УКРАИНА – РОССИЯ: СТАРЫЕ ПЕСНИ О ГЛАВНОМ

Борис Немировский

u0Президент России Дмитрий Медведев уже во второй раз за два месяца посетил с визитом Украину. После подписания харьковских соглашений, от него и от его украинского коллеги Виктора Януковича ожидали не менее масштабных договоренностей, однако на этот раз все прошло гораздо скромнее.

С того самого момента как в Украине президентом стал Виктор Янукович, отношение российских властей к этой стране изменилось коренным образом. Когда-то Кремль официально объявлял, что не желает более вообще разговаривать с Виктором Ющенко, а вот к его тезке и наследнику, Виктору Януковичу, российские руководители ездят столь часто, что порой кажется – им было бы легче просто-напросто поселиться в Киеве, чтоб не тратиться на дорогу. И радушный хозяин старается не ударить в грязь лицом. Радостно встречает он московских гостей, преподносит им дорогие подарки: то Севастополь как базу Черноморского флота сразу на 25 лет без всяких отягощающих условностей, а то украинскую авиационную промышленность. Именно так характеризует оппозиционная пресса в Украине пока еще краткую «историю любви» между Кремлем и Банковской улицей, где расположена официальная резиденция украинского лидера.

«С понедельника с утра будешь ты моя сестра!»

Еще накануне своего визита российский президент дал интервью группе украинских журналистов. Следует заметить, что гораздо более широко оно освещалось, скорее, российским телевидением, да и вопросы, заданные на нем, больше подошли бы российским репортерам, работающим в официальных проправительственных «органах», но, видимо, таково веяние времени: как известно, новая украинская власть скромно пытается брать пример со своего «старшего брата», а уж Кремль-то к оппозиционной прессе никогда особой любовью не пылал. В ходе интервью Дмитрий Медведев рассказал о том, что Россия в убыток себе согласилась оставить в Крыму свой Черноморский флот, еще с большим убытком решила принять под крыло украинский авиапром и газотранспортную систему, и готова уж совсем разориться, создавая в Украине совместные предприятия с преимущественно российским капиталом во множестве стратегических отраслей – от судостроения до атомной энергетики, от транспорта до телекоммуникаций. Широка ты, душа российских правительственных олигархов – чего только не отдашь братьям-славянам почти задаром – всего лишь за их промышленность… Да и Европа с НАТО, по словам Медведева, вовсе не возражают ни против ЧФ в Крыму, ни против столь тесных партнерских отношений между Россией и Украиной – таких тесных, что, как замечала когда-то команда КВН Минска, «по ночам становится даже как-то неудобно». В этом российский президент, кстати, совершенно прав – Европа помалкивает. То ли ошарашенно, то ли просто безразлично. Да и вообще, – считает Медведев, – стремиться в Евросоюз украинцам, конечно, никто не запрещает, но вот надо ли? Ведь есть Россия – туда, мол, и стремитесь…

u1Президент Украины, в свою очередь, свое стремление в Россию не только не скрывает, но и старается в последние месяцы сделать его как можно стремительнее. Встречая в Киеве Дмитрия Медведева, Виктор Янукович с ходу пожаловался своему российскому коллеге на то, что Украина-де очень отстала от России во всех смыслах и ей, мол, надо бы подтянуться. На что Дмитрий Анатольевич покровительственно заметил нечто вроде: «Конечно, подтягивайтесь». По мнению Медведева, основная украинская проблема заключается в том, что украинцы в последние годы слишком много заглядывались, как он выразился, «по сторонам», вместо того чтобы смотреть в одну сторону – а именно, на великого восточного соседа. Вот и приходится теперь на него равняться и до него подтягиваться.

Сразу следует сказать, что оппозиционных протестов в Киеве не получилось. Накануне городская администрация отказала националистическому объединению «Свобода» в проведении митинга протеста – обоснование было приведено достаточно простое: «Чтоб не провоцировать столкновений». «Свободовцы» во главе со своим крикливым и довольно-таки одиозным лидером Олегом Тягнибоком, естественно, обратились в суд, но это уже, как говорят те же КВНщики, «юмор пятнадцатой ассоциации»: пока суд вынесет решение, Дмитрий Медведев давно уже вернется домой, в Москву. Главную украинскую «возмутительницу спокойствия», Юлию Тимошенко, именно 17-го мая вызвали в Генпрокуратуру, причем заранее пообещали, что решат там вопрос о том, «закрыть» ли ее на пару-тройку месяцев, пока идет следствие по ее срочно реанимированному, прикрытому еще в 2003 году делу, либо ограничатся подпиской о невыезде. Судя по тому, что Юлия Владимировна покинула гостеприимные стены ГПУ в понедельник же – власти пока решили ограничиться «предупредительным выстрелом».

Что же касается российского президента, то он, после длительных раздумий, все же решил пойти на определенные протокольные уступки украинцам: было сообщено, что Дмитрий Медведев, наряду с посещением могилы Неизвестного солдата в киевском парке Славы, отдаст также почести погибшим во время Голодомора 30-х годов украинцам. Посещение этого мемориала, согласно введенному президентом Ющенко закону, является обязательным во время протокольных визитов любых иностранных руководителей в Киев. Медведев решил не отступать от буквы украинского закона, однако этот его в самом деле достойный жест был весьма своеобразно освещен российскими телеканалами: дикторы новостей сообщили, что «президент России почтил память погибших от голода». Похоже, слово «голодомор», которым во всем мире обозначается эта трагедия, оказалось в официальных российских СМИ под запретом. Как говаривал Модест Матвеевич Камноедов из бессмертной повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» – во избежание…

Накануне, давая интервью украинским журналистам, Дмитрий Медведев в заключение попросил – мол, готовьте хорошую погоду. С этим заданием украинское руководство не справилось: в тот самый момент, когда президенты Украины и России возлагали венки к памятнику Неизвестному солдату, грянула сильнейшая гроза с громом, молниями и градом. Сопровождающие Медведева оперативно отреагировали, прикрывая своего шефа зонтиками, а вот Януковичу в очередной раз не подфартило: мощный порыв ветра сорвал венок и швырнул его в украинского президента. Виктор Федорович несколько секунд героически боролся с венком, пока не вмешались оторопевшие охранники. Не везет Януковичу на неодушевленные предметы: то его перед самой инаугурацией прищемит в Верховной Раде массивной дверью, то его таранит оживший венок… Сотрудники пресс-службы украинского президента обратились к журналистам с настоятельной просьбой не давать в эфир злополучные кадры титанической борьбы Януковича с венком, но украинская пресса все же еще не успела «подтянуться» до уровня российских коллег, так что картинка все же попала в СМИ.

Аттракцион неслыханной щедрости?

С собой в Киев Дмитрий Медведев привез более чем представительную делегацию, в которую, помимо политиков, вошли такие видные деятели российского бизнеса, как шеф «Газпрома» Алексей Миллер. Российские предприниматели в последние месяцы едва ли не в очередь выстроились, желая получить свою долю в приватизации украинских госпредприятий. Причем, как отмечают некоторые комментаторы, свои пожелания они высказывают почему-то не украинским партнерам, а… российскому премьер-министру. Тот же руководитель Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) России Роман Троценко, «положив глаз» сразу на три крупных украинских судостроительных завода, сообщил об этом Владимиру Путину, а вот в Киеве, по словам премьер-министра Николая Азарова, узнали об этом из сообщений СМИ. Ну что ж, бизнесмены – люди сообразительные, знают, у кого о чем спрашивать. Раз у украинцев об их собственности не спросили – значит, не надо теперь.
В принципе, многие аналитики считают, что российский капитал, которому давно уже стало тесно в родных пределах, и который упорно не пускают на свои стратегические рынки упрямые европейцы, нашел в Украине желательную отдушину, замечательное поле для инвестиций. «Братский народ» втягивают в беспрецедентную по своим масштабам кооперацию с другим государством. Привлечение российских партнеров подают, как возможность модернизации вконец отсталой украинской экономики. Это довольно спорное утверждение, учитывая тот простой факт, что кооперация эта вырисовывается весьма односторонней. До сих пор почему-то ничего не известно о возможности создания совместных украино-российских предприятий на территории России, да в стратегических областях производства, да с украинским большинством. А вот наоборот – всегда пожалуйста. Возможно, если «модернизация» пойдет такими же ударными темпами, то в скором времени в Украине нельзя будет создать даже мастерской по ремонту велосипедов, если в ней не будет участвовать российский партнер на правах главного акционера.

Харьковские договоренности стали лишь началом этого процесса: теперь, после газа и флота, на очереди – целый ряд стратегических отраслей, в которые планируется ввести россиян в качестве главных партнеров: это сфера нефти и газа, электроэнергетика и АЭС, самолето- и судостроение. Как результат – заявленный в качестве «главного подарка» братьям-украинцам дешевый российский газ будут потреблять не украинские, а российские и совместные с россиянами предприятия, расположенные на территории Украины. Даже экс-президент Украины Леонид Кучма, известный своими пророссийскими взглядами, вынужден был признать в интервью о «флотско-газовом бартере»: «Переговоры начинались как газовые, а завершились известно как. Подобные торги в народе частенько обзывают бартером». И объяснив, почему обычно прибегают к таким «натуральным» отношениям, добавил, что бартер нередко используют и тогда, когда одна из сторон «старается для себя чего-то выторговать или обвести партнера, это тоже факт».

Еще один «железный» аргумент для российской экспансии – это отсталость украинской промышленности. Об этом с удовольствием говорили в Киеве оба президента. Но так ли это? После 18 с половиной лет независимости оказалось, что, к примеру, украинскому машиностроению без россиян не выжить.

«Совершенно очевидно, что мы не поднимем самостоятельно свой авиастроительный комплекс. У нас нет рынка такого. Даже самолет мы сами сделать не можем. Ну, предположим, найдем ресурсы и сделаем сами самолет, а где рынок для него?» – отметил недавно премьер-министр Украины Николай Азаров, присовокупив, что этот рынок открывается только на уровне сотрудничества с Россией. Но ведь на самом деле у российского авиапрома – те же проблемы: ему приходится жестко конкурировать с европейскими и американскими авиастроителями. Так зачем же ему помогать еще и украинской авиапромышленности, ведь это же тоже – конкурент, и серьезный. Зачем «продвигать» на рынок «Антоновы», если есть серьезные проблемы с продажей «Ильюшиных» и «Туполевых»? Не легче ли «проглотить» потенциально успешного конкурента, «вылущить» из него нужные технологии и сегменты, интегрировать их, усиливая собственное производство, а остальное бросить за ненадобностью, как это в данный момент сделали китайцы, «скооперировавшие» именно таким образом шведскую автомобильную компанию Volvo?
Тем временем профильные министерства обеих стран уже корпят над поручениями Владимира Путина и Николая Азарова о налаживании «полномасштабной кооперации» между предприятиями Российской объединенной авиационной строительной корпорации и украинского Государственного авиастроительного концерна «Антонов». Кто кого, спрашивается, в этом «сотрудничестве» обманул?

u2Ясно, что в России давно предпринимаются попытки восстановления в рамках страны производственных цепочек, рухнувших вместе с СССР – это логично, это выводит российскую промышленность из зависимости от соседей. Многое на этом поприще действительно удалось сделать – но главными пострадавшими как раз и стали соседи: те же украинские предприятия, являвшиеся поставщиками различных комплектующих для сложной техники. Часть их разорилась или перебивается «с хлеба на квас», но есть и примеры вполне взаимовыгодных коммерческих схем сотрудничества с Россией, например, в том же атомном или энергетическом машиностроении («Турбоатом»), двигателестроении («Мотор Сич»). Так о какой же «отсталости» тут можно говорить и зачем ставить эти успешно работающие предприятия под прямой российский контроль?

Тот же Ленид Данилович Кучма всерьез считает, что сотрудничество с Россией по целому спектру позиций – дело совершенно необходимое.

Он уверен, что в украинское самолето- и судостроение, в энергетику, кроме российских инвесторов, иных и калачом не заманишь. При этом он же подчеркивает: «А вот когда речь идет, кто должен контрольный пакет акций иметь, у кого «золотая акция», у меня большой знак вопроса» и призывает не спешить с этими решениями, «чтобы не наделать глупостей». В данный момент, однако, процесс развивается стремительно и ни о каких «золотых акциях» и контрольных пакетах для украинской стороны речи нет. Все предполагаемые и уже заключенные сделки – только с российским большинством в уставном капитале, только под российским контролем.

Долог путь в Евросоюз?

По мнению аналитика компании Phoenix Capital Сергея Петренко, тесная кооперация с Россией в сфере энергетики даст украинцам технологии по обогащению урана и производства топлива для АЭС, что может позволить создать в Украине собственное производство и совместно выйти на рынки его сбыта в другие страны. Минусом тесного сотрудничества в сфере электроэнергетики можно считать невозможность одновременной интеграции как с Россией, так и с Евросоюзом.

«Полная интеграция электроэнергетики Украины с Европой, которая задекларирована в энергостратегии Украины до 2030 года, невозможна без отсоединения от энергосистемы РФ. Поэтому интенсификация сотрудничества Украины с Россией в сфере электроэнергетики может отдалить возможность полного объединения энергосистем Европы и Украины», – подчеркивает эксперт.

За счет кооперации в машиностроении Украина может получить дополнительные прямые заказы из России и через нее – субконтракты для других стран. Так харьковский «Турбоатом» может выполнять контракты совместно с Россией и даже проводить общую маркетинговую политику. Россияне способны обеспечить заказами украинских двигателе – и самолетостроителей, а также производителей продукции для железнодорожного транспорта, полагает Сергей Петренко. И опять же: все это полностью исключает прямые поставки в Европу – только через российских «посредников» и с разрешения российских «старших партнеров». Последние, впрочем, готовы не поскупиться: «Если Украина сможет предложить привлекательные пакеты собственности в интересующих Россию предприятиях, то инвестиции в Украину могут исчисляться десятками миллиардов долларов. Если же это будет просто долговое финансирование, то суммы будут значительно меньше», – считает Сергей Петренко.

При этом массовый приход россиян в украинский реальный сектор может усложнить привлечение западных инвестиций – грубо говоря, западным инвесторам попросту ничего не обломится, все расхватают прыткие россияне. Лучший пример такого вытеснения – тот факт, что еще в начале своего правления, каких-нибудь три месяца назад, Виктор Янукович заявлял, что Украина готова создать консорциум по эксплуатации газотранспортной системы с равным привлечением украинского, европейского и российского капиталов, а теперь, во время визита Дмитрия Медведева в Киев, о европейцах уже не упоминали: речь идет о том, что «Газпром» «согласен» взять украинскую ГТС на себя.

В последнее время в России стало модно говорить, что все предложения, направленные в Киев, являются своего рода «подарком» новому украинскому руководству, а также братскому народу Украины. Что ж, – отвечают на это отнюдь незаангажированные, не больные «националистическим вирусом» эксперты и даже пророссийские политики вроде Леонида Кучмы, – спасибо за подарки, но, может, не стоит так интенсивно срывать с себя последнюю рубаху? В конце концов, еще древние троянцы на собственной шкуре усвоили пережившую тысячелетия цитату из «Энеиды» Вергилия: «Quidquid id est, timeo Danaos et dona ferentes!». В весьма неточном русском переводе это звучит, как «Бойтесь данайцев, дары приносящих!».