ВОЗВРАЩЕНИЕ БЛУДНОГО ПРЕЗИДЕНТА

Борис Немировский

i1Следующей после Индии остановкой в азиатском вояже Барака Обамы стала Индонезия. В Джакарте, столице государства с наиболее многочисленным в мире мусульманским населением, президента США встретили, как вернувшегося домой блудного сына – ведь четыре года своего детства Обама провел именно здесь.
«Добро пожаловать домой, Барри!» – с таким заголовком на всю титульную страницу вышла во вторник крупнейшая индонезийская газета Jakarta Post. Барри – именно так называли Барака Обаму его одноклассники и школьные товарищи, вместе с которыми он, что называется, «протирал штаны» за школьной партой с 1967 по 1979 годы. Сегодня во дворе школы Бесуки в центре индонезийской столицы установлен даже бронзовый памятник 44-му президенту США – он изображен маленьким мальчиком с портфелем в руках. Гравированная табличка сообщает, что эта статуя была создана на деньги, «собранные детьми Индонезии» – очевидно, детишки экономили на своих школьных завтраках, чтобы почтить таким образом самого знаменитого индонезийского ученика.

В радости и в горе

Пожалуй, ни одна мусульманская страна мира не настроена по отношению к президенту США столь дружественно, сколь Индонезия – ну, разве что пальму первенства в благосклонности к Обаме у нее могла бы оспорить Нигерия, где по сей день живет многочисленная родня американского президента по отцовской линии. Несмотря на пару малочисленных демонстраций протеста, устроенных радикально настроенными исламистами в Джакарте, основная часть населения восприняла приезд Барака Обамы с супругой «на ура» – даже несмотря на досадный казус, происшедший в аэропорту.

Заключался он в следующем: министр информации Индонезии Тифатул Сембиринг, находившийся в делегации встречающих Барака Обаму официальных лиц, распространил чуть позже в социальной Интернет-сети Twitter сообщение о том, что он-де «против воли вынужден был прикоснуться к руке супруги президента США». Как консервативный последователь ислама, он, по его словам, попытался избежать прикосновения (касаться руки чужой женщины для мусульманина, как известно – харам, то есть грех), но Мишель Обама сама протянула к нему руки, причем настолько далеко, что увернуться, не нарушив протокола, оказалось попросту невозможно. Наверное, первой леди США попросту никто не сообщил об этой мусульманской традиции. Жаль – ведь даже американским солдатам и офицерам, служившим в Ираке, читали специальный курс уважительного обращения с мусульманами: нельзя при разговоре закидывать ногу за ногу, так как вид подошв обуви для мусульман оскорбителен; нельзя заговаривать с женщинами, а обращаться к ним лишь через сопровождающего мужчину, нельзя упоминать собак – эти животные нечисты… Впрочем, радует уже хотя бы тот факт, что Мишель Обаме подсказали перед выходом из самолета прикрыть волосы платком.
Несмотря на этот досадный инцидент, официальные представители индонезийского правительства проявили максимум радушия – как и большинство населения Джакарты. Увы, но худшего момента для своего визита Барак Обама, пожалуй, выбрать не мог: вот уже в течении двух недель страна скорбит о жертвах извержения вулкана Мегапи, которое принесло с собой множество разрушений и бед. Так же, как и после памятного «рождественского цунами» 24 декабря 2006 года, индонезийцы особо остро чувствуют свою беду и, что еще более страшно – беззащитность перед грозными катаклизмами. Да, – говорят они печально, – мы – бурно развивающаяся нация, страна, чья экономическая мощь крепнет с каждым годом… но мы по-прежнему бессильны перед природой. Прибыв в Джакарту, Барак Обама с первых же минут ухитрился обратить неудачно выбранное время посещения в своего рода символ надежды: он заявил, что прилетел в Индонезию в трудный час, чтобы показать жителям этой страны – Америка остается вашим другом в радости и в горе. Вслед за президентом США в Индонезию вот-вот должны прибыть десятки самолетов с гуманитарным грузом – прямо из Джакарты Обама распорядился по телефону о выделении дополнительных средств в помощь пострадавшим от извержения вулкана.

Трижды прошеный гость

Как-то до сих пор у Обамы не получалось прилететь в Индонезию, хоть и был он зван сюда уже трижды. Теперь, добравшись, наконец, до одной из своих «малых родин», президент США здесь не задержался: из-за того, что он торопился в Сеул, где его ждал саммит G20, визит пришлось сократить до минимума. Всего лишь 20 часов провел Барак Обама на индонезийской земле и многое из того, что было запланировано в повестке его пребывания, пришлось отменить. Сам он заявил по этому поводу, что надеется в ближайшем будущем не просто повторить свою поездку в Джакарту, но и взять с собой детей, поехать с ними вглубь страны, показать, где жил и учился их отец.

Против кого дружим?

Днем раньше, в Дели, Обама расточал похвалы «мировой державе Индии» – теперь он так же, но октавой ниже, расточал похвалы «бурно развивающейся Индонезии». Четвертая по площади страна мира задает тон в АСЕАН и по праву занимает свое место в «Большой двадцатке». По мнению Обамы, из-за своих тысяч островов эта страна оказалась на переднем крае борьбы за климат Земли – так что сотрудничество именно в этой области является приоритетным в отношениях между США и Индонезией. Его визит в Джакарту ознаменовался подписанием всеобъемлющего договора, предполагающего партнерство между двумя странами в вопросах прогнозирования землетрясений, извержений вулканов и цунами. Америка поставит Индонезии необходимую аппаратуру.

Несмотря на то, что Индонезия достигла политической стабильности и вместе с ней серьезного экономического роста, Америка от этого несет убытки: объемы ее торговли с этой страной уменьшается. На ее место немедленно рвутся соседние азиатские страны – в первую очередь, Китай. Обама заявил, что хотел бы это изменить. «Почему бы нам не стать вновь «номером один» на индонезийском рынке? – задался он риторическим вопросом. – Согласно разработанному мною пятилетнему плану, американский экспорт в Индонезию должен быть удвоен». Как индонезийская, так и американская пресса считает, что именно попытка отвоевать потерянные экономические и политические позиции и является главной причиной визита Обамы в Индонезию. «Все более самоуверенная, зачастую даже агрессивная риторика Пекина дестабилизирует регион и бросает вызов Соединенным Штатам» – подчеркивает эксперт по вопросам безопасности из Джакарты Юсуф Вананди. – «Вашингтон понял, что эту сложную проблему он не в состоянии решить в одиночку и зависит от друзей и союзников».

В устах Обамы эта же мысль звучит, конечно же, более дипломатично. Давая интервью одной из индонезийских журналисток, он примерно так описал отношения Америки с КНР: «Я желал бы видеть Китай успешным и богатым. Но Америка должна быть уверена, что все страны, в том числе КНР, остаются в международном правовом поле. Гигантский потенциал Азии лишь тогда может претвориться в жизнь, если сотрудничество будет усиливаться, а мир – сохраняться». В принципе, выстраивание своеобразного «антикитайского фронта» являлось подспудной темой Обамы уже в Индии. Его данное во всеуслышание обещание поддержать усилия Дели в получении места шестого постоянного члена Совета Безопасности ООН уже успело вызвать весьма негативную реакцию Пекина. Со столь же пристальным вниманием руководство Китая следит теперь и за усилиями Обамы заполучить на свою сторону Индонезию. Это обширнейшее островное государство, контролирующее большинство основных торговых морских путей региона, обладает не только стратегическим значением, но и располагает крупнейшими в Восточной Азии запасами полезных ископаемых. Плюс ко всему, в Индонезии имеется внушительная и весьма влиятельная китайская диаспора.
Обама подчеркнул также значение недавно созданного «Восточноазиатского саммита» (EAS), как «форума для дискуссий по вопросам международной политики и безопасности». В 2011 году очередной саммит должен пройти в Джакарте – и президент Америки впервые посетит его, это обещание он торжественно дал. В конце концов, Барак Обама осознает, кому обязан тем, что США стали членом этой организации: именно руководство Индонезии, преодолев сопротивление Китая, добилось того, что Америка получила членство. Так что, по мнению Обамы, сотрудничеству обеих стран ничто не препятствует и его нынешний приезд – «это только начало».