ЗА ЧТО АРЕСТОВАЛИ ГЛАВУ «ВСЕМИРНОЙ ПОЛИЦИИ»?

Борис Немировский

С головой Интерпола китайцем Менг Хунвеем творится что-то странное и непонятное: в конце сентября его жена сообщила о том, что ее муж исчез, потом из Китая пришло сообщение, что он был арестован в КНР по подозрению в коррупции, а утром 8 октября мир узнал, что он просто-таки из-под ареста подал в отставку со своего поста. С тех пор о нем попросту ничего более не было слышно, жив ли он вообще? Что же такое творится с важным международным чиновником?

Официально, китайские следственные органы начали против господина Менга дело, подозревая его, как отмечается в сообщении, «в коррупции, получении и даче взяток, а также других незаконных действиях». О серьезности выдвинутых обвинений можно судить уже хотя бы по тому факту, что судить его должен Высший антикоррупционный суд КНР – значит, речь идет отнюдь не о каких-либо несущественных правонарушениях. Однако непонятным остается один ключевой момент. Жена Менг Хунвея сообщила во французскую полицию о том, что ее муж пропал, из-за того что он получил в 2016 году пост президента Интерпола, жили супруги Менг во Франции, в Лионе, где находится интерполовская штаб-квартира. А арестовали его в Китае, куда он, как заявляют представители китайских властей, прилетел с официальным визитом. То есть, получается так, что Менг Хунвэй официально улетел из Франции в Китай, но его собственная жена об этом не имела ни малейшего понятия (потому и обратилась к французской полиции), до того самого момента, как китайцы его арестовали? А после этого он, находясь в Пекине за решеткой, еще и официально подал в отставку, которую в Интерполе быстренько приняли? Очень интересная ситуация, чем-то напоминает, скорее, похищение международного чиновника и давление на него, чем законный арест.

«ЗА ЧТО МЕНЯ?»

Впрочем, китайские представители так, конечно, не считают. Партийная комиссия во главе с министром общественной безопасности КНР Вэй Кеджи заявила, что действия против первого китайского шефа Интерпола являются «своевременными, вполне оправданными и разумными». Они, мол, демонстрируют всему миру «решительную позицию Центрального Комитета Коммунистической Партии Китая во главе с лидером партии и государства Си Цзиньпином, желание твердо руководить партией и действенно бороться с коррупцией». «Никто не стоит выше закона, – подчеркнула комиссия в своем заявлении. – Тот, кто нарушает закон, должен быть строго наказан».

Подобные действия против, наверное, самого известного в мире китайского полицейского, конечно же, породили огромное количество слухов и спекуляций в прессе. Высказываются предположения, что 64-летний Менг Хунвэй участвовал в какой-то чисто китайской борьбе за власть, находясь на стороне противников Си Цзиньпина. В свое время он сделал блестящую карьеру в министерстве общественной безопасности (так называется в КНР министерство внутренних дел), добравшись до должности заместителя министра, но это было во времена министра Чжоу Чонгканга, который в 2015 году был отстранен от должности и осужден на пожизненное заключение, за то что он осмелился быть соперником Си Цзиньпина. Сам президент Китая вообще заявлял тогда, что министр Чжоу «находился во главе антикитайского заговора».

Но казалось, что Менг Хунвэй избежал участи своего шефа и его ни в коей мере в заговоре не подозревали, именно поэтому Китай «продавил» в 2016 году его кандидатуру на должность шефа Интерпола. Он вообще стал первым китайцем на этом посту и в Китае им весьма гордились. Тем непонятнее становится его нынешний арест. Эксперты отмечают, что таким образом репутации КНР был нанесен серьезный ущерб, особенно китайским попыткам с помощью назначения собственных представителей в международных организациях увеличить влияние Китая в мире и получить лидирующие позиции в этих органах. Именно как успех Китая расценивалось в 2016 году назначение Менга шефом Интерпола.

Следует, правда, отметить, что его кандидатура уже тогда вызвала у многих большие сомнения – прежде всего, у правозащитников по всему миру. И именно при его председательстве участились случаи, когда по ордерам Интерпола арестовывались диссиденты и правозащитники, которых «подавали в розыск» диктаторские режимы Северной Кореи, России, других диктатур мира. А уж аресты по «интерполовским» представлениям китайских диссидентов стали просто регулярными. Однако арестовали (или все же похитили?) его китайцы уж точно не за это.

ТРИЛЛЕР С ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Теперь, согласно уставу Интерпола, эту организацию временно возглавил первый заместитель Менга – Ким Чен Ян. Несмотря на фамилию Ким, этот человек – не родственник северокорейского диктатора, он родом из Южной Кореи (просто у корейцев фамилия Ким – это все равно, что у русских – Иванов или у британцев – Смит, она очень распространена). Новый же постоянный руководитель должен быть избран на 87-й сессии Генассамблеи Интерпола в ноябре. Сессия эта состоится в Дубаи, причем преемник Менга, кто бы он ни был, станет руководителем этой организации только до 2020 года – то есть, на срок, который остался его предшественнику. Официальные должностные лица Интерпола, конечно, сообщили, что они, как и раньше, «служат своей миссии объединения усилий всех полицейских мира» и делают вид, что ничего удивительного не произошло.

Однако, как уже отмечалось, ситуация остается крайне непонятной. Начиная с того, что Менг – первый в истории шеф Интерпола, который был арестован (а зная китайское правосудие, можно уже сейчас говорить, что и осужден), и заканчивая рассказом госпожи Грейс Менг, жены Менг Хунвея, о том, что ее муж перед исчезновением прислал ей СМСку: смайлик в виде ножа – сигнал опасности. Более того, на пресс-конференции она прятала лицо, опасаясь за свою безопасность.

Комментаторы теряются в догадках: одни говорят, что арест Менга – это просто эпизод борьбы за власть в Пекине (в частности, такое мнение высказывает профессор Чикагского университета Далия Ян). Другие – что Менг, мол, «не оправдал надежд и предал свою страну», передав на Запад какую-то важную информацию о китайских силовых органах. Третьи говорят, что он, мол, за деньги «клал под сукно» списки китайских коррупционеров, которые бежали из КНР, и не объявлял их в международный розыск.

Кампания борьбы с коррупцией продолжается в Китае уже шестой год подряд. Она была начата президентом Си Цзиньпином и используется им, в частности, для расправы с противниками: те, кто против него, автоматически обвиняются в коррупции. До сих пор жертвами этой кампании стал целый ряд высших должностных лиц и богатых бизнесменов. Трудно сказать, действительно ли они коррупционеры или нет, но точно одно: за шесть лет никто из последователей «товарища Си» за решетку не загремел. Только противники.

Таким образом, нельзя быть уверенным и в том, является ли коррупционером Менг Хунвэй. Ясно лишь одно: это первый случай, когда Китай «протянул руку» за границу, чтобы добыть оттуда собственного гражданина, который является международным чиновником. И у этого триллера уже точно будет какое-то продолжение.