КОНСТАНТИН РАЙКИН В СПЕКТАКЛЕ «КОРОЛЬ ЛИР»

Н.Т.

Премьера спектакля театра «Сатирикон» «Король Лир» в постановке петербургского режиссёра Юрия Бутусова состоялась 6 октября 2006 года. В тексте спектакля «Король Лир» использованы переводы Б. Пастернака, А. Дружинина, Н. Кетчера. В роли короля Лира – Константин Райкин. За эту роль он был удостоен Национальной театральной премии «Золотая Маска» (сезон 2006 – 2007).

Юрий Бутусов рассказывает историю, в которой распад семьи, распад страны и распад личности связаны друг с другом. Режиссёр прочёл «Короля Лира» через своего любимого автора – С.Беккета и через эстетику театра абсурда. Это хлёсткий и резкий эмоциональный спектакль – неустаревающая история о сущности и границах власти, родстве и одиночестве.

Спектакль был горячо принят театральными критиками. Вот некоторые из рецензий:

***

Константин Райкин играет Лира не королем, но озабоченным, упёртым, сосредоточенным на какой-то важной для одного него мысли человеком. В игре его многое может казаться не слишком ясным, пока вдруг не придет ощущение, что райкинский Лир очень хочет сойти с ума – не боится безумия и не притворяется ненормальным, но истово жаждет помутнения рассудка.

От спектакля в памяти остаются прежде всего две райкинские сцены. Одна – во втором акте, когда главный герой буквально вырастает на авансцене из вороха газет и силой своего дарования сжимает в кулаке зрительское внимание, произнося действительно безумный и одержимый монолог. Вторая – финал, в котором Лир суетливо мечется между телами дочерей, пытаясь каждое из них прямо усадить на табуреты перед тремя роялями. Мёртвые дочери оседают и падают, а Лир неустанно поправляет и поправляет их поочередно, пока свет не затухнет окончательно. Его мечта осуществилась, он стал безумным. Но за это лишен избавления смертью и обрёчен на муку одиночества.
Олег Зинцов, «Ведомости»

***

Король Лир – Константин Райкин во всем своем великолепии – находит самый короткий и верный путь к сердцу зрителя – через невероятный юмор и пробивающее все шекспировские брони человеческое обаяние, добиваясь неимоверного сострадания. Сцены в спектакле, когда, наблюдая за его крепким, бодрым, энергичным, но начинающим уже впадать в детство Лиром, не знаешь, что делать – плакать или смеяться, – лучшие сцены.
Марина Давыдова, «Известия»

***

«Век вывихнут» – так было в «Гамлете». В сатириконовском «Короле Лире» век не просто «вывихнул сустав», он бьется в эпилептическом припадке.

«Не дай мне Бог сойти с ума» – это призыв не для персонажей бутусовского спектакля. И главное – не для Короля Лира (Константин Райкин), который совсем даже и не король. Просто человек, что, кажется, сам и вытащил ненароком из шаткой конструкции мироздания последнее скрепляющее звено. Поди теперь собери…

…Наверное, это самая странная роль Райкина. Его Лир неуловим и необъясним. Он может быть деспотом, капризным стариком и ребёнком, которому все позволено и который не ведает, что творит. Не понимая сути происходящего, начнёт обвинять всех вокруг в грехах и пороках. И лишь один раз случится страстный и искренний монолог в зал, что называется, «на разрыв аорты» – в сцене бури, когда, расшвыряв летящие в лицо газеты, Лир и Райкин станут одним целым, человеком с мощной, отчаянной энергетикой…
Ирина Алпатова, «Культура»

***

Лир Константина Райкина, кажется, очень долго не догадывается, как дьявольски охладел к нему мир. Истина рушится на него шаровой молнией лишь в сцене бури. Во мраке, один у рампы король кричит небесам: «Я ваша жертва! Бедный! Старый! Слабый! …Неприкрашенный человек и есть именно это бедное, голое двуногое животное, и больше ничего». Здесь Лир Райкина грозен силой игры. Неутешен, как Иов. Вся сцена – под током.
Елена Дьякова, «Новая газета»

***

Константин Райкин, как всегда, во всем блеске своего обаяния в великой трагической роли. Его Лир спит на раскладушке, бегает по сцене в семейных трусах и так швыряет прочь черную шапочку, именуемую в простонародье «киллеркой», словно это и есть корона, которой он пренебрег. Лучшим куском роли стал монолог Лира: «Дуй, ветер, дуй, надувши щеки!». Константин Райкин произносит его так отчаянно, что видны и горечь, и сладость его противостояния стихии природы. Его персонаж открывает в себе умение любить и ненавидеть так, как мудрец достигает высот, отдавшись на время во власть глупости.

Последняя сцена прощания Лира с мёртвыми дочерьми – самая мощная. Ещё недавно девичьи фигуры за фортепиано были полны жизни. И вот их мертвые тела – на крутящихся креслах. Лир пытается их усадить, как если бы они были живые. Тела падают. Он, безумный, их поднимает, опять усаживает. Его дочери потрясающе красивы в этот момент. Пластика безжизненных силуэтов, движение того, что будет навек, – самая яркая находка этого спектакля.

Пьеса очень удачно подобрана именно для этого театра: здесь любят масштабные страсти, яркую, экспрессивную манеру игры. Лучшие актёры умеют подниматься до трагифарсового звучания. Поклонники стиля «Сатирикона» всегда знают, чего им ждать от новых постановок, – это картина, написанная масляными красками, причем широкими мазками.
Марина Квасницкая, «Россiя»


В Хьюстоне спектакль на киноэкране будет показан 21 сентября в 7 часов вечера в Русском Культурном центре «Наш Техас». 713-395-3301. Билеты на сайте: https://www.showclix.com/event/king-lear-on-the-big-screen

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*