ШВЕДСКИЕ СТРАСТИ

Юлия Нильссон

sЯ провела в Швеции довольно много лет своей жизни. Фотографий накопилось много – страна красива, разумна, порядочна и её очень легко уважать. Полюбить её я так и не смогла. Но поговорить о любви мне хочется. О страстной шведской любви. Речь идет, конечно же, о любви к природе.

На самом деле, если шведы вообще способны на какую-либо страсть, то это именно страсть к природе. “У природы нет плохой погоды, – считают они. – А тем более у шведской природы, потому что она упоительно прекрасна и восхитительно хороша, она скромна и мила, как юная дева, о которой надо постоянно заботиться, и она мудра, как преданная мать, заботящаяся о нас, своих детях. Естественно, все времена года прекрасны по-своему”.

С преувеличенным оптимизмом встречает шведское население наступление весны, и неискушенным может показаться, что именно это и есть любимое время года всего народа. Однако в июне вы можете поменять свое мнение, понаблюдав за жизнерадостными притопами и прихлопами шведов, отмечающих приход лета веселым хороводом вокруг украшенного цветами “майского шеста”. Лето шведы обожают. Они с удовольствием подставляют бледные лица скромному северному солнцу и устремляются всей нацией в крошечные летние домики в лесах и шхерах, для того чтобы там с восхищением предаться единению с природой.

В августе шведы с ничуть не меньшим удовольствием встречают осень. Первые признаки прихода осени – августовские гастрономические утехи в виде поедания на зелёных лужайках свежевыловленных в ручьях или гастрономах раков. Еще одна точная осенняя примета – вереницы детей, тянущихся в школы, и появление в школьных дворах огромного количества непуганных белок. Ребятня никогда не бросает в них камнями и не тычет пальцами. Шведские дети впитали любовь к живой природе с молоком матери и поэтому с удовольствием предаются спокойному наблюдению за зверьками.
Мила шведам и зима. Она приходит в декабре вместе с днем Санта Люсии – блондинки в ночной рубашке, с венком со свечами в волосах. Она тоже любит природу и поэтому, не опасаясь простуды, разгуливает со своей полуголой свитой по холоду и снегу, распевая ангельские песни и требуя взамен горячий кофе и печенье с интригующим названием «пеппер кака».

Самая большая мечта любого Свенссона – спасти живую природу от пагубного влияния человека. Шведы относятся к природе своей страны с исключительным уважением. Они топят не углем, а опилками – пусть дорого, зато в небе не увидишь вредного черного дыма. При этом, дерево и опилки закупаются, к примеру, в Польше – чтобы не вырубать собственные леса. Швеция первой в мире стала отказываться от бензина в пользу биотоплива.

Помню, как лет 20 назад меня удивила одна телевизионная новость. Диктор сообщил, что на шведских полях уродилось слишком много пшеницы, населению столько хлеба не требуется, и поэтому поля будут засеяны полезными для человека хвойными лесами. Замечательно, не правда ли? Как, например, и регулярная химчистка озер, которую Швеция производит после кислотных дождей, приходящих из Европы.

Еще одно проявление любви и уважения к своей родине – аккуратно рассортированный мусор. Граждане страны дружно выкидывают ненужные бумаги в один мусорный контейнер, стекло в другой (вернее, в другие – отдельно цветное стекло, отдельно белое) и с удовольствием сдают на переработку пластиковые бутылки. Самым популярным словом уже давно является “ресайклинг”, индустриальная переработка вторичного сырья, и если бы все ненужные старые газеты и журналы в остальных странах мира шли на переработку так, как это делают в Швеции, то это ежегодно спасало бы 250 миллионов деревьев на планете Земля.

Кстати говоря о грамотном подходе к ресайклингу и бизнесу вообще, эксцентричный швед имени Курт Дегерман после личного кризиса в подростковом возрасте, бросил школу и выбрал альтернативный жизненный путь – он регулярно рылся в мусорных баках в поисках жестяных банок, а деньги, заработанные от их сдачи, больше 30 лет вкладывал в акции успешных шведских компаний. Финансовый гений оставил после себя состояние в 1,1 миллион фунтов стерлингов и старенький велосипед, на котором он разъезжая по городу, собирая банки в мешки, привязанные к рулю.

В шведских магазинах всё чаще встречаешь бумажные пакеты, ведь согласно официальным данным, житель, например, Великобритании использует в среднем около 167 полиэтиленовых пакетов в год, что вместе составляет около 10 млрд пакетов. А срок окончательного распада полиэтилена – 500 лет!

Любовь к природе выражается и в заботе шведов о животных. Причем не только о домашних любимцах, но и абсолютно обо всех творениях природы, даже тех, кто опасен для шведской жизни, как, например, национальный символ страны – лось.
Огромные животные часто являются причиной гибели людей в дорожно-транспортных происшествиях. Однако это не останавливает шведов в их трогательной заботе о прекрасных созданиях. Если лоси, отправляясь зимой через замёрзший Ботнический залив навестить свою родню в Финляндии, оказываются на льдинах, оторванных от ледяного массива, в бой за их жизни немедленно вступает всё военно-морское командование Швеции. К «путешественникам» направляют вертолеты с кормом, в критических ситуациях животных доставляют со льдин на берег, где местные лесники выполняют роль снимающих стресс лосиных психотерапевтов.

Спасённые лоси выказывают свою благодарность, размножаясь с бешеной скоростью, которой могут позавидовать даже кролики и хомяки – признанные чемпионы по этому виду спорта. Наконец численность огромных животных стала просто угрожающей для автомобилистов. И всё же правительство решило и постановило, что прежде чем дать разрешение на отстрел, надо попытаться найти более гуманное решение проблемы.

Продолжение истории известно. Лесники, проведя подробные наблюдения, доложили, что лоси опасаются волков и не переносят запаха их мочи. Работники шведской службы безопасности движения решили опрыскать придорожные рвы соответствующей субстанцией. Но поскольку волки (даже ради благого дела!) сдавать мочу не захотели, шведские ученые, которые, естественно, тоже очень любят живую природу, не поленились потратить свое драгоценное время и государственные капиталовложения на то, чтобы создать синтетический волчий “мочезаменитель”. Сотворённый состав в лабораторных пробирках развесили по придорожным деревьям. Но лоси оказались не дураки и догадались, что волк на дерево не полезет, даже если ему очень приспичит. Поэтому правительству пришлось всё же открыть сезон лицензионной ограниченной охоты. А лоси и зайцы-террористы продолжают бросаться под колеса шведских машин и сегодня.

Лично слышала серьёзное объявление по шведскому авторадио. В связи с тёплой зимой, упавшие на землю дикие яблоки не покрылись снегом, а забродили, превратившись в лакомство для лосей. «Пьяные» лоси стали еще охотнее выскакивать на дорогу, и водителей попросили быть особенно осторожными.
Еще один, на мой взгляд, курьёз – серьёзнейшие дебаты во время вступления Швеции в Европейский Союз. Камнем преткновения, вызвавшим нескончаемые заседания Парламента, общегосударственные прения на страницах газет, бесконечные теледискуссии и радиодиспуты, стали … размеры клеток для кур-несушек. «Брюсселю» не понравилось, что у шведок они оказались гораздо большего метража, чем у остальных европейских наседок, но шведы наотрез отказывались урезать жилплощадь своим курочкам – этим прекрасным творениям природы.

И последняя забавная история. Любуюсь я как-то у окна картинками неброской шведской весны – распустившимися на клумбе тюльпанами, чистенькими кроликами, которых на поводке вывели на прогулку дети, толстыми котами, греющимися на солнышке, смешной собачонкой, неспешно прогуливающейся в одиночестве. Беспризорных животных в Швеции нет (и быть не может!), и даже невооруженным взглядом видно, что у этой самостоятельной собачки есть заботливый хозяин – она подстрижена, причесана и явно очень любима, как и любое шведское животное, имеющее свой регистрационный номер, паспорт, место прописки и … заплатившее налоги. Да-да, с собак тоже взимают налоги, как со всех прочих разных шведов. Между прочим в 70-е годы на муниципальной службе Стокгольма даже состоял некто по имени Стив или Сив Густавсон, который умел лаять несколькими способами, соответствующими разным породам собак. Он лаял на городских улицах, вызывая ответный лай собак и собирая информацию о владельцах, которые не платили на них налоги.

Но вернёмся к моей показательной весенней истории. В открытое окно влетает большой майский жук. «Поймаем?» – с энтузиазмом предлагаю я шведскому родственнику. Глаза шведа округляются: «Как мы можем? А вдруг он чей-то?»…

2 комментария

  1. “Это кто стоит на месте? Это фины к нам бегут”. Интересно на шведов это тоже распространяется?

Комментарии закрыты.