БАЙКИ ОТ РИТЫ

Рита Форд

Автор Рита Форд живет в Луизиане не так давно. Ее байки – это впечатления от Америки недавно приехавшего, но успевшего полюбить ее человека.

Мы побывали на ферме по разведению аллигаторов. В отделе сувениров можно было купить много вещиц на тему аллигаторов, в том числе выделку из их кожи. Я купила где-то полтора килограмма колбасы из мяса аллигаторов. Когда мы попробовали её, решили, что один раз покушать сойдет, но не каждый день. Конечно, мясо особенное, ни на что не похожее. Я ела и приговаривала: «Не всё же время вам людей лопать».

* * *

Увидела с утра змею в саду под кустом. Целый день обходила это опасное место стороной, делая большой крюк. Вечером выяснилось, что это была всего лишь сброшенная змеёй кожа. Морочила мне голову целый день. Не зря я вас, змеи, не люблю. Всё у вас как-то с подвохом, по-змеиному.

* * *

Считается, что «холодная война» между Россией и США давно впрошлом. Сейчас у нас мир, дружба. А почему тогда мне врач выписала по рецепту маленький тюбик простецкого гидрокортизона за двести (!) долларов? Так только с врагом можно поступить.

* * *

Недавно мы с Ральфом ездили за гравием для моего гравийного садика в одно местечко. Продавец живёт рядом с этим гравием и песком, которыми он торгует. Мы его разыскали дома, чтобы купить гравий. Он, узнав, что я русская, решил похвастаться перед нами своими животными. Мы посмотрели лошадей, забавного ослика и ручную пантеру. Пантера была в клетке, но он зашел к ней, и она вела себя с ним, как домашняя кошечка.

А гравий он нам насыпал в наш грузовичок бесплатно и всё просил меня сказать что-нибудь по-русски.

К сожалению, впоследствии все продавцы своего товара, встретившиеся мне в Америке, не оригинальничали и тупо хотели только американских денег, а не пару русских слов.

* * *

Если бы вы меня видели, какая я недавно страшная была. У меня отклеились две передних коронки и упали в раковину в трубу, и я не успела их поймать. Случилось это утром, и мне пришлось целый день думать до прихода Ральфа, застряли они в трубе или уплыли. Потому что, если бы мне надо было делать новые, это стоило бы около двух тысяч долларов. Но они, слава тебе, Господи, застряли в загогулине под раковиной, и Ральф их достал.

Без зубов у меня здорово получалось произносить по- английски «th». Прямо как никогда хорошо.

Ральф хотел приклеить мне зубы сам каким-то бытовым суперклеем, но я не далась, стояла насмерть.

Мы поехали к врачу. О! Это было нечто! Целая операция. Все очень основательно, врач и помощница в четыре руки работали со мной. Хотя в сущности надо было нанести клей на коронки и прижать их. Мы очень рады, что отделались сотней долларов.

Теперь я опять плохо говорю по-английски «th»

* * *

fРальф вылавливал сачком опавшие листья из пруда, и ему попалась золотая рыбка. Он её выпустил в пруд. Я сначала жутко расстроилась, что он не читал Пушкина и поэтому как дурачина-простофиля выпустил золотую рыбку, не попросив у неё виллу на побережье. А потом, поразмыслив, успокоилась. Выпустил и ладно – а вдруг бы он попросил новую «старуху»?!

* * *

Мы сидим вдвоём с Ральфом на его пенсию и пособие по безработице. Съездили в круиз по Карибскому морю, на Гавайи, в Мексику, в Панаму, на Багамы. Всё было бы отлично, но во всех путешествиях приходилось отправлять по интернету сообщение на биржу труда примерно такого содержания: «работу искал, до сих пор не нашёл, по-прежнему нуждаюсь
в пособии».

Сами видите, как всё это хлопотно и портит впечатление от путешествий.

* * *

Мне давным-давно стало ясно, что, учитывая привычку американцев не снимать уличную обувь, входя в дом, убирать дом надо не перед приходом гостей, а после. А приветствуя гостей, можно сказать так: «Здравствуйте, проходите пожалуйста. Чувствуйте себя свободно. Мы вас ждали, поэтому не убирались».

* * *

Когда русскую шпионку Анну Чапман поймали и уличили в шпионаже против США, с ней поступили крайне жестоко – нет, её не приговорили к расстрелу, не приговорили к пожизненному заключению в американской тюрьме. Её просто отправили домой, в Россию. Какая жестокость!

* * *

Мы сидели в аэропорту города Майами, ждали нашего самолёта на Багамы. Между мной и Ральфом произошёл такой диалог.

– Ты знаешь, Ральф, у многих русских знаменитостей здесь в Майами квартиры или дома, – говорю я, имея в виду Наташу Королёву, Игоря Николаева, Валерия Леонтьева, Леонида Агутина и некоторых других.

– Почему бы нет, если у них много денег.

– Да, но последнее время, я думаю, что купить жильё в том же Майами – это может значить просто совершить выгодную покупку. Ты помнишь, я тебе рассказала, что в Санкт-Петербурге квартира из одной комнаты, с одним туалетом и с одной ванной стоит примерно сто тысяч долларов. На эти деньги можно купить скромный домик на Большом острове (Гавайи) неподалёку от побережья с двумя ваннами, двумя туалетами да ещё с приличным куском земли в придачу.

– Как ты можешь сравнивать. Санкт-Петербург – такой большой красивый город, вторая столица России.

– А Гавайи для меня – самое красивое местечко на земле в одной из самых развитых стран в мире. К тому же в первой столице России – в Москве на сто тысяч долларов ты можешь позволить себе купить площадь размером с подоконник, ну и в случае, если цены на рынке жилья обвалятся, то с балкон.

* * *

Я как любая женщина, хочу быть вечно молодой и стройной. И, как подавляющее большинство женщин, хочу я этого без диет и спортзалов.

А тут вдруг грянул мировой кризис. Мне сразу же вспомнился Борис Николаевич Ельцин с его коронной фразой: «Затянем потуже пояса, россияне!» «Вот он – счастливый случай похудеть», – подумала я как истинная женщина.

Да не тут-то было. Класс состоятельных людей в Америке перестал брезговать магазинами для среднего класса, в котором мы по обыкновению и без всякого кризиса отоваривались. Раз поток покупателей в магазинах для небогатых людей увеличился в разы, то цены в нашем любимом Wal Mart никто и не думает повышать. Пенсии увеличили, пособия по безработице продлили. То одна помощь от государства, то другая. Кто вас об этом просил? Последняя надежда похудеть рухнула.

* * *

Как нечто самое ценное я взяла с собой из России мочалку из полиэтиленовой стружки. По мнению моего мужа, мыть своё собственное тело такой жёсткой мочалкой сродни садомазохизму. А добровольно хлестать себя в жаре ветками берёзы и причислять это к разряду удовольствия – это вообще что-то выходящее за грани понимания моего Ральфа. Он робко предполагает, что эта система помывки тела для особого случая, когда ты сильно в чём-то испачкался.

* * *

Помните, в советские времена продавались венгерские куры, которые пахли рыбой, потому что их кормили кормом из рыб?

У меня соседка всё ненужное выбрасывает в одно место в саду, потом сжигает. На этом месте много золы и она также выбросила семена петрушки за ненадобностью, и все это благополучно разрослось на хорошо удобренной золой почве.

Я каждый день рву там прекрасную петрушку и кормлю ею кроликов, а сама думаю, что, наверное, у меня жаркое из кроликов будет уже как будто бы приправленное петрушкой.

* * *

Мой брат даже слушать спокойно не мог, когда я рассказывала ему, что мы выращиваем кроликов. Ему не верилось, что мы их лишим жизни собственными руками и съедим.

Недавно я позвонила моему брату и сообщила ему радостную для него весть – мы не будем резать наших кроликов… всех их ночью съел койот.

* * *

Фотографируясь на фото на паспорт, я предупреждаю фотографа, что я не собираюсь улыбаться, чтобы он меня не призывал к этому и не ждал, пока я не улыбнусь, потому что я не могу. На что он успокаивающим тоном говорит: «Это ничего… бывает».

* * *

Мой муж – ужасная чистюля. Его любимое занятие – это наводить порядок во всём. Это у него из юности, когда он служил моряком на военном корабле. Каютка у моряков была маленькая, там нужно было, чтобы всё лежало на местах, иначе не развернуться.

Сейчас мы живём в большом доме с большим участком земли, но военно- морская выучка из далёкой юности до сих пор даёт о себе знать.

Допустим, зазевалась я, оставила недопитым чай в кружке на секунду, Ральф тут же выливает чай, моет чашку, ставит на полочку. Я делаю себе другой чай, уже не отвлекаюсь, сосредоточенно допиваю до конца.

Или, бывает, приготовлю лестницу в саду, чтобы подрезать ветки на яблоне, а переключусь на что-нибудь другое, работы ведь весной в саду много. Потом вернусь к моей яблоне, а лестница уже под потолком в гараже заботливо убрана Ральфом.

Иной раз разыщу что-то важное для меня в книге, оставлю раскрытой, чтобы была рядом под рукой в нужный момент. Когда наступает этот момент, эта книга оказывается уже закрыта, убрана на книжную полочку моей Золушкой от военно-морского флота.

Да всего-то и не упомнишь. Пыталась платить сторицей Ральфу, также помогать ему во всём, как он мне, да ничего из этого не получилось, потому что он только и занят тем, что наводит за мной порядок.

В связи с этим я бы хотела от всей души поблагодарить весь военно-морской флот США за такое чудесное воспитание моего мужа.

* * *

Я заметила, что, несмотря на множество различий между нами, русскими, и американцами, иногда мы бываем удивительно схожи. Я имею в виду праздник Масленицы в России, после которого полагается поститься, и праздник Марди Гра, очень похожий на Масленицу в Америке, после которого тоже полагается уходить на пост. Вы ещё не догадались, в чём мы схожи? Ну, конечно же, всем по обе стороны океана нравится только первая весёленькая часть, связанная с праздничной шумихой, парадами, чревоугодием, питьём и весельем. И никому вторая.

3 комментария

  1. А мне понравилось! Я раскрыла газету, пока была в консульстве…одна в кабинете… и стала так ржать, что просто остаовиться не могла! Но справедливости ради замечу, что начала я с шуток от Гриши… что-то про то, что леса в России теперь не спасти.

  2. уж, получще перлов типа “за шумом вилок были слышны воспоминания ветеранов” …

Комментарии закрыты.