УКРАИНА: ТАМОЖНЯ БЕРЕТ ДОБРО!

Вальдемар Краус

uЗавершившийся на прошлой неделе визит российского премьер-министра в Киев оказался, по общему мнению, не слишком удачным. Владимир Путин прибыл в столицу Украины, надеясь окончательно и бесповоротно решить вопрос о присоединении этой страны к Таможенному союзу. Однако украинское руководство, несмотря на всю свою пророссийскую политику, вновь дало московскому гостю уклончивый ответ – мол, надо подумать еще, а вы нам пока цену на газ снизьте… Почему же Украина так упорно не желает присоединяться к этому союзу, в который уже давно вступили Казахстан и Белоруссия и страстно желает вступить Кыргызстан?
За минувшие пару месяцев украинцы, пожалуй, ни одного словосочетания не слыхали из уст различных российских официальных представителей, кроме как «Таможенный союз». В особенности часто его повторяет Владимир Путин, а также его ближайшие помощники – первый вице-премьер Игорь Шувалов и «нефтяной» вице-премьер Игорь Сечин. Раз за разом они перечисляют выгоды, которые может получить Украина от вступления в ТС и раз за разом приводят нехитрый аргумент: вот, мол, смотрите – Кыргызстан тоже является членом Всемирной торговой организации, а с начала будущего года станет членом Таможенного союза. Видят, значит, свою выгоду…

Что касается Кыргызстана – то это и в самом деле так. Нынешнему кыргызскому руководству от вступления в ТС прямая польза, даже если решение это, скорее, продиктовано политическими, а не экономическими соображениями. По сути, любая партия в этой стране, если она хочет руководить, вынуждена идти на поклон к Москве – таково в данный момент российское влияние в Кыргызстане. А вот в том, что касается экономических выгод от вступления в ТС – многие аналитики высказывают серьезные сомнения, что таковые выгоды вообще имеют место. В течение 10 лет, будучи членом ВТО, Кыргызстан сумел в значительной мере развить свою торговлю – не в последнюю очередь, благодаря низким пошлинам на экспорт и импорт. ВТО в значительной степени способствовала тому, чтобы Кыргызстан стал транзитной зоной для китайских товаров и экспортером одежды местного производства. Более того, ВТО помогла Кыргызстану диверсифицировать импорт товаров, в значительной степени сократив зависимость страны от России и Казахстана. С началом будущего года ситуация должна в корне измениться. Присоединившись к Таможенному союзу Кыргызстан вынужден будет играть по таможенным правилам и нормам России (именно России, как страны, задающей тон в ТС). Размер российской средней пошлины составляет примерно 10%, тогда как размер пошлины Кыргызстана в два раза ниже ввиду членства в ВТО. Россия удерживает высокие пошлины на импорт и сохраняет низкие тарифы на экспорт, чтобы оградить местных производителей от внешней конкуренции. Для Кыргызстана это означает повышение цен на большинство импортируемых товаров из России и Казахстана. После вступления в Таможенный союз, в Кыргызстане повысятся цены на товары, ввозимые из Европы и Ближнего Востока, включая автомобили и технологии. При этом, возможно, понизятся цены на российские товары, но технологические продукты, как известно, в данный момент лучше покупать в Европе, а не в России – или смиряться с отставанием и финансировать своим импортом российские перспективные исследования в надежде, что когда новые технологии появятся, Большой Брат поделится ими со своими младшими партнерами по Таможенному союзу.

У Украины – несколько иные перспективы. В данный момент в стране существует широкий консенсус даже между властью и непримиримой оппозицией, по поводу того что для украинцев гораздо выгоднее было бы создавать давно запланированную зону свободной торговли с Евросоюзом, чем вступать в ТС. Украине, непосредственно граничащей с Европой и даже записавшей в своей Конституции стремление вступить когда-нибудь в Евросоюз, Таможенный союз кажется делом весьма подозрительным: ведь в случае присоединения к ТС, стране придется пожертвовать тесными экономическими отношениями с ЕС, да и вообще – членство Украины в ВТО также окажется делом весьма затруднительным. Слишком разнятся правила и установления обеих организаций, слишком они оказываются несовместимы. Россия – не член ВТО, а «заполучив» Украину и Кыргызстан в ТС, она окажется в состоянии оказывать влияние на эту организацию через своих «вассалов». Украинцы этого почему-то совершенно не хотят. Почему же?

Для начала, украинские эксперты подвергают сомнению тот факт, что Таможенный союз в самом деле является экономической организацией. Так, к примеру, вступая в ВТО, Украина подписала с ней соглашение о сельском хозяйстве. Скажем, украинская сторона добилась высокой импортной пошлины на тростниковый сахар – он на мировом рынке дешевле обычного, а ведь Украина является одним из крупнейших в мире производителей сахара. Если бы дешевый тростниковый сахар хлынул в страну – украинский аграрный комплекс от этого бы сильно пострадал. То же самое – с импортной птицей. С 2005 года украинское птицеводство развивается весьма впечатляющими темпами – после того как ВТО согласилась на высокие импортные пошлины на этот вид сельхозпродукции. Россия, наоборот – только что договорилась с США о беспошлинном ввозе примерно 1 миллиона тонн пресловутых «ножек Буша» – ну тех самых, генетически модифицированных и напичканных антибиотиками. Если Украина присоединяется к ТС – то в качестве первой «выгоды» она получит немалую долю этих самых куриных ножек. Сомнительного качества (в самих США их, кстати, не продают – не выполняют они строгих американских санитарных правил), зато удивительной дешевизны. Эдакая бомбочка замедленного действия, подложенная под украинский агропром.

Кроме того, сомнения в «экономичности» ТС возникают еще и от того, что в этой организации в данный момент напрочь отсутствует унификация технических стандартов, нет единого сертификата качества, нет даже намека на единую антимонопольную политику. Зато есть недвусмысленное стремление России к созданию «надгосударственных» управляющих органов в рамках ТС, причем все они почему-то должны базироваться именно в Москве – не в Киеве, Минске или Астане, а только и исключительно в белокаменной. И даже непробиваемый российский аргумент о том, что «вступите в ТС – будет у вас дешевый газ», вызывает серьезные опасения. Во-первых, год назад Россия уже посулила Украине дешевый газ за то, чтобы российский Черноморский флот остался в Севастополе, по сути, навсегда. Были подписаны Харьковские соглашения, и Украина в самом деле получила скидку на российский газ размером в 100 долларов за тысячу кубометров, а через три месяца «Газпром» поднял основную цену, причем поднимал ее с тех пор уже дважды, так что теперь украинцы платят за российский газ дороже, чем немцы. А им уже обещают новую скидку – за вступление в ТС. Долго ли она продержится, учитывая монопольное положение «Газпрома» и его стремление «проглотить» украинскую нефтегазовую корпорацию «Нафтогаз»?

Совсем недавно пограничная служба РФ вполне официально заявила, что 43% задержанной на российских таможнях контрабанды идет из Казахстана. С 1 июня 2011 года на российско-украинской границе отменяется фитосанитарный контроль – а значит, Украина, по сути, присоединяется к главному наркотрафику, который, как утверждают эксперты ООН, проходит из стран Ближнего Востока и Центральной Азии в Европу именно через Казахстан – а также, согласно правилам ТС, через Россию. Украине это так сильно нужно?

Далее: как известно, Россия оставила за собой право устанавливать квоты на товары, прибывающие из других стран Таможенного союза. У партнеров по ТС, следует заметить, такого права нет – квоты на российские товары устанавливаются «совместно», по принципу: «Сначала съедим твое, а потом – каждый свое». Что это значит? А то, что любые товары, производимые в странах-членах ТС, могут попасть под российские протекционистские квоты, стоит им стать более конкурентноспособными, нежели их российские аналоги. А наоборот – нет. Любые российские товары таким образом получают преимущество на рынке и, соответственно, российские производители оказываются попросту «чемпионами» в рамках ТС, в ущерб производителям из других стран-членов этой организации.

Теперь о самих таможенных пошлинах. В рамках ТС Россия получает 88% пошлин, Белоруссия – 4,7%, а Казахстан – 7,3%. При этом распределение голосов в управляющих органах ТС несколько иное: у России – 57%, у Беларуси и Казахстана – по 21,5%. То есть, «голосуй – не голосуй», а основные деньги от пошлинных сборов идут в карман Большого Брата. Почему? Очевидно, потому что в Таможенном союзе принята такая организация деятельности, которую очень точно описал как-то кот Матроскин: «Совместный труд для моей пользы – он объединяет!».

Таможенные правила в странах ТС (то есть в России, Белоруссии и Казахстане) регулируются Договором о Комиссии Таможенного союза от 6 октября 2007 года. В преамбуле этого документа говорится, что он базируется «на Договоре о создании Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000 года». То есть условием вхождения любой страны в ТС является ее вхождение в ЕврАзЭС. Согласно правилам этой организации, страны-члены также обладают неравными правами – как и в ТС. Это неравенство вычисляется в соответствии со вкладами стран-участниц: Россия – 40%, Беларусь и Казахстан – по 20%, Кыргызстан и Таджикистан – по 10%. Решения принимаются простым большинством голосов – как в акционерном обществе, где экономический суверенитет любой страны-члена может быть ограничен совместным решением других стран, если они наберут для этого 50%+1 голос. Акционер-миноритарий вынужден подчиниться большинству, даже если решение будет крайне невыгодным для него. Для того чтобы принять решение, отличное от того, на котором может настаивать Россия, теоретически нужно создать единый фронт из всех остальных государств-членов ЕврАзЭС – а это крайне сложно и, по сути, этот факт давно уже привел к тому, что российское руководство единолично правит бал в этой экономической зоне. Та же ситуация складывается и в Таможенном союзе, причем со вступлением в эту организацию Кыргызстана – политического, экономического и военного сателлита России – она еще более усугубится, так как Казахстан и Беларусь даже совместными усилиями ничего не смогут противопоставить российскому влиянию. И в этот «клуб по российским интересам» предлагают вступить Украине?

Далее – в Декларации о создании ЕврАзЭС, на принципах которой, как мы выяснили, базируется Таможенный союз, говорится о том, что деятельность этой организации «направлена, в частности, на формирование единого таможенного кордона и единого таможенного тарифа» – по сути, на создание единого экономического кордона Сообщества. Это означает создание единого координирующего и управляющего центра пограничной службы – что всерьез ущемляет государственный суверенитет стран-участниц. В дальнейшем предполагается также создание единой платежной системы, валюты и центрального (эмиссионного) банка – и все это, как мы уже выяснили, под управлением России. И даже рабочим языком ЕврАзЭС «по умолчанию» становится русский (статья 17 Договора). По большому счету, получается, что эта организация, так же, как и нынешний Таможенный союз, выстроенный на ее основе, является ничем иным, как своего рода прообразом нового «союза нерушимого республик свободных», который, как мы помним из старого гимна, «сплотила навеки великая Русь»? Об этом говорят сегодня многие украинские экономисты – как проправительственные, так и оппозиционные. Они отмечают, что в правилах и установлениях Таможенного союза, к которому столь активно предлагают присоединиться Украине, слишком сильна политическая составляющая – причем зачастую в ущерб экономической. Они предполагают, что данный проект является, скорее, попыткой реанимировать классический СССР – под руководством Москвы и легким экономическим соусом.

Понятно, что Украина – не Кыргызстан и радостно петь песню «Back to the USSR» в этой стране не собирается никто – ни «национально-сознательная» оппозиция, ни нынешняя власть, которую зачастую обвиняют в стремлении «продаться Кремлю». И это, по идее, должны также четко осознавать в России. Почему же в последнее время Владимир Владимирович Путин так озаботился новыми попытками приведения Украины «к общему знаменателю»? Все очень просто. Как известно, российский премьер уже сейчас активно начал свою предвыборную кампанию за президентский пост. А что может быть лучше для таковой, нежели лавры «собирателя земель русских» – от Кыргызстана до Украины? Вот и оказался вытащенным на свет старый, казалось бы, проваленный проект вступления Украины в Таможенный союз. А уж выгоден он либо невыгоден кому-нибудь, кроме Путина и компании – это вопрос, как говорится, «шашнадцатый».

Что же выбрать украинцам – Таможенный союз и дешевый газ «под управлением Газпрома» или более отдаленную перспективу создания зоны свободной торговли с Евросоюзом и еще более отдаленное, но все же когда-нибудь возможное вступление в ЕС? Украинский народный депутат Сергей Терёхин рассказал недавно на этот счет притчу: «Представьте, что вы идете по улице и видите зазывалу, который приглашает вас в маленький кабачок. Дальше по улице – ресторан, в который за месяц записываться надо, чтоб столик получить. Ресторан дорогой, престижный, но кормят очень вкусно и качественно. А тут – приятный зазывала и дешевый кабачок. Но можно травануться». Примерно такого рода выбор и предстоит теперь сделать украинцам.