ШПИОН, ВЕРНУВШИЙСЯ В ХОЛОД

Хаим Грець

pПремьер-министр Российской Федерации Владимир Путин в очередной раз посетил страну, которую может считать своей «малой Родиной» – Германию. Несмотря на серьезные шаги, которые Россия делает навстречу Европе и, в частности, ФРГ, отношения между Путиным и Ангелой Меркель остаются натянутыми.

Герхард Шредер, прозванный у себя в стране «русским немцем» за свою беспорочную службу «Газпрому», начатую, как поговаривают злые языки, еще в то время, когда он был канцлером ФРГ, в очередной раз подсуетился: вечером минувшего четверга, когда официальный визит Путина еще не начался и российский премьер только-только прибыл в Берлин, экс-канцлер буквально перехватил своего друга-«демократа чистой воды» из-под носа у немецких правительственных чиновников и утащил его ужинать в один из VIP-ресторанов столицы Германии. Там, за трюфелями «а-ля ризотто» и красным вином закадычные друзья болтали, шутили и смеялись до полуночи. Это, пожалуй, было единственное за последние два года «политическое мероприятие» Шредера, которого немцы не без оснований считают, согласно опросам, вторым из худших послевоенных канцлеров страны (пальму первенства по-прежнему сохраняет за собой консерватор Курт Георг Кизингер, возглавлявший крайне неудачное «черно-красное» правительство с 1966 по 1969 год), и которого даже собственные товарищи по партии на минувших парламентских выборах просили поменьше участвовать в предвыборной кампании, чтобы не отпугивать избирателей.

Премьер Германии в очередной раз доказал, что русскому медведю поздние посиделки в ресторане нипочем – на следующий день он начал официальный визит свежим и бодрым, чего нельзя было сказать о его немецкой коллеге Ангеле Меркель – она выглядела усталой и замотанной после трудных переговоров с ирландским правительством, которое она накануне активно «разводила» на взятие европейского кредита. Наверное, именно поэтому Меркель уделила Путину для разговора с глазу на глаз всего лишь 45 минут – меньше времени с ней, кажется, общался до этого лишь Виктор Янукович в бытность свою украинским премьер-министром. Как известно, для разговоров друг с другом Путину и Меркель переводчики не требуются, что называется, дважды – российский премьер после своего «дрезденского полковничества» вряд ли уже когда-либо разучится говорить по-немецки, а немецкая канцлер совершенно свободно разговаривает на русском языке – неудивительно, после докторской диссертации по ядерной физике, защищенной не где-нибудь, а в Курчатове.

Несмотря на лингвистическое взаимопонимание, порой складывается впечатление, что Ангела Меркель и Владимир Путин разговаривают друг с другом, соответственно, по-китайски и по-грузински: настолько различны иногда оказываются их позиции. В данный момент в отношениях между Россией и Европой – явное потепление, тем более заметное после длительного периода охлаждения, наступившего после «пятидневной войны» на Кавказе в августе 2008 года. В Лиссабоне Дмитрий Медведев пообещал НАТО «новую эру сотрудничества». В Берлине Владимир Путин продвигает идею экономического сообщества «от Лиссабона до Владивостока». В самой Европе прогнозируют вступление России в ВТО уже в 2011 году, Грузия там или не Грузия. Все это оставляет Ангелу Меркель совершенно нечувствительной: «Железная фрау» по-прежнему не доверяет ни Путину, ни России – как человек, хлебнувший в молодости «развитого социализма» по самое «не балуйся», госпожа канцлер по-прежнему склонна рассматривать нынешнюю Россию как своего рода несколько усохший, но такой же опасно-непредсказуемый Советский Союз. Следует признать, кстати, что у нее для этого есть все основания: у российского руководства в вопросах отношений с Западом, как известно, бывает на неделе до двенадцати с половиной пятниц. Нынешний период потепления совершенно не означает, что завтра он не сменится очередными заморозками.

Очевидно, именно поэтому во время нынешнего посещения Путина Меркель напустила столько холода, сколько вообще можно было, учитывая рамки дипломатического протокола. На тесные дружеские отношения, якобы связывающие российского премьера с Герхардом Шредером, это совершенно не похоже – впрочем, любые открытые проявления слишком бурного дружелюбия госпожа канцлер, как известно, тихо презирает. Даже когда на нее бурно набрасывается с поцелуями ее ближайший друг Николя Саркози, она с видимым усилием переносит его излияния, словно человек, стойко терпящий восторги щенка сенбернара, слюнявящего его лицо и руки. Путину она попросту не верит – уж скорее, готова признавать «прозападного» Дмитрия Медведева, да и то – на своей территории она предпочитает говорить как с одним, так и с другим о правах человека, о демократии и свободе печати, а не о свободной экономической зоне и не о «Южном потоке».

Тем не менее, госпожа канцлер все-таки удержалась в рамках дипломатической вежливости и выдавила из себя несколько комплиментов в адрес гостя. Так, идею свободной экономической зоны она назвала «провидческой» – впрочем, как известно, в своих видениях российский премьер уже успел пойти куда дальше: теперь его занимают проекты общеевропейской экономики от Лиссабона до Владивостока, а также совершенно невероятная идея общей для России и Евросоюза валюты, которая, впрочем, должна сохранить свое теперешнее название «евро» – об этом премьер упомянул в дискуссии на экономическом конгрессе в Берлине. Главная цель всей этой футуристической картины Европы, по словам Путина – «ассоциированное партнерство» между Россией и ЕС, которое, по его мнению, по политической значимости может сравниться с воссоединением Германии.

Такое количество пафоса, да еще и в исполнении обычно весьма скупого на слова и видения Владимира Путина, для Ангелы Меркель не слишком приятно. Она поспешила «укоротить молодца», заявив примерно следующее: «Мне придется налить в Ваше вино немного воды, – обратилась она к российскому премьеру, – так как шаги, предпринятые в последнее время Россией, ведут, скорее, не в европейском направлении». В качестве примера она назвала Таможенный союз между Россией, Казахстаном и Белоруссией – Меркель считает это образование, скорее, конкурирующим по отношению к ЕС. Что ж, остается почтительно посоветовать Владимиру Владимировичу в следующий раз посылать в Германию вместо себя Медведева. Как говаривал Азазелло: «Пусть бы ездил Бегемот – он обаятельный».