МГУ ОПТОМ И В РОЗНИЦУ

Юрий Селезнев

Кто ведет российскую науку к краху?

Это письмо от младшего научного сотрудника Научно-исследовательского института ядерной физики МГУ им. М.В. Ломоносова Юрия Селезнева мы получили по электронной почте. Автор направил его во многие инстанции, в том числе президенту России Владимиру Путину. Вот что он пишет.

«Самоуправление в МГУ им. М.В. Ломоносова давно уже превратилось в самоуправство. Руководство МГУ и НИИЯФ МГУ келейно избрано на третий пятилетний срок на безальтернативной основе. Как только я обратился к директору НИИЯФ МГУ и в другие инстанции по вопросу реорганизации науки и нарушений моих трудовых прав, администрация и другие чиновники НИИЯФ МГУ, вместо разрешения поставленных вопросов по существу, организованно начали выступать против меня, обвиняя в клевете. С этой целью используется даже Ученый Совет НИИЯФ и ОЯФ физического факультета МГУ.

Директор утверждает, что в аренду все сдает коллектив института (средний возраст в нашем отделе 60-70 лет), а имя МГУ разрешает использовать в рекламных проспектах – ректор В.Садовничий. Беззаконие и безнаказанность в этих священных стенах достигли максимума. Достаточно просто посмотреть на фасад нашего здания (19-корпус НИИЯФ МГУ), и все станет ясно. Мне неоднократно предлагали договориться, только бы я замолчал, но ведь я не о себе беспокоюсь, а о состоянии науки и, следовательно – величии государства. Я учился в МГУ и работаю здесь, и мне больно от того, что тут происходит.

Полагаю, что только самоуправством можно объяснить распространение по институту (НИИЯФ МГУ) в срочном порядке проекта директора НИИЯФ МГУ Панасюка «Положение об оплате труда работников Научно-исследовательского института ядерной физики им. Д.В.Скобельцына», разработанного лично им, не дожидаясь необходимых разработок на федеральном уровне. При этом заработная плата в контрактах часто устанавливается значительно ниже прожиточного минимума. Так, например, моя заработная плата м.н.с. 11 разряда по контракту составляет 486 руб. 00 коп. В моем контракте не оговаривается, что я, физик-экспериментатор, будучи научным сотрудником должен буду работать в атмосфере не совсем научной, а среди бесконечного числа арендаторов, которые занимаются чем угодно, кроме физики атомного ядра и элементарных частиц.

Пришло время для оценки науки и научных работников с позиции рыночной экономики. Труд профессионала должен оцениваться на соответствующем уровне. Научная деятельность, как и любая другая должна иметь свой рынок – рынок науки, идей и технологий. Никого не удивляет, что есть рынок продуктовых и рынок промышленных товаров, рынок услуг и т.д.. Научные знания это такой же товар, продукт интеллекта, и он должен иметь цену. В силу отсутствия нормального рынка и соответствующей правовой базы стоимость этого товара сильно занижена, на несколько порядков. Отсюда как следствие плачевное состояние современной науки в России.

Нынешняя ситуация просто катастрофична для российской науки. Быстро плодящиеся дельцы используют имя МГУ в своих коммерческих целях. Наживаются, используя его символику в рекламных проспектах. Сдают помещения и средства связи в аренду, часто просто задарма. Все это приводит к сращиванию административных “чинуш” с этими дельцами.

И никого не волнует, что мы потеряли молодое поколение, которое в недалеком будущем должно сменить сегодняшних пенсионеров науки.

От редакции:

Это письмо только подтверждает, что нынешняя российская наука – это сплошные проблемы и улучшения ситуации пока не предвидится. Почти миллион российских ученых живет в нищете. Как показали исследования Института экономики переходного периода, – инновационный показатель нынешней российской науки составляет только десятую часть от того, каким он был в Советском Союзе, и двадцатую – от западного.

Вот несколько цифр, свидетельствующих о тяжелой болезни: если расходы на науку в 80-е годы составляли 3% ВВП, то теперь они сократились в десять раз. С 1999 по 2001 гг. количество инновационных фирм уменьшилось вдвое и составило всего 3,1%. Доля же расходов на науку в государственном бюджете сократилась с 1,79% в 2001 году до 1,55% в прошлом году.

Зарплаты ученых в прошлом году увеличились в пять раз, однако базовый оклад в размере 1500 рублей (около 50 долларов) не может быть стимулом для новоиспеченного кандидата наук. Отсюда массовая миграция молодых высококвалифицированных ученых. Лишь каждый десятый из них, отправляясь за границу для повышения квалификации, возвращается обратно.

Из 130 тысяч молодых специалистов государственную поддержку получают всего три-четыре тысячи. Соответственно, научные кадры стареют, в России только 12% ученых моложе 40 лет. В среде видных ученых тем временем наблюдается что-то вроде челночной миграции: они по три месяца в году проводят за границей, где им для экспериментов предоставляется современное оборудование, а остальное время дома занимаются теоретическими изысканиями.

Перечень проблем, которые приводит Институт экономики переходного периода, достаточно длинный. В России, например, не разработаны вопросы патентного права. Отсюда стремление многих ученых воплощать в жизнь результаты своих исследований за границей. Научные учреждения не имеют жилья для собственных специалистов.

Структура финансирования науки не эффективна. В 2001 году от промышленности поступило только 16,4% всех средств, еще 17 % – из-за границы. Остальное, большую часть, примерно две трети, дает государство. Для сравнения: на западе оптимальным считается государственный вклад в развитие науки в размере одной трети.

Кроме того, в зачаточной стадии остается сектор рискового капитала, который тем важнее, чем выше недостаток бюджетных средств. Один пример: из проектов, представленных на венчурной ярмарке, которая осенью 2002 г. прошла в Санкт-Петербурге под эгидой Европейского банка реконструкции и развития, не было реализовано ни одного подобного проекта. Не потому ли и сдает МГУ свои лаборатории под бизнесы?

1 комментарий

  1. …Спустя годы, хочется заметить, что проблемы постсовдеповской науки и её место в мире,
    к сожалению, все теже …

    С Уважением,
    Юрий Селезнев.

Комментарии закрыты.