СКАЗКА ПРО ПЕРСИКОВОГО КРОКОДИЛА

Т. Каретина

krНа берегу длинной-длинной и бурой-бурой реки на желтом-желтом песке валялся большой-большой и ПЕРСИКОВЫЙ КРОКОДИЛ. Он был совершенно необычным крокодилом: дело в том, что он очень любил апельсины. Можно даже сказать, что он питался исключительно ими.

Казалось бы, шкура его должна была быть зеленой, как у всех других крокодилов, которые весело бултыхались в реке, но, видимо, из-за постоянного поедания апельсинов его кожа приобрела такой странный для крокодила цвет. Со временем она обещала стать совсем оранжевой, если, конечно, крокодил доживет до этого времени. А вот шансов дожить у него было не очень-то много.

Почему? Да потому что от постоянного поедания апельсинов он стал на редкость мирным и добрым крокодилом. И, как результат, куда более шустрые и озлобленные собратья его, мягко говоря, не любили и все время норовили сотворить какую-то пакость большому Персиковому крокодилу. То дернут его за хвост, то наступят на лапы, то не дадут ночью спать, устроив пьяный крокодилий дебош…

Так получилось, что не было у него среди других крокодилов ни друзей, ни даже приятелей, не по пути им было, ведь большой Персиковый крокодил не любил ни грызть других зверей, ни полоскать им кости…

А что же другие звери? Но и они не любили большого Персикового крокодила. Уж очень он был подходящей мишенью для всякого рода мелких измывательств, в его лице звери могли отомстить всему крокодильему племени, а наш большой Персиковый крокодил мало того что не защищался, так еще и считал, что поделом ему достается, мол в ответе он за все то, что другие крокодилы зверью учиняли. Мирно лежал себе на песке, закрыв глазищи и не слушая весь тот гам, который творился вокруг него… лежал и мечтал о ДРУГЕ.

Но однажды что-то случилось. И звездная ночь вдруг опустилась среди бела дня. И звери в панике засуетились, они вопили и орали благим матом от страха.

Бегемоты и жирафы прятались в пальмы, носорог точил рог в ужасе, готовясь защищаться от того неведомого, что ползло по небу, поглощая остатки золотого света. Это нечто напоминало серый туман, но не было туманом. Потому что жило и ело. Ело все яркие цвета.

И вот оно сначала поглотило солнечный свет и небесную лазурь, потом одну за другой съело звезды и, наконец, опустилось на Землю и потянулось вдоль звериных угодий.

Вот оно настигло жирафа, и тот утратил свои пятна и охряную шкурку и стал серой тенью. Вот яркий колибри из изумрудного превратился во мглистого. Вот красивейший Шоколадный бегемот стал сизым. Вот пальмы из ярких малахитовых стали темными. Туманное Нечто упивалось этими цветами.

И вот Нечто добралось до рощи апельсиновых деревьев, на берегу которой лежал в задумчивости наш Крокодил. И один за другим апельсины стали менять цвета

Большой Персиковый крокодил увидел, как его любимые апельсины линяют, и шагнул прямо в страшный туман! Звери удивились и решили, что никогда больше его не увидят, а между тем Крокодил нащупал в тумане нить и пошел вдоль нее.

И попал в самый центр серого туманного Нечто. И что же он там увидел? Небольшой паучок старательно вязал цветной шарф, шарф всех цветов радуги, шарф всех цветов, украденных у мира.

Паучок очень удивился Крокодилу и стал показывать свою работу. Но Крокодил печально фыркнул:

– Ведаешь ли ты, о Волшебный паучок, что отбрал у мира все краски для своего шарфа?

Паучок отрицательно закачался на длинных лапках:

– Нет, я думал, что это никому не нужные лишние цвета, вот и взял их в работу…

– Лишних цветов не бывает, все они приносят радость, а теперь печаль и страх воцарились по всей Земле. А ты продолжаешь вязать свой шарф?

Паучок дернул за нитку – и из шарфа полились краски, окрашивая Землю в свежие и яркие оттенки.

Земля посветлела, все звери получили обратно свои тона, и чудесные апельсины снова ярко светили в роще. Только Паучок, маленький Паучок был грустен.

– Почему ты грустишь, Паучок, из-за шарфа? Но зачем тебе такой большой шарф? – поинтересовался мягко и сочувственно большой Персиковый крокодил.

– Я… я… я хотел подарить его другу, Но у меня нет друга. И я не знал, какого размера вязать ему шарф… А теперь у меня нет шарфа, и никогда не будет друга.

– А я? – усмехнулся Крокодил, – я разве не друг? Самый-пресамый друг. И зачем мне твой чудесный шарф? Я на него посмотрел, и хватит. Может, теперь ты пойдешь со мной и глянешь на мои апельсины?

И Персиковый крокодил посадил Волшебного паучка на спину, и они двинулись в тень апельсиновых деревьев. А Паучок от радости, что у него появился самый-пресамый друг, засиял своим собственным цветом, а потом он сплел из своей радости и улыбок Персикового крокодила большие качели, и Крокодил с Паучком еще долго весело качались в рощице…

3 комментария

Комментарии закрыты.