«БРАЗИЛЬСКИЙ ТРАМП» – ДРУГ ИЗРАИЛЯ?

Борис Немировский

Победитель президентских выборов в Бразилии Жаир Болсонаро – человек, доселе почти никому в мире неизвестный. О нем говорят разное: его называют «правым популистом» и даже «фашистом», его считают «бразильским Трампом» за радикальные взгляды и любовь к высказываниям в социальных сетях, а еще во время предвыборной гонки он провозгласил себя другом Израиля и пообещал перенести бразильское посольство из Тель-Авива в Иерусалим – вслед за американским. И выгнать из своей страны посольство Палестинской автономии.

Второе имя Жаира Болсонаро, между прочим – Мессия. Жаир Мессия Болсонаро – именно таким образом был он внесен в список кандидатов в президенты Бразилии. И теперь, после его победы, многие бразильцы и в самом деле взирают на него, словно на спасителя: по их мнению, именно он должен вытащить из затянувшегося кризиса огромную южноамериканскую страну. Одновременно бразильские интеллектуалы и «левые» демократы бьют тревогу: в их глазах Болсонаро – это нечто среднее между Гитлером и Пиночетом. Кто же он такой на самом деле – новый, законно и демократично избранный президент Бразилии?

Большинство бразильцев, не говоря уже о жителях других стран, вообще ничего не знали об этом человеке, пока он не выдвинул свою кандидатуру на пост бразильского президента. А большинство тех, кто его знали, попросту его недолюбливали. И высказывали свою нелюбовь на протяжении всей предвыборной кампании громко и отчетливо.

Журналисты, деятели культуры, интеллектуалы – все эти люди ненавидят Болсонаро по сей день. Они видят в нем опасность для республики: новый президент – авторитарная личность, фашист, готовый превратить Бразилию в Германию или Италию тридцатых годов. Откровенно говоря, вряд ли столь громкие и эмоциональные заявления можно считать соответствующими действительности. Скорее, это просто эмоции.

Болсонаро был избран не только из-за своей программы, в которой он всеми силами подчеркивает свою приверженность к верховенству права и соблюдению порядка, но, как минимум, еще и за то, против чего он выступает: против левачества, культурного марксизма, закоснелой и опротивевшей многим чрезмерной политкорректности. Он пришел к власти, так как стал символом отказа от левопопулистской политической культуры, для которой цель – сохранение собственной власти – на протяжении долгих лет оправдывала многие негодные средства: от лжи до коррупции. Леволиберальная Бразильская рабочая партия под руководством предыдущих президентов – Лулы и Руссеф – настолько успешно подавляла государство, экономику и даже культуру страны, что выстроенная «левыми» политико-культурная система получила в Бразилии даже отдельное название: «петизм» (от сокращенного названия партии: PT или Partido dos Trabalhadores). Болсонаро – это своего рода ответная реакция на многолетнее правление «левых».

НЕ-ТРАМП

Экс-президент Бразилии Луис-Инасиу Лула да Силва, отсиживающий в данный момент свой срок в тюрьме за коррупцию, почти всю свою жизнь провел на политической сцене. Он умел обращаться к публике и мобилизировать массы. Болсонаро, напротив, вряд ли кто-нибудь сочтет сколько-нибудь приличным оратором. Однако, он, в свою очередь, отличается тем, что если уж что-то говорит, то говорит, что думает. Даже, если то, что он думает, лучше было бы придержать и не выпаливать в белый свет, как в новую копейку. Своими высказываниями он уже успел оскорбить огромное количество людей и групп – от женщин до гомосексуалистов, от левых либералов до палестинцев – так что нет ничего удивительного в том, что его прозвали «бразильским Трампом». В самом деле, некоторые риторические параллели между этими двумя «охальниками» можно провести, тем не менее, сравнение это неверно.

Несмотря на то что Болсонаро кое-кому и кажется столь же самовлюбленным, как Дональд Трамп, его отличает от Трампа, как минимум, одна определяющая черта характера: он сознает собственные границы, он не раздувает свое «эго» до невероятных размеров. Дилма Руссеф, воспитанница и наследница президента Лулы – экономист по образованию и, как таковая, была уверена, что может управлять бразильской экономикой. Болсонаро вообще не считает, что может ею управлять – он прямо заявляет, что в экономике смыслит удручающе мало.

Поэтому экономикой для него и для Бразилии, по его словам, должен заняться Пауло Гуэдес – экономист с мировым именем и крайне нетрадиционными воззрениями. Он обучался в чикагском университете, на кафедре у одного из наиболее известных экономистов мира – Милтона Фридмана. Можно сказать, что Гуэдес кое-что понимает в экономике: по крайней мере, достаточно, чтобы отказаться от государственного руководства этой областью в пользу частной экономики, в которой ресурсами распоряжаются не политики и бюрократы, а производители и потребители. Его программа реформ весьма впечатляет: демонтаж бюрократического аппарата, снижение налогов, отмена государственных дотаций и льгот, приватизация госпредприятий, сокращение госдолга. Звучит, словно мечта настоящего (не левого) либерала. «Зарегулированной» до предела Бразилии это может оказаться весьма кстати.

Да, конечно же, новый бразильский президент, без сомнения, является этатистом (то есть, приверженцем сильного государства во внешней политике) и националистом. Однако он умеет делегировать обязанности и не пытается руководить всем на свете. Возможно, Бразилии удастся создать у себя новый культурный климат с преобладанием личной ответственности и гражданской активности, что привлекло бы в страну иностранных инвесторов. Увы, но нынешняя культурная элита страны, воспитанная десятилетиями «левого» правления, с подобными понятиями вряд ли в состоянии примириться: она требует, наоборот, как можно большего государственного регулирования… при том, что большинство бразильцев за минувшие десятилетия научились государству попросту не доверять. Именно это несоответствие и определяет политическую культуру Бразилии: государство – это плохо, но, если оно мне подбрасывает деньжат – это хорошо. Классика «социалистического образа мышления».

Что же до Жаира Болсонаро, то он более двух десятков лет подряд просидел в парламенте в качестве депутата и сменил за это время множество партий, словно перчатки. В исполнительной власти он еще не бывал никогда, так что, несмотря на свой статус профессионального политика, он может считаться новичком. Плохо ли это? Трудно сказать. Но и тот же Уинстон Черчилль не числился в группе больших лидеров, когда возглавил в 1940 году британское правительство. Он им не был, но он им стал. Конечно, эта неопытность еще не делает из Болсонаро Черчилля, но дает понять, что у нового президента Бразилии есть шанс.

ВОЙТИ В ИСТОРИЮ

Можно утверждать, что избрание Жаира Болсонаро продолжило мировой тренд – по всей планете к власти приходят «правые» политики: где-то – на радость, а где-то и на беду. Трудно пока сказать, сможет ли этот человек со вторым именем Мессия возродить свою страну, но вот мир он уже успел всколыхнуть основательно, причем, так сказать, двумя ударами.

Во-первых, новый президент Бразилии еще во время предвыборной кампании пообещал пересмотреть участие своей страны в экономическом союзе БРИКС: по его словам, это, во-первых, «союз неудачников под руководством одного счастливчика» (имеется в виду, что основные дивиденды от деятельности БРИКС получает Китай, в то время как остальные страны-участницы стремительно превращаются в сырьевые придатки этого гиганта), а во-вторых, сам союзный договор был изначально составлен таким образом, чтобы экономические выгоды от него получал Китай, а политические – Россия. «Меня больше интересует благосостояние и процветание Бразилии, поэтому я скептически отношусь к ее участию в БРИКС», – заявил новый бразильский президент.

Во-вторых же, он пообещал перенести бразильское посольство в Израиле в Иерусалим вслед за американцами. Дословно Болсонаро заявил следующее: «Это ваша (израильтян) страна и только вы определяете, где находится ее столица. И, раз вы считаете своей столицей Иерусалим, никто не смеет с вами пререкаться. А посольство Бразилии будет находиться в столице вашей страны». Одновременно он заявил о том, что посольство Палестинской автономии в бразильской столице должно быть, для начала, перенесено подальше от президентского дворца, так как ему «не по себе от мысли, что террористы так близко подобрались к резиденции главы государства», а вообще-то, оно должно быть закрыто, потому что Палестина не является страной.

Похоже, и в данном случае речь идет об установлении нового тренда, полностью противоречащего традиции, заведенной европейскими левыми либералами…

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*