ОБРАЩЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА К НАЦИИ

Барак Обама

o115 июня 2010 года.

Добрый вечер. Пока мы беседуем, наша нация стоит перед лицом многих испытаний. Наша первостепенная задача внутри страны – восстановить экономику после рецессии, которая затронула жизни почти каждого американца. За пределами США наши храбрые мужчины и женщины в военной форме сражаются с Аль-Кайдой. И сегодня, возвратясь из своей поездки на побережье Мексиканского залива, я хочу поговорить с вами о том, как ведется борьба с утечкой нефти, угрожающей нашим прибрежным районам и нашим гражданам.

20 апреля примерно в 40 милях от берегов Луизианы произошел взрыв на буровой платформе Deepwater Horizon, арендованной компанией BP. Одиннадцать рабочих погибли. Семнадцать других были ранены. И вскоре на глубине почти в милю от поверхности воды началась утечка нефти.

Так как никогда прежде не происходило аварий такого масштаба на такой глубине, то для науки и техники стало большим испытанием остановить течь. Вот почему, после того как платформа затонула, я создал команду из наших лучших ученых и инженеров, чтобы решить эту задачу: возглавили ее доктор Стивен Чу (Steven Chu), лауреат Нобелевской премии по физике и министр энергетики США. Также свои предложения и советы внесли ученые национальных лабораторий, эксперты академии и других нефтяных компаний.

В результате всех усилий мы обязали ВР мобилизовать дополнительное оборудование и взять на вооружение дополнительные технологии. В ближайшее время благодаря этим усилиям 90% вытекающей из скважины нефти будет собрано. А когда в конце лета компания завершит бурение разгрузочной скважины, течь будет устранена полностью.

Уже сейчас данный разлив нефти является самой большой катастрофой в истории Америки. Но по сравнению с землетрясением или ураганом – это не одноразовый катаклизм, несущий разрушение в течение нескольких дней или минут. Миллионы галлонов нефти, выливающиеся в Мексиканский залив, скорее можно сравнить с эпидемией, с которой борются месяцы или даже годы.

Но не надо заблуждаться: мы будет бороться с разливом нефти всеми доступными нам средствами и так долго, как того потребуется. И мы сделаем все необходимое, чтобы помочь побережью залива и его жителям прийти в себя после этой трагедии.

Сегодня я бы хотел поделиться с вами стратегическим планом: что мы делаем для очистки от нефти, как мы помогаем нашим соседям на побережье залива и что предпринимаем, чтобы подобные катастрофы никогда более не повторялись.

Первое, очистка. С самого начала этого кризиса федеральное правительство возглавило работы по очистке окружающей среды (самые крупномасштабные в истории нации) – руководителем этих работ стал адмирал Thad Allen, у которого почти сорок лет опыта работы по устранению катастроф. В настоящее время около 300000 человек работает в четырех штатах по сбору нефти и очистке загрязненных участков. Тысячи кораблей и других судов работают в заливе. Я дал разрешение на переброску 17000 служащих национальной гвардии на побережье залива. Они готовы помогать в устранении течи, чистке берегов, обучении рабочих, даже в обработке поступивших исков – и я уже настоятельно советовал губернаторам штатов, расположенных в зоне катастрофы, прибегнуть к помощи национальной гвардии как можно скорее.

Продолжая заниматься очисткой, мы предложим этим штатам дополнительные ресурсы и дополнительную помощь, которые могут понадобиться. Скорость проводимых работ и ее охват никогда не будут безупречны, всегда появляются новые трудности. Я видел и слышал о них во время моей поездки. Поэтому, если что-то не работает, мы хотим об этом знать. Если в процессе операции возникли проблемы, мы их затем устраним.

oНо мы должны признать, что несмотря на наши усилия, нефть уже нанесла урон нашему побережью и его природе.

Поэтому второй пункт, на котором мы фокусируемся – восстановление побережья Мексиканского залива.

Вы знаете, что поколения мужчин и женщин, кто называет это место своим домом, жили за счет Залива. Именно эта жизнь сейчас в опасности. Я говорю о рыбаках, о тех, кто промышляет креветками, кто теперь не знает, как в этом году прокормит свою семью. Я видел пустые причалы и рестораны с несколькими посетителями – даже в тех районах, где берега еще не подверглись загрязнению нефтью. Я разговаривал с владельцами магазинов и гостиниц, которые ждут, когда же туристы станут возвращаться. Они расстроены и обозлены не только по поводу потерянных денег. Речь идет о страшной тревоге из-за того, что их образ жизни может оказаться навсегда в прошлом.

Я отказываюсь в это верить. Завтра я встречаюсь с главой BP. Я сообщу ему, что он должен собрать все необходимые ресурсы, чтобы компенсировать ущерб, который по халатности его компании был нанесен рабочим и хозяевам бизнесов. Фонд этот не будет контролироваться BP. Чтобы все правомерные иски были оплачены и оплачены вовремя, распоряжаться таким фондом должна независимая третья сторона.

Понятно, что помимо кратковременной компенсации для жителей побережья Мексиканского залива, необходим долговременный план по восстановлению этого уникального региона. Разлив нефти – лишь последний удар по району, который уже перенес неоднократные экономические катаклизмы и десятилетия деградации окружающей среды, что привело к исчезновению заболоченных угодий и их обитателей. К тому же здесь еще не оправились от ураганов «Катрина» и «Рита». Поэтому нам надо взять на себя обязательства, действующие шире, чем меры по борьбе с сегодняшней катастрофой.

И сегодня я беру на себя такие обязательства. Ранее я попросил министра ВМС Рэя Мабуса (Ray Mabus), бывшего губернатора штата Миссисипи, самого родом с залива, разработать долгосрочный план по восстановлению побережья Мексиканского залива как можно скорее. В разработке плана примут участие штаты, местные общины, племена, рыбаки, бизнесмены, работники службы охраны природы и другие жители залива. И BP будет платить за тот ущерб, который разлив нефти нанес региону.

Третья часть нашей работы – это те шаги, которые предпринимаются, чтобы подобная катастрофа не повторилась. Несколько месяцев тому назад я утвердил предложение: рассматривать возможность нового ограниченного бурения на морском шельфе при полной гарантии его безопасности, что означает применение правильных технологий со всеми необходимыми предосторожностями.

Совершенно очевидно, что это не было принято во внимание в случае с нефтяной платформой Deepwater Horizon, и я бы хотел знать, почему. Семьи, с которыми я встречался на прошлой неделе, потеряли своих близких при взрыве – эти семьи достойны знать, почему. Поэтому я учредил Национальную комиссию, которая должна разобраться в причинах, вызвавших катастрофу, и дать рекомендации, какие дополнительные меры безопасности и стандарты по охране окружающей среды должны быть приняты на вооружение. Я уже ввел шестимесячный мараторий на глубоководное бурение. Я знаю, что такое решение создало трудности для людей, работающих на нефтяных вышках, но для их же безопасности и для безопасности всего региона нам необходимо знать факты, прежде чем мы разрешим продолжить глубоководное бурение. И хотя я тороплю Комиссию, чтобы завершить работу как можно скорее, я ожидаю, что она будет выполнена досконально и беспристрастно.

Мы уже начали предпринимать действия в этом направлении со Службой управления минеральными ресурсами, осуществляющей контроль за бурением и выдачей разрешений на него. За последнее десятилетие эта Служба стала показательной своей философией принятия в штыки всех нормативов – философией, согласно которой корпорациям разрешено играть по своим собственным правилам и самим наблюдать за их выполнением. Сотрудники самой индустрии были поставлены над сотрудниками вне индустрии. Нефтяные компании засыпали представителей Службы подарками и одолжениями, им разрешалось проводить собственные инспекции безопасности и писать собственные нормативы.

Когда Кен Салазар (Ken Salazar) стал министром внутренних дел, одним из его первых действий стала чистка коррумпированного министерства. Но теперь ясно, что настоящая проблема гораздо более глубокая, и что шаги реформы были слишком медленными. Поэтому министр Салазар и я назначаем нового руководителя этой Службы – Майкла Бромвича (Michael Bromwich), который занимал пост федерального прокурора и генерального инспектора. В его обязанности входит за несколько месяцев создать министерство, которое будет контролировать нефтяную индустрию, а не являться ее партнером.

Один из уроков, полученный от разлива нефти, заключается в том, что нам необходимы лучшие нормативы по безопасности и лучшее наблюдение за проведением их в жизнь, когда речь идет о бурении на морском шельфе. Но еще более важный урок состоит в том, что как бы мы не ужесточали наши нормы в этой индустрии, в наши дни бурение нефти связано с большим риском. Кроме того, запасы нефти ограничены. Мы потребляем более 20% нефти всего земного шара, но наши ресурсы составляют всего 2% мировых запасов нефти. И это часть причины того, что наши нефтяные компании бурят скважины на глубине в милю от поверхности океана, так как месторождения, залегающие на суше и на мелководье, подходят к концу.

Десятилетиями мы знали, что количество дешевых, легко доступных месторождений нефти ограничено. Десятилетиями мы говорили и говорили о том, что Америке необходимо покончить с вековой зависимостью от ископаемого вида топлива. И десятилетиями мы не торопились действовать, как того требовалось. Продвижение вперед блокировалось не только лоббистами нефтяной промышленности, но нам также недоставало политического мужества и прямоты.
Такие страны, как Китай вкладывают средства в экологически чистую энергетику и создают рабочие места, которые должны быть у нас в Америке. Ежедневно мы отправляем около 1 миллиарда долларов нашего достояния заграницу в обмен на нефть. И сегодня, когда мы смотрим на то, что происходит в заливе, мы видим, что всей жизни угрожает опасное пятно черной нефти.

Мы не можем завещать такое будущее нашим детям. Трагедия, развернувшаяся на нашем берегу – это наиболее сильное и мощное напоминание, что пришло время экологически чистой энергетики.
И речь идет не об отдаленном будущем Америки. Переход от ископаемого топлива займет какое-то время, но за последние полтора года мы уже предприняли беспрецедентные шаги по строительству индустрии чистой энергетики. Пока мы беседуем, старые заводы перестраиваются для производства ветровых турбин, люди возвращаются на свои рабочие места и устанавливают у себя дома энергетически-эффективные окна, малые предприятия производят солнечные батареи. Покупатели приобретают более экономичные автомобили, и семьи переоборудуют свои дома в более экономно потребляющие энергию. Ученые и исследователи открывают экологически чистые технологии, что когда-нибудь приведет к полностью новой индустрии.

Каждому из нас предназначена роль в будущем, которое принесет пользу всем нам. Когда мы оправимся от рецессии, переход к экологически чистой энергетике несет в себе потенциал роста нашей экономики, он создаст миллионы рабочих мест для среднего класса – но только при условии, что мы ускорим этот переход. Только если мы воспользуемся моментом. И только если объединимся и будем действовать как одна нация – рабочие и предприниматели, ученые и граждане, частный и общественный сектора.

Будучи кандидатом на этот офис, я изложил ряд принципов, которые продвинут нашу страну в сторону энергетической независимости. В прошлом году Палата представителей, основываясь на этих приципах, провела крепкий и всеобъемлющий билль об энергетике и климате – билль, который наконец сделает экологически чистую энергетику выгодной для американского бизнеса.

Теперь появляются расходы, связанные с переходным периодом. И некоторые считают, что мы не можем позволить себе такие расходы в настоящий момент. Я говорю, что мы не можем себе позволить не менять пути производства и использования энергии, так как в долгосрочной перспективе расходы на нашу экономику, нашу национальную безопасность и окружающую среду будут гораздо большими.

Поэтому я счастлив рассмотреть любые идеи и предложения от каждой партии, если они серьезно пытаются преодолеть нашу зависимость от ископаемого топлива. Некоторые предлагают повысить нормы энергетической эффективности наших зданий, как мы это сделали с автомобилями. Некоторые считают, что наши нормы должны быть разработаны так, чтобы все больше электричества вырабатывалось ветром и солнечной энергией. Другие удивляются, почему энергоиндустрия использует лишь малую долю средств на исследование и развитие – они требуют резкого повышения средств на исследования в этой области.
Все эти подходы имеют основания и заслуживают быть рассмотренными. Но лишь один подход меня не устраивает – это бездействие. Один ответ я не приемлю: что эта проблема слишком велика и слишком трудно выполнима. Видите ли, то же самое говорилось о невозможности производить достаточное количество танков и самолетов во время Второй мировой войны. То же самое говорилось о нашей невозможности связать науку и технологию, чтобы безопасно высадить человека на поверхность Луны. И снова мы отказываемся ограничиваться общепринятыми рамками. Что всегда определяло нас как нацию со дня основания – это наша способность формировать наше будущее, наша решимость сражаться за ту Америку, которую мы хотим для наших детей. Даже если мы не совсем уверены, как она будет выглядеть. Даже если мы не знаем абсолютно точно, как туда попасть. Мы знаем, что мы туда попадем.

Эта вера в будущее поддерживает нас. Это та же вера, что поддерживает сейчас наших соседей на Мексиканском заливе.

Каждый год в начале сезона по ловле креветок местные рыбаки участвуют в традиционном празднике, который принесли с собой в Америку иммигранты из Европы много лет назад. Он называется «Благословение флота». В наши дни духовные лица различных религий собираются, чтобы помолиться за безопасность и успех мужчин и женщин, которым предстоит выйти в море (кому-то на недели).

Церемония совершается в хорошие времена и в плохие. Она проходила во время «Катрины», состоялалсь она и несколько недель назад, в начале наиболее трудного сезона, который когда-либо выпадал на долю рабаков.

Но они пришли, и они молились. Священник, бывший рыбак сказал об этой традиции: «Благословение не означает, что Бог обещает убрать с нашего пути все препятствия и опасности. Благословение означает, что Бог всегда с нами, благословение это гарантирует… даже посреди шторма».

Разлив нефти – это не последний кризис, вставший перед Америкой. Эта нация знала трудные времена раньше, и мы безусловно узнаем их в будущем. Мы переживали их. И что всегда позволяло нам их пережить – так это наша сила, наша жизнестойкость, наша несгибаемая вера в то, что нас ждет что-то лучшее, если мы мобилизуем весь наш дух, чтобы его достичь. Сегодня мы молимся за эту силу духа. Мы молимся за людей, живущих на Мексиканском заливе. И мы молимся за перст, указывающий нам путь во время шторма к ясному дню. Спасибо, благословит вас Бог и да благословит Бог Америку.

3 комментария

  1. Что-то никакого проствета пока не видно. Вчера вот все стало еще хуже.

  2. Речь сильная, если он действительно будет вкладывать в чистую энергетику, то может быть прорыв…

  3. да согласна, давно пора переходить на чистую енергетику!
    Кто-то и разбогатеет наверное на етом..

Комментарии закрыты.