РАЙСКОЕ НАСЛАЖДЕНИЕ

Ольга Вайнер. Фото Felix Sanchez

oh0«Cosi Fan Tutte» Моцарта в исполнении студии HGO

Эта опера Моцарта шлa на сценах мира под невероятным множеством разных названий, типа, «Женщины, подобные этой», «Услуга за услугу», «Кто выиграл пари?», «Испытание женской верности». Но всё-таки первоначальное название «Так поступают все женщины» или просто «Cosi fan tutte» наиболее прижилось.

«Cosi fan tutte» – одна из самых тонких и неоднозначных опер знаменитой «итальянской трилогии», написанной Моцартом на либретто Лоренцо да Понте (наряду со «Свадьбой Фигаро» и «Дон Жуаном»). Будучи одним из талантливейших либреттистов своего времени, да Понте писал свои тексты в теснейшем слиянии с музыкой Моцарта. Это был настоящий творческий союз.

«Так поступают все женщины» – забавная и поучительная история о том, как непостоянны женские сердца и как опасно играть с чувствами. Что послужило основой сюжета – светский скандал в придворной среде австрийского императора Иозефа II или обстоятельства личной жизни самого композитора, который ухаживал за одной из сестёр Вебер, а в итоге женился на другой – трудно сказать. Несомненно то, что заказ да Понте и Моцарту написать оперу-комедию исходил именно от императора, возможно, к этому побудил его огромный успех «Свадьбы Фигаро». 1789 год, когда Моцарт получил заказ на оперу, по несчастливому совпадению стал трагическим и для императора, и для композитора, которые оба пережили семейную драму – сестра Иосифа, Мария-Антуанетта, ожидала казни в Париже, а у Моцарта умер ребёнок. Но как бы то ни было, появившись на свет, опера «Cosi fan tutte» отвлекла обоих от тяжёлых переживаний и несказанно развлекла весь венский бомонд, которому тема любовной чехарды была ох как понятна. Премьера состоялась 26 января 1790 г. в венском Бургтеатре.

oh1При жизни Моцарта опера не пользовалась большим успехом, её либретто критиковалось то за аморальность сюжета, то за его несерьезность. ХIX век с его культом любовного чувства и вовсе не жаловал оперу: Бетховен считал её аморальной (при этом искренне восхищаясь музыкой), а Вагнер назвал «ошибкой зальцбургского гения». Оперу начал открывать лишь ХХ век, с упорством и настойчивостью находя новые смыслы фрейдистского толка, скрытые в опере, и исследуя феномен сексуальности. Лишь на ведущих оперных сценах она ставилась свыше ста раз.
Опера «Так поступают все» – гимн любви и лицедейству с типичными для жанра оперы-буффа фривольным сюжетом, переодеваниями, мнимыми соблазнениями и изменами героев. Два бравых офицера готовятся к свадьбе с очаровательными сёстрами, но по наущению старого интригана Дона Альфонсо решают испытать пределы верности своих возлюбленных. Они объявляют, что уезжают, но в действительности возвращаются, переодевшись «албанцами». Дерзкие чужестранцы с поистине южным темпераментом начинают ухаживать за девушками, при этом каждый старается обольстить невесту другого. Сёстры, сбитые с толку, немного посопротивлявшись, забывают о долге, уступают ухаживаниям и соглашаются выйти за своих новых поклонников замуж. В этот момент женихи «возвращаются с войны», обман раскрывается, а старый циник провозглашает мораль: верности в мире нет, все женщины таковы! Молодёжь, впрочем, довольно легко смиряется с фактом ветрености и непостоянства человеческого сердца. Ведь любовь, как солнце, светит всем, и обижаться на то, что её лучи упали на другой предмет, было бы недостойно человека моцартовской эпохи. Сама опера – не что иное, как ухмылка Моцарта, знавшего многое о человеческих страстях и том, как можно над ними посмеяться.

По жанру опера – излюбленная Моцартом «весёлая драма». Жанр, согласитесь, весьма странный жанр, почти как «пир во время чумы». Но будем называть это трагикомедией. Да и то правда, опера заметно грустнеет от начала к концу, и если в начале преобладает буффонада, то во второй части оперы её сменяют возвышенные чувства. Моцарт не был бы Моцартом, если бы написал оперу-клише. Тема оперы – не столько женское легкомыслие, сколько изменчивость сердца, неисповедимость законов любви.

Театральные режиссёры, даже те, которые с пиитетом относятся к Моцарту, героев «Cosi fan tutte » почему-то не щадят. В современных спектаклях они то работают в военном госпитале, то поют рэп. Существует даже постановка в стиле хип-хоп, с привлечением искусства граффити. И все это лишь для того, чтобы показать, что во все времена и при любых обстоятельствах «Сердце красавиц склонно к измене».
Провокативностью и зрелищностью отличилась и постановка оперы с участием молодых певцов студии HGO на сцене Becker Theater. Раз уж играют студийцы, которые любят покуражиться на сцене, то уж точно не жди академичной постановки в стиле «большой оперы» – с пышными кринолинами и пудреными париками. Известный нью-йоркский режиссёр Грэг Келлер (Greg Keller) перенёс действие оперы из Неаполя 18 века в современный мир – в тропический рай гавайского курорта. Жизнь под пальмами на берегу лазурного океана течёт беззаботно и неспешно, и понятно, что единственными проблемами обитателей сего «бананово-лимонного» пространства могут быть лишь дела сердечные.

У Келлера получилась типичная молодёжная комедия со всей вытекающей атрибутикой. Герои пьют кофе из Старбакса, пиво, ром и коктейли, девушки расхаживают по сцене (наплевать на габариты!) в купальниках, Гульельмо и Феррандо являются к сёстрам – один, прикинувшись рэппером, а другой – кем-то типа мафиози. Хитроумная служанка Деспина соглашается помогать осуществлению проекта дона Альфонсо не за деньги, а за пакет марихуаны, а потом щедрой рукой угощает своих хозяек. Вместо врача Деспина переодевается туземным шаманом и «оживляет» поклонников с помощью автомобильного аккумулятора. В общем, студийцам было где развернуться, а зрителям – где посмеяться и получить поистине райское наслаждение от исполнения.

Блистательно спела партию Фьордилиджи Рэйчел Уиллис-Соренсен (Rachel Willis-Sorensen), сочетая в себе взрывной темперамент с выразительностью голоса. В этой опере певица, знакомая хьюстонским зрителям только по второстепенным ролям, показала себя в полном блеске. Музыка дала ей возможность блеснуть колоратурой – так, наверное, блистали примадонны в моцартовские времена. Как актриса, Рэйчел продемонстрировала потрясающую самоиронию в сцене, где Фьордилиджи, заслушавшись пением сестры, тем временем поглощает содержимое пакета с надписью «Крысиный яд» – так в кинотеатрах безостановочно хрустят попкорном. Певица, будучи довольно пышной, видимо хотела показать, что её героине по большому счёту без разницы, что есть, лишь бы есть.

Дорабелла – Кэтрин Мартин (Catherine Martin) играла не столь темпераментно, но была хороша в ансамблевых сценах, тембр её полётного голоса прекрасно звучал в дуэтах с Фьордилиджи. Молодая певица также обладает незаурядными внешними данными и умело этим пользуется.
Исполнитель партии дона Альфонсо Майкл Самюэль (Michael Sumuel) обладает всеми качествами зрелого певца – чистый тон, красивый голос, тонкая нюансировка, безукоризненный стиль исполнения. Самюэль сыграл не старого циника, а ироничного волшебника, готового в любую минуту остановить хаос и поставить всё на свои места.

Прекрасно прозвучал знаменитый терцет «Soave il vento» («Пусть ветер наполнит»), завершающий 2 картину оперы.

Борис Дьяков (Гульельмо) с воодушевлением и артистизмом сыграл свою роль, показав прекрасные комедийные способности и красивый благородный тембр голоса. Обаятельный певец очень естественно держался на сцене, играя с явным удовольствием.

Феррандо Брендан Туои (Brendan Tuohy) представил весь арсенал лирического тенора – красивый голос, звучность и кантиленность. Певец без страха исполнил арию «Ah lo veggio, quell’anima bella», которую из-за её сложности редко исполняют в спектаклях.

Кири Деонарайн (Kiri Deonarine) в роли Деспины легко пела сложные колоратуры, а играла просто уморительно.

Студийцы продемонстрировали очень грамотное исполнение оперы, отличающейся сложной ансамблевой техникой, и каждый получил свою долю аплодисментов. Тем обиднее было, что совершенно забыли пригласить на поклон пианистов, а ведь они вынесли оперу на своих плечах. Опера шла под аккомпанемент рояля и клавесина. Елена Портная, которая играла всю оркестровую партию, выполнила поистине титаническую задачу: в течение почти трёх часов поддерживать всё происходящее на сцене, Стефани Родс (Stephanie Rhodes) следовала всем речитативам, так что огромная доля успеха постановки принадлежала пианистам.

Пожелаем студийцам солидных ролей на ведущих площадках – они этого достойны.

До встречи в опере.