто «сдулись». Лишенное власти правительство этой автономной испанской провинции приняло свою вынужденную отставку, все каталанские партии заявили о своем согласии принять участие в выборах, назначенных на 21 декабря. А низложенный президент каталанского Женералитета (иными словами – премьер-министр провинции) Карлес Путчдемон, против которого Мадрид выдвинул обвинения в государственной измене, вдруг замолчал, прекратил призывать к «мирному сопротивлению оккупантам» и, как говорится, смазал пятки салом: в понедельник, 30 октября, барселонская газета «La Vanguardia» сообщила, что он срочно вылетел в Бельгию. То же самое подтвердил его адвокат.

Мотивы поспешного бегства Карлеса Путчдемона, с одной стороны, понятны, с другой – не очень-то. Ясно, что он решил: пора прятаться, а то еще, чего доброго, арестуют и «закроют» на долгий срок. Но почему в Бельгию? Эта страна – член Евросоюза, такой же, как и Испания. Разве станут его там укрывать от испанской Фемиды? Логичнее уж было бы сесть в самолет куда-нибудь в направлении Беларуси – директором совхоза под крылом доброго Бацьки, или вообще – в Россию, соседом к беглому украинскому президенту Виктору Януковичу. Но нет, Путчдемон побежал именно в Бельгию. Зачем?

Отдельно, кстати, возникает вопрос, каким образом он вообще смог пересечь испанскую границу, если против него были выдвинуты обвинения, одно другого тяжелее: незаконное присвоение государственных средств, сопротивление органам власти, да еще и попытка путча? На самом деле, это такая тонкая юридическая особенность: обвинения были выдвинуты, а вот ордера на арест Карлеса Путчдемона нет и по сей день. Хоть Путчдемон и его приспешники получили приглашение в Мадрид в Королевский суд, но приглашение – не арест, его можно и проигнорировать. В субботу его видели в его родном городе, Жироне (это там, где местные власти объявили «нежелательной персоной» испанского короля Фелипе), он в телезаписи призвал каталанцев к мирному «демократическому сопротивлению» назначенных Мадридом управленцев. Газета «El Periodico» сообщала, что Путчдемон выехал из Жироны во французский Марсель на автомобиле, а уж оттуда – самолетом отправился в Брюссель. Все это, по версии газеты, ему присоветовал сделать каталанский «посол» в Бельгии Амадео Альтафай.

Так отчего же именно Бельгия? Очевидно, что выбор «страны-пристанища» Путчдемон совершил, скорее, из-за того что именно в этом государстве у него есть довольно много друзей. С одной стороны, это фламандские националисты, которые нынче заседают даже в бельгийском правительстве, с другой же – целая группа евродепутатов, среди которых, например, печально знакомая тем же украинцам русскоязычная депутат от Латвии Татьяна Жданок, которая вместе с таким же евродепутатом из группы «Европейский свободный альянс», итальянским коммунистом Джульетто Къезой, успела не только «поработать наблюдателем» на фальшивом крымском «референдуме», но и провела кампанию по защите мэров каталанских городов, предоставивших помещения для незаконного же референдума о независимости, который был проведен 1 октября. Похоже, подрывные сепаратистские «действа» становятся основной профессией апологетов «русского мира» в ранге депутатов Европарламента, а Карлес Путчдемон – хороший объект для «раскрутки».

Если же говорить о чисто бельгийских защитниках Путчдемона, то тут следует, в первую очередь, вспомнить о госсекретаре правительства Бельгии по вопросам миграции и политического убежища, Тео Франкене. Именно он уже в воскресенье открыто заговорил о том, что, мол, каталанскому экс-премьеру следует предоставить политическое убежище, если тот обратится к бельгийской власти с такой просьбой. Он заявил, что каталанцы, которые чувствуют себя преследуемыми по политическим мотивам у себя на Родине, могут получить в Бельгии защиту. Франкен – член фламандской националистической партии N-VA, которая выступает за независимость бельгийской Фламандии от Брюсселя, так что его симпатии – целиком на стороне каталанских сепаратистов.

Тем не менее, есть ли у Карлеса Путчдемона реальный шанс получить в Бельгии политическое убежище? Откровенно говоря, вряд ли. Основной договор Евросоюза предусматривает, что страны-члены ЕС считают друг друга так называемыми «безопасными государствами» с точки зрения политических преследований. То есть, «по умолчанию» считается, что в границах ЕС политических преследований нет. Таким образом, было решено, что просьба о предоставлении политического убежища, поданная гражданином одной страны ЕС в другой стране ЕС, может быть исполнена лишь при наличии весьма специфических условий.

Каковы же эти условия? Например, если бы Испания ввела у себя чрезвычайное положение и временно отказалась бы выполнять свои обязательства, зафиксированные в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Или, если бы против Испании велось бы европейское расследование по подозрению в нарушении этой конвенции. Ни того, ни другого нет в наличии, так что Бельгия в любом случае должна будет обратиться с этой проблемой в Евросовет. Вряд ли европейцы будут довольны, если Бельгия вдруг даст Путчдемону политическое убежище самостоятельно, «наступив на ногу» Испании. До сих пор все европейские страны и Еврокомиссия дружно поддерживали Мадрид. В том числе свою поддержку Испании от имени своего государства выразил и бельгийский премьер-министр Шарль Мишель.

Тем не менее, в бельгийском законе есть некоторые особенности, дающие Путчдемону хотя бы мизерный, но все-таки шанс. Как граждане ЕС, и Путчдемон, и другие каталанцы имеют право на «особое рассмотрение» их обращений о предоставлении политического убежища со стороны Генерального комиссариата по делам беженцев и лиц без гражданства (CGRS). Это означает, что их просьбы должны быть рассмотрены на протяжении пяти рабочих дней после получения. Если в просьбе отказано, у Путчдемона будет 30 суток, чтобы заявить протест, но он приведет лишь к проверке того, были ли соблюдены все формальности. «Политическое» решение по бельгийскому законодательству невозможно.

Что же касается испанской позиции в этой истории, то главный координатор правящей в Испании Partido Popular (Народной партии) Фернандо Мартинес Маийо заявил, что попытка сбежать указывает на то, что Карлес Путчдемон «отчаялся». Испанские СМИ со ссылкой на источники в МВД страны сообщают, что Мадрид менее озабочен тем, что Путчдемон сбежал, чем озаботился бы, если бы тот, например, объявился в правительственном дворце в Барселоне. В этом случае стало бы ясно, что опальный премьер-сепаратист пытается сопротивляться решениям Мадрида. Кроме того, важным сигналом для испанского правительства является тот факт, что собственная партия Путчдемона, сепаратистская DPeCAT («Партия Каталонии») заявила о своем согласии принять участие в выборах 21 декабря.

Похоже, что и Карлес Путчдемон, и его соратники просто утратили всякую популярность и всякое влияние в Каталонии. Об этом можно было догадаться еще накануне, когда он выложил в Инстаграмм свою фотографию с простой подписью: «Доброе утро!», а в ответ получил целую кучу ругательных отзывов от каталанцев, самым вежливым из которых, пожалуй, была запись со словечком «Трус!» Опрос, проведенный газетой «El Mundo», показал, что идею независимости Каталонии в данный момент поддерживают лишь 33,5% жителей этой провинции. Еще в июле их насчитывалось 41,1%. Самого же Путчдемона в Каталонии не поддерживает никто: противники независимости считают его мошенником, а сторонники – предателем и трусом, который испоганил святое для них дело.

Увы, но и тем, и другим придется теперь жить с последствиями этой неудачной попытки – и, в первую очередь, не с политическии, а с экономическими. До сих пор Каталония была третьей по экономической силе провинцией Испании, сразу после Большой Кастилии и Страны Басков. Эта ситуация катастрофически изменилась буквально в течение месяца. За октябрь (то есть, сразу после проведения каталанского «референдума») Каталонию покинула 1681 фирма и компания – они перенесли свои офисы в другие испанские регионы. Об этом свидетельствует информация, предоставленная регистрационной палатой Испании – сообщает «La Vanguardia».

Согласно этим данным, лишь накануне провозглашения каталанской независимости, с 23 по 26 октября, из провинции ушли 379 компаний. Еще 78 выехали в последнюю неделю месяца. Большинство компаний покинули Каталонию сразу после «референдума»: из Барселоны сбежали 1,5 тысячи, из Жироны – 35, из Льеды – 67 и из Таррагоны – 71. По подсчетам «La Vanguardia», каждые 15 минут из Каталонии уезжает новая фирма. Правда, 71 компания, наоборот, перенесла свои офисы в Каталонию, но вряд ли эта новость утешит десятки и сотни тысяч каталанцев, которые отныне стали безработными. Потому что, как бы дальше ни получилось, а бизнес в Каталонию – хоть независимую республику, а хоть испанскую провинцию – вряд ли так уж скоро вернется. Бизнес – он кризисов не любит…

1 комментарий

  1. “Смазал пятки” – ну что за хамский тон. Вам тетя Феня из колбасного отдела статьи пишет? По сути, ни слова по делу. Слышали звон в фейковых новостях, добавили провинциалного духу и – в печать.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*