САММИТ НАТО: ОТ МОСКВЫ ДО КАБУЛА

Борис Немировский

nПрошедший на прошлой неделе в Лиссабоне саммит НАТО внес ясность, как минимум, в два важнейших вопроса: уход войск Альянса из Афганистана и новое, беспримерно тесное сотрудничество с Россией. Комментаторы традиционно говорят об «историческом прорыве», но их слова, пожалуй, едва ли не впервые воспринимаются вполне серьезно.
Россия готова сотрудничать с НАТО в создании европейской противоракетной системы – это заявление президента РФ Дмитрия Медведева подвело своеобразную черту под многомесячными, порой весьма напряженными спорами между Белым домом и Кремлем. Его слова подтвердил и Генеральный секретарь НАТО Андерс Фогг Расмуссен: «С сегодняшнего дня мы работаем вместе», – подчеркнул он на итоговой пресс-конференции. Нельзя сказать, что эта новость стала неожиданной – еще когда Дмитрий Медведев объявил о своем намерении участвовать в лиссабонском саммите Альянса, многие стали строить прогнозы насчет возможных вариантов его намерений. После двух лет «замороженных» в результате «Пятидневной войны» с Грузией в августе 2008 года отношений между Россией и НАТО, после длительных и безуспешных препирательств и взаимных угроз, связанных с намерениями США разместить свои противоракеты и РЛС в странах Восточной Европы – в Лиссабоне наступила молниеносная, на взгляд сторонних наблюдателей, «оттепель» в отношениях. Что же кроется за столь стремительным сближением?

Старые песни о главном?

На самом деле, невзирая на всеобщую дружественную атмосферу и заверения во взаимном уважении и поддержке, ничего особо нового и, тем более, конкретного об отношениях между Россией и НАТО сказано не было. Мантры о «бывших врагах, нынешних друзьях» и о «стратегическом партнерстве во имя мира» распеваются уже третий десяток лет – с тех пор как завершилась Холодная война и распался Советский Союз. О «стратегическом партнерстве» говорил Гельмут Коль, когда Михаил Горбачев убирал советские войска из Восточной Германии, о «дружбе и сотрудничестве» напоминал Билл Клинтон, когда Борис Ельцин отдал приказ о перенацеливании российских ядерных ракет с территории США, и теперь Андерс Фогг Расмуссен сказал в своей речи, по сути, то же самое. Тем не менее, на сей раз имеется одно весьма существенное отличие. Так уж получилось, что за все минувшие годы в ответ на конкретные российские действия со стороны НАТО поступали весьма воодушевленные отклики… и никаких ответных шагов. Американские ракеты оставались нацеленными на территорию России, военные базы Альянса расположены теперь у самых российских границ, а уж о многочисленных случаях, когда НАТО принимала какие-либо важнейшие шаги, не посчитавшись с мнением российского руководства, и вспоминать не стоит – слишком долго. Следует четко отдавать себе отчет: у данного материала нет цели продемонстрировать, какие злые НАТОвцы и какая хорошая Россия – или наоборот. Приведенные выше примеры – всего лишь констатация фактов, нужная лишь для того, чтобы подчеркнуть отличие нынешней ситуации от тех, что имели место раньше.

Дело в том, что теперешнее российское руководство гораздо менее демократично, но зато гораздо более практично – и не спешит в ответ на дружелюбные заявления принимать какие-либо практические решения. Да, Медведев заявил о согласии России участвовать в противоракетном «щите» НАТО – но, во-первых, сразу подчеркнул, что Кремль готов рассматривать любые предложения, но лишь рассматривать, а не безоговорочно их принимать; во-вторых же, без обиняков задал прямой вопрос – а сколько это участие будет нам стоить? Ничего конкретного он так и не пообещал – просто сообщил, что «дверь для дальнейшей дискуссии открыта». «Мы будем участвовать на равных либо вообще не будем участвовать», – констатировал российский президент.

Если ориентироваться на слова Расмуссена, то будущее сотрудничество в создании противоракетной обороны будет концентрироваться по двум направлениям: защита военных подразделений и защита мирного населения. По его словам, это беспримерный шаг: «Впервые в истории страны НАТО и Россия вместе работают над своей обороной». В реальности, нынешние заявления трудно назвать «работой» – ничего конкретного пока еще не планируется. Единственная реальная договоренность, достигнутая в Лиссабоне, предусматривает обмен информацией между Альянсом и РФ, чтобы, как заявил Расмуссен: «получить более четкую картину того, что творится в небе над Европой». Конкретные же планы сотрудничества должны быть предoставлены до июня 2011 года. Так что заявления многочисленных лидеров стран НАТО об «историческом повороте» в отношениях с Россией выглядят, хотя и вполне искренними, но несколько поспешными.

«Бери шинель, пошли домой»

Еще одним важнейшим известием, пришедшим из Лиссабона, стала весть о том, что страны НАТО разработали стратегию поступательного ухода международного воинского контингента из Афганистана. Вслед за Америкой, Альянс покинет Гиндукуш к 2014 году. Главная цель разработанной стратегии – передать всю полноту ответственности афганскому правительству, а проведение ее в жизнь начнется с января будущего года.

Как заявил Андерс Фогг Расмуссен, в ближайшие месяцы международный миротворческий контингент ISAF начнет «район за районом, провинцию за провинцией» передавать под полный контроль афганской армии и афганской полиции. Это, впрочем, не означает, что НАТО, по завершении этой процедуры, попросту уберется восвояси и оставит Афганистан лицом к лицу с его многочисленными проблемами. «Мы будем терпеливо ждать каждый раз, если наши афганские партнеры окажутся неготовыми к следующему шагу», – подчеркнул Генеральный секретарь НАТО.

Вслед за Расмуссеном, о примерных сроках вывода своих войск объявили и руководители стран и правительств НАТО. Так, канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Бундесвер начнет свой уход в 2012 году – в данный момент в составе ISAF насчитывается около 5000 военнослужащих. Министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг подчеркнул, что для британских «томми» военные действия в Афганистане закончатся самое позднее в 2015 году. Президент США Барак Обама назначил начало вывода американских войск на июль 2011 года – американцы, таким образом, начнут покидать Афганистан раньше всех.

Сможет ли афганское правительство, как это планируется, уже с 2011 года постепенно принимать на себя ответственность за безопасность в провинциях, которые будут покидать международные войска, зависит напрямую от текущей обстановки, а также от стабильности работы местных органов власти, – считает Марк Сэдвилл, Верховный гражданский уполномоченный НАТО по Афганистану. Международный контингент, по его словам, не будет торопиться с окончательным уходом из регионов своей дислокации – будут сохранены опорные пункты, в чьи обязанности будет входить постоянное оперативное наблюдение за обстановкой. «Мы сокращаем наше присутствие до минимума, – подчеркнул в своем выступлении Седвилл, – но не уходим совсем».

Параллельно с процессом передачи ответственности афганскому правительству, НАТО намеревается ускорить обучение и вооружение национальной армии и полиции Афганистана. До октября будущего года количество афганских солдат и полицейских должно быть увеличено с 260 тысяч до 306 тысяч человек. При этом, отмечают военные эксперты НАТО, обучение и вооружение афганских боевых частей давно уже стало серьезнейшей проблемой из-за массового дезертирства – очень многие новоиспеченные солдаты и полицейские предпочитают уйти в новом обмундировании и с полученным оружием, в лучшем случае – домой, в худшем – прямиком к талибам. Кроме того, специалисты считают, что кабульское правительство в данный момент слишком коррумпировано, нестабильно и неспособно просуществовать сколько-нибудь длительное время без прямой военной поддержки из-за рубежа. Таким образом, несмотря на конкретные сроки выхода из Афганистана, принятые на лиссабонском саммите НАТО, в данный момент реальные последствия этого плана никто просчитать не в состоянии.