РОССИЯ: КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН?

Кирилл Потапов

rМы продолжаем разговор об устройстве современной России, начатый в предыдущем номере. Многих волнует вопрос, есть ли в России хозяин – один человек или несколько, чьё мнение и решение является окончательным? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Есть экспертное большинство, считающее, что таких хозяев в стране нет. И есть экспертное маленькое меньшинство, считающее, что всё-таки слой правящей элиты сложился, и в нём есть люди, которые полагают себя лично ответственными за судьбы страны. Например, тщательно прячущийся от общественности Ефим Островский-старший выстроил целую концепцию «род-племя-страна», куда идеально вписываются гипотетические хозяева пытающейся выглядеть великой России. Но как и кем на самом деле, на практике, на живой и всё ещё чувствительной шкуре русского народа пишется современная история одной шестой части суши?

Принято в обиходе считать, что уволенный из КГБ за малоценность подполковник Владимир Путин является хозяином страны на текущем историческом этапе. Дескать, как он скажет, так оно и будет. Истинная история взлёта и – увы, неминуемого – падения подполковника Путина ещё никем не рассказана. Эта история ждёт своего нескорого часа. В свете софитов незаинтересован никто. До сих пор не рассказана правдивая история Владимира Ульянова-Ленина и его основных соратников по революции Льва Бронштейна-Троцкого и Александра Гельфанда-Парвуса, несмотря на столетний возраст событий. До сих пор Кремлю неловко признавать, что светлые идеи пролетарской революции были лишь ширмой для спланированного циничного и неприкрытого разбоя: была ограблена целая страна, всё было продано, обращено в монету и попрятано на личных счетах пламеннных революционеров в швейцарских банках. И тем более неприятно гражданам узнать, что сталинские чистки старой ленинской гвардии – это выколачивание денег из старых большевиков новыми сталинскими методами. Сталину нужна была валюта на проведение индустриализации, вот и пришлось чекистскими коленками выдавливать из верных ленинцев номера счетов и шифры вместе с кишками.

История Путина будет историей другого порядка: если большевики были честными разбойниками, то чекисты нулевых войдут в историю, как виртуозные специалисты по слияниям и поглощениям, а также воры и укрыватели краденого.

Сделаем одно предварительное замечание. Хотя российское ЧК-КГБ (ныне ФСБ) и МВД являются отдельными ведомствами и выполняют вроде бы разные задачи (госбезопасность у ФСБ и общественный порядок у МВД), на деле оба ведомства являются единым краеугольным камнем российского «силового блока», то есть совокупности учреждений, силой удерживающих народ в подчинении у правящей клики. Руководитель МВД Нургалиев есть кадровый чекист и ко времени своего назначения главным милиционером страны фактически служил денщиком у тогдашнего главы КГБ Патрушева. И в 1990-е годы, и в 2000-е милиция не хотела шевелиться без пинков и оплеух из КГБ. На официальном сайте ФСБ было опубликовано открытым текстом, что милиция – это практически банда, занимающаяся грабежом бесправного населения. И ФСБ призывало граждан по важным вопросам обращаться в ФСБ, а не в МВД.

Никогда силовые ведомства не набрали бы на себя столько неконтролируемых обществом полномочий, если б не печальное состояние российского судопроизводства. Обращаться в российский суд – это невероятно утомительная, долгосрочная и выматывающая процедура. Подать гражданский иск очень сложно. Суды – как они утверждают сами – перегружены. То есть дело вообще могут не принять к рассмотрению: некому заниматься, некогда и незачем. Если всё-таки удастся впихнуть свой иск в колёса правосудия, то надо быть готовым к их непредсказуемому циклу и направлению вращения.
Питать иллюзии о российских порядках и гуманизме блоггер-президента Дмитрия Медведева может только персона, никогда не сталкивавшаяся со звериным оскалом российской Фемиды. Молодой президент повелел не сажать людей, подозреваемых в экономических преступлениях. Это была очередная несусветная глупость: всё равно, что повелеть волкам отныне не есть ягнят. Теперь к букету высосанных из пальца «преступлений» бизнесмену инкриминируется «мошенничество» – и сажают, а дальше его выщипывают, потом обгладывают до костей и выплёвают. Надо понимать, что российское правосудие – это конвейер для зарабатывания денег всеми участниками спектакля: и прокурор, и следователь, и судья, и адвокат – все извлекают из подследственного прямой доход.

Последний процесс над Ходорковским – самый откровенный фарс. Это был настоящий цирк, и если бы не 13 лет нового срока, то можно было бы представить, что находишься на комедийном спектакле в театре абсурда. Судья лгал – и не скрывал особо, что он лжёт, уверяя, что ознакомился с тысячами страниц бредового обвинения.

В Соединённых Штатах и Европе никак не могут взять в толк, с каким человеческим материалом в лице российской власти они имеют дело. Это ведь профессиональные разведчики-чекисты. Родина сознательно сделала их лгунами, ворами, мошенниками, убийцами, душегубами. За это им в России платили высокие зарплаты, давали премии, награждали орденами, окружали почётом, уважением и продвигали по службе.

С начала 90-х для чекистской публики в России наступило полное раздолье. Правосудие – вот оно, там свои все пацаны (зачастую буквально, потому что в конце 1990-х годов бывшие бандиты-рэкетиры массово перешли на работу в следственные органы, милицию и прокуратуру). К слову, всходу организованной преступности так же способствовало КГБ; «контора» крышевала (то есть оказывала покровительство) некоторым серьёзным группировкам. КГБ внедряло своих агентов в организованную преступность и через них координировало всю российскую преступную сеть в самой России и СНГ, а также зарубежом. Чекисты вели очень детальный учёт всех граждан, вовлечённых или могущих быть сопричастными к организованной преступности. Сверхсекретная картотека КГБ превосходит милицейскую картотеку ЗИЦ (Зональный информационный центр) на порядок. В КГБ есть каждый чих человека, хоть раз показавшимся интересным КГБ.

Получился в итоге чудовищный монстр. С середины 1990-х годов началось слияние организованной преступности с МВД. В самом начале 1990-х годов было создано Региональное управление по организованной преступности (РУОП). Во главе поставили очень умного человека Владимира Рушайло. Рушайло набирал людей по трём принципам – чтоб умный (даже простой оперуполномоченный), чтоб чистый (можно даже человека с улицы без всякого опыта милицейской работы) и чтоб с хитрецой и напором. В рамках РУОП, получившего под свои нужды помещение Октябрьского райисполкома на улице Шаболовке, дом 6, было создано два ключевых отдела: Восьмой и Десятый. Восьмой отдел занимался этническими преступными группировками, а Десятый – московскими. Отделы были немногочисленными, человек по пятнадцать. В поддержку им для проведения оперативных мероприятий давались отряды так называемых «тяжёлых», они же «гоблины» – то есть специально подготовленных бойцов, вроде армейского спецназа. За три с половиной года систематической работы двум этим отделам удалось в Москве переломить хребет российской организованной преступности – те позвонки этого хребта, на которых держался рэкет и киднеппинг. (Нужно сделать ещё одну оговорку: российская организованная преступность – это двуглавый змей. Одна голова – это бандиты новой волны, похожие на американских гангстеров 1920-х годов. Другая голова – это так называемые «синяки» (из-за татуировок чернильного цвета), то есть традиционные уголовники: воры, карманники, мошенники, уличные грабители и просто хулиганы. РУОП боролся в основном с бандитами, «синяками» занимался МУР (Московский уголовный розыск)).

Наиболее дальновидные преступные группировки, такая, как Подольская, постарались опутать РУОП своими щупальцами. В частности, они начали кормить сотрудников РУОПа на Шаболовке силами самой мощной тогда продовольственной компании «Союзконтракт», которую полностью контролировали. Потихоньку предводители подольских Сергей Попов («Поп») и Константин Лалакин («Лучок») складывали отношения с этой антибандитской спецслужбой. Поскольку подольские не любили безобразий и бесчинств (бессмысленного насилия и жестокости), и тяготели к серьёзным вдумчивым занятиям (банковскому делу, экспорту металлов и импорту продовольствия), то отношения сложились. Подольских никто не трогал; у них же было достаточно ума не отсвечивать. Этот картель (по-другому не скажешь, но не в смысле наркокартель, а в смысле глубоко капиталистическом, как трест или синдикат) до сих пор жив-здоров и ворочает суммами, сопоставимыми с ВВП отдельных государств. А тогда руками РУОПа «подольчата» расчистили себе путь в спокойное будущее, сдавая милиции диких бандитов и устраняя со своего пути конкурентов. Некий генерал Орлов, одно из ближайших доверенных лиц Владимира Рушайло, своими скандальными похождениями приотрыл завесу таинства, которым была окружена финансовая составляющая деятельности РУОП. Как позже узнала общественность, борясь с организованной преступностью, руководство РУОПа не забывало поощрять и себя. Отдельные чины стали сами крышевать коммерческие банки и предприятия взамен разогнанных бандитов; при задержании и обысках у преступников пропадало много чего ценного; бесследно исчезло несколько преступных «общаков», то есть касс взаимопомощи преступного мира. Когда пытались скомпрометировать Рушайло, то его доверенному генералу Орлову вменялось похищенное у бандитов и коммерсантов состояние в 100 миллионов долларов. Рушайло пришлось покинуть посты в милиции, и теперь этот серьёзный человек занимает кресло сенатора в верхней палате российского парламента.

Чекистам Путина, ворвавшимся во власть с подачи Волошина и Березовского, двух политических гениев, перехитривших самих себя, осталось лишь прибрать к рукам спрута российского государственного насилия, расставив своих людей в ключевых местах. Этот спрут удавит любого, даже самого Путина, если он вздумает играть не по правилам. И Путин это прекрасно понимает. Снизу и снаружи российская власть выглядит монолитом. На самом деле, это пористое песчаное тело с неустойивыми связями. Каркасом этого тела является тотальная коррупция. Собственно, коррупция является и национальной идеей, и нервной системой бюрократии: сигнал, не подкреплённый наличностью, затухает в недрах лимбического контура и первой сигнальной системы. Если распоряжение правительства не сулит никаких выгод исполнителям, его тихо и бесславно похоронят.

Коррупция в России принимает новые, доселе неизвестные формы. Например, проведение Зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 году – это коррупционный насос невиданных в мире масштабов. И это коррупция легальная, утверждённая государством – именно поэтому финансовые отчёты по расходованию средств налогоплательщиков на Олимпиаду засекречены и спрятаны глубоко в недрах Счётной палаты России, возглавляемой генералом-полковником КГБ Сергеем Степашиным.
Но об этом в следующем номере.

1 комментарий

  1. Мы продолжаем разговор об устройстве современной России, начатый в предыдущем номере. Многих волнует вопрос, есть ли в России хозяин – один человек или несколько…………
    ____________________

    деревянный рубль – деревянная страна – дервянные мозги !

Комментарии закрыты.