МНОГООБЕЩАЮЩИЙ БАРАК ОБАМА

Борис Немировский

oСаммит G20: между конфликтами и надеждами

Сразу после саммита в Южной Корее стало известно, что Федеральная резервная система США «вбрасывает» в оборот очередные сотни миллиардов долларов, что неминуемо ведет к падению курса американской валюты на рынке. Китай, Бразилия и даже сама Южная Корея высказали по этому поводу свою озабоченность – точнее, «озабоченными» оказались только южные корейцы, а вот китайцы и бразильцы попросту открыто возмущаются «протекционистской политикой Белого дома». Возможно, – заявляют представители китайских правительственных кругов, – Вашингтон этого не заметил, но его решение в очередной раз запустить печатный станок негативно отражается и на других странах с их валютами.

Перед самым началом сеульского саммита у США, похоже, неожиданно появился новый противник. Канцлер ФРГ Ангела Меркель, выступая перед более 100 топ-менеджерами со всего мира, подчеркнула, что она совершенно не приемлет идею Обамы о межгосударственном контроле над мировой торговлей. Идея эта, если отбросить множество дипломатических околичностей и малопонятных экономических терминов, довольно проста: страны-экспортеры должны добровольно ограничивать экспорт своих товаров ради установления «мирового экспортно-импортного баланса». В реальности это означает следующее: в данный момент на рынке США сложилась весьма неблагоприятная ситуация для американских товаров: они по многим позициям проигрывают зарубежным. Экспортно-импортный баланс в Америке ушел в глубокий «минус»: в Соединенные Штаты ввозится гораздо больше товаров, чем экспортируется из этой страны. По мнению Обамы, страны-экспортеры должны сами, добровольно, как говаривал товарищ Швондер, «в порядке трудовой дисциплины», ввести квоты на собственный экспорт в США. В пользу, так сказать, трудящихся Американщины. В первую очередь, это касается Германии и Китая: немецкие товары обгоняют американские по качеству, а китайские – как известно, по дешевизне.

Естественно, что ни Германия, 60% бюджета которой составляют именно доходы от экспорта, ни Китай не в восторге от этой мысли. «Многие американские фирмы в данный момент совершенно неконкурентоспособны на мировом рынке, – подчеркнула Ангела Меркель, – и естественно, что американские товары пользуются меньшим спросом. Это свободный рынок. Я не вижу причины, по которой мы должны вмешиваться в этот процесс». В случае, если Вашингтон, как прозрачно намекали некоторые представители администрации Белого дома, захочет ввести протекционистские пошлины на ввоз импортных товаров в США, – заявила канцлер, – это не прибавит американским товарам конкурентоспособности в мире, так что подобная «торговая война» заранее обречена на поражение.
При этом Ангела Меркель подчеркнула, что в вопросе конкуренции валют она по-прежнему остается на стороне Барака Обамы. Она предостерегла от искусственного влияния на курсы валют. «Политическое регулирование граничных показателей курсов невозможно оправдать ни с точки зрения экономики, ни с точки зрения политики, – полагает канцлер, – Это совершенно не сочетается с целями свободной мировой торговли». Впрочем, этот упрек в равной степени относится как к Пекину, так и к Вашингтону: решение ФРС о выделении 600 млрд. «свежих» долларов было воспринято в Европе, как говорится дипломатическим языком, «с большой озабоченностью». Свое недовольство этими действиями высказали даже бессменные и абсолютно лояльные союзники Америки – англичане.

Поездка в Японию

С окончанием провального для Барака Обамы саммита государств G20 в Сеуле, его азиатский вояж не завершился. Он не стал торопиться возвращаться к родным пенатам – вместо этого отправился в Японию, где принял участие в работе еще одного саммита – на этот раз стран, входящих в организацию Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС).

В японской Йокогаме президент США решил взять дипломатический реванш. Он пообещал Японии место постоянного члена Совета Безопасности ООН, а России – подписание договора по СНВ уже до конца 2010 года. Комментаторы сомневаются в том, что он сможет выполнить оба этих обещания.

Местная торговля

Встречаясь с японским премьер-министром Наото Каном, Обама решил в очередной раз испробовать прием, принесший ему успех всего лишь несколькими днями раньше в Индии. Он заявил, что администрация США приложит все усилия для того, чтобы в рамках реформы Совета Безопасности ООН Япония получила место шестого постоянного члена в этом органе. «Япония – лучший кандидат на получение места постоянного члена Совбеза», – подчеркнул Обама. Этим заявлением он надеялся снискать благосклонность страны, являющейся, кроме всего прочего, одним из крупнейших кредиторов США. Япония, наряду с Индией, ФРГ и Бразилией, давно уже предпринимает усилия ради того, чтобы стать шестым постоянным членом Совбеза, и теперь, если судить по словам Барака Обамы, она должна получить в своих устремлениях американскую поддержку.

Международная пресса и политологи оказались в тупике из-за этого заявления – и не случайно. Во-первых, несколькими днями ранее, как уже упоминалось, Обама пообещал американскую поддержку Индии: «Администрация США считает Индию наилучшим кандидатом на место шестого постоянного члена Совета Безопасности ООН, – заявил он во всеуслышание в Дели, – и предпримет все усилия, чтобы индийские устремления в этом направлении были осуществлены». Теперь он едва ли не теми же словами повторил то же самое в Йокогаме, только теперь вместо Индии в его речи фигурирует Япония. Учитывая тот факт, что предстоящая реформа Совбеза ООН предусматривает введение лишь одного нового места для постоянного члена – спрашивается: кому же именно собирается Обама оказывать поддержку? Накануне, пообещав помощь в этом вопросе Индии, он немало рассердил Китай: руководство КНР в ответ заявило, что намерено препятствовать тому, чтобы Индия получила членство в Совбезе. Теперь китайцы не стали реагировать на новые обещания Обамы, несмотря на то, что они не считают Японию достойной этого места так же, как не считают реальным кандидатом Индию – очевидно, реакции Пекина не последовало попросту потому, что китайское руководство убедилось в том, что за словами Обамы попросту ничего не стоит. «Шестой постоянный член Совбеза ООН» – это, как заметил комментатор газеты «New York Times», попросту такой продвинутый вариант пресловутой «кнопки перезагрузки»: одна кнопка выработала свой рекламный ресурс – теперь Обама изо всех сил жмет на другую. Наверное, если ему когда-нибудь приведется побывать в Бразилии – он и бразильцам пообещает поддержку США в получении этого пресловутого места. В реальности же, за этими словами попросту ничего нет – за исключением того факта, что теперь на Барака Обаму обиделись индийцы: они поняли, что президент США их, мягко говоря, «прокинул».

Очевидно, к такому же выводу пришли и японцы, потому что премьер-министр Наото Кан, выступая на итоговой пресс-конференции саммита АПЕК, ни полсловом не упомянул об инициативе Обамы, а предпочел подчеркнуть важность отношений с США и поблагодарить американское руководство за поддержку в территориальном конфликте с Китаем, а заодно – и с Россией. По словам Кана, спор между Японией и Китаем за архипелаг Синкаку еще раз продемонстрировал важность оборонного союза с США и необходимость присутствия в этом регионе американских военно-морских сил. Японский премьер несколько покривил душой: известно, что японцы весьма недовольны бездействием США в этом конфликте – по мнению Японии, спор за архипелаг Сенкаку подпадает под действие оборонительного договора с Америкой, но Белый дом предпочитает бездействовать.

Договор по СНВ – уже вчера

Впрочем, Наото Кан – не единственный лидер, которому Барак Обама в Йокогаме что-то пообещал. Встречаясь в рамках саммита АТЭС со своим российским коллегой Дмитрием Медведевым, президент США заявил, что американский Конгресс ратифицирует договор о стратегических наступательных вооружениях, подписание которого затянулось на целый год. Обама добавил, что документ будет одобрен в течение заканчивающихся полномочий законодателей, которых не переизбрали на новый срок – ведь известно, что демократы проиграли только что завершившиеся выборы в Конгресс и потеряли там свое большинство. Если нынешний состав Конгресса США не успеет провести ратификацию договора по СНВ – неизвестно, захотят ли республиканцы, получившие здесь большинство по результатам выборов, поддержать инициативу Обамы.

В реальности, этому российско-американскому соглашению остался, по сути, один-единственный шаг до воплощения в реальность. 16 сентября его одобрил сенатский комитет по международным отношениям – теперь ратификацию должен подтвердить парламент в полном составе. Обычно подобная процедура – не более, чем формальность, однако теперь ситуация изменилась. Республиканцы, получившие в Конгрессе большинство, могут и не захотеть ратифицировать договор – не потому, что враждебно относятся к России, а потому, что враждебно относятся к Бараку Обаме. За свое согласие они могут потребовать от президента уступок в каких-либо иных вопросах – не обязательно внешнеполитических. Так что Обама прав, намереваясь ускорить ратификацию договора по СНВ, пока он еще сохраняет контроль над Конгрессом: все понимают, что парламент так или иначе одобрит этот документ, но во что это обойдется Обаме – вопрос совсем другой. Так что, получается, обещание добиться этого одобрения еще до конца срока полномочий действующего состава Конгресса Барак Обама дал не столько Медведеву, сколько самому себе. Что из этого получится – неизвестно. Так или иначе, но в Вашингтон Обама возвращается, как говорится, несолоно хлебавши: с политической точки зрения, весь его длительный вояж не принес ни единого успеха.

2 комментария

  1. Спасибо за анализ. Всегда читаю Ваши сатьи с удовольствием. Одна неточность – в США нет парламента

  2. Olga, в США есть парламент. Двухпалатный. Нижняя палата – Конгресс, верхняя – Сенат. Парламент – это общее название для подобных организаций, а в разных странах он называется по-разному. Нельзя ведь сказать, что во Франции нет парламента, потому что там есть только Национальное собрание, а в Германии нет парламента, потому что немцы называют его Бундестаг и Бундесрат. 🙂

Комментарии закрыты.