ВЗГЛЯД НА САМОГО СЕБЯ

Павел Овчинников. Фото Владимира Фрумина

f2Фотографии четырёх разных женщин. Одна, невероятно тонкая и атлетически сложенная, застыла в узком проёме двух зданий, как кузнечик, вторая – в противогазе идёт навстречу неизвестному на фоне апокалиптических декораций, третья – беременная модель – застыла в коробке, полностью погрузившись в себя, четвёртая, с развевающимися волосами, свободно парит, как булгаковская Маргарита. Журнал B&W – законодатель мод в современной фотографии напечатал шесть работ хьюстонского фотографа Владимира Фрумина.

Журнал этот – авторитетнейшее издание в фотографическом мире распространяется в 50 странах. Он предназначен исключительно для знатоков и коллекционеров фотографии, а также для фотогалерей. В своих статьях журнал определяет тенденции и концепции развития современной фотографии.

Владимир Фрумин в течение десяти лет является подписчиком журнала B&W и только в этом году послал на конкурс работы из четырёх разных портфолио, вовсе не рассчитывая на успех. Результат – награда за выдающееся мастерство в фотографии («Excellence award»). Эту награду получили всего 15 человек из восьми тысяч приславших свои фотографии. Публикация в этом журнале – это вопрос престижа, а не денег.

f0Занятие фотографией для Владимира стало страстью очень рано. Сначала фотокружок в ленинградском Дворце пионеров им. Жданова, затем фотоклуб «Зеркало». Во многом сказалось влияние и авторитет отца – Ефима Фрумина – художника и фотографа, работы которого были несколько раз опубликованы на обложке журнала «Советское кино» (он фотографировал знаменитостей на Восьмом Московском кинофестивале, в частности, Джину Лоллобриджиду).

Первые годы эмиграции отнюдь не были для Владимира продуктивными в плане занятий фототворчеством. Настоящий интерес вернулся в 2001-м, когда он поступил на работу в НАСА. Один из сослуживцев являлся одним из активных членов Фотографического общества Хьюстона. Он-то и порекомендовал вступить в общество, что и стало для Фрумина новым витком в занятиях фотографией.

f1Начинал он, как многие другие, со съёмок друзей и родственников, деталей интересных зданий. Были и репортажные фотографии. Например, следствием поездки в Чернобыль, которую Владимир предпринял в 2004 году, явились журналистские фотографии без привнесения чего бы то ни было нового в кадр.

Он предпочитает чёрно-белые фотографии цветным, утверждая, что чёрно-белая фотография намного интересней и драматичней, у неё гораздо больше возможностей и выразительных средств. Иногда он раскрашивает отдельные детали, показывая этим абсурдность той или иной ситуации. Тему своего сегодняшнего творчества Владимир определяет как «театр абсурда» или «театр жизни» – что для него, в сущности, одно и то же. Интересен своеобразный девиз, который фотограф декларирует на своём вебсайте: «I don’t have capacity to portrait the other people’s life. I portrait my own». «Когда я снимаю модель, то зачастую вижу её в первый раз и не знаю, «чем она дышит», какое у неё образование, культурный фон и интеллектуальный уровень, не говоря уже об интересах и привязанностях. Чтобы сделать классический портрет, ты должел изучить человека, заглянуть в его жизнь. Но это не мой стиль. Я снимаю не модель, а себя через неё», – рассказывает Владимир.

В 2006 году он неудачно сломал ногу – открытый перелом с заражением, после чего лежал в больнице 3 месяца, принимая сильнодействующие лекарства, борясь с депрессией, и в общей сложности перенёс 26 операций, которые ещё не закончились. Владимир считает, что вся эта история с переломом отложила огромный отпечаток на его жизни, взгляде на мир и, конечно, на творчестве.

Последние его фотографии напоминают работы Сальвадора Дали – постановочные гротесковые фотографии в обстановке заброшенности и запустения. Существует направление «abandonment», когда снимают заброшенные объекты – отели, дома, бензоколонки и т.п. Сам Фрумин определяет свой стиль как «неотрансгрессивный постмодернизм». Друзья называют его работы «чернухой», а он просто видит абсурдность мира и правил игры, в которую играют люди, отражая это по-своему. Владимир считает, что его «депрессивное» состояние – всего-навсего переосмысливание жизни, и пессимистический взгляд на вещи естественен: «Кто сказал, что Достоевскуй, Магритт, Дали были оптимистами? – спрашивает он и продолжает, – конечно, у меня есть ощущение, что я хожу по острию бритвы, и что если пойти дальше, то можно свалиться в такую бездну, что тебя перестанут понимать и принимать, а если свалиться на другую сторону, то есть опасность, что гротеск превратиться в юмор».

На вопрос, почему он выбирает не самые красивые модели, Фрумин отвечает, что считает всех без исключения женщин красивыми и не собирается модели «гламуризировать», заставляя их втягивать животы или выпячивать грудь. Ему интересно показывать реальных женщин, а не манекенов, он всегда в поиске новых моделей. «Те вещи, которые нравятся мне, не всегда нравятся модели, и она просит сделать для неё гламурную серию фотографий. У меня достаточно опыта и технических знаний, чтобы это делать. Но это не моя цель, я не гламурный фотограф. Мои работы достаточно нестандартные. Не исключаю, что кто-нибудь ещё работает в таком же ключе, но пока я таких не встречал, кроме, может быть, работы Ruth Bernhart – её знаменитой женщины в коробке, но там и коробка прямая и аккуратная, и модель гламурная, а у меня в серии «Incredible Expecattion» – всё наоборот.

Получение престижной награды только вдохновила Владимира на дальнеёшие творческие проекты. Вскоре он собирается в поездку по России и Израилю и надеется привезти много интересного материала. «Моя идея – проехаться по сибирским затерянным деревенькам, где люди живут так же, как они жили и пятьдесят, и сто лет назад. Не думаю, что буду снимать исключительно архитектуру или ландшафты. Мне хочется, чтобы на моих фотографиях присутствовали люди».

«Я рассчитываю на признание моих работ, – говорит Владимир. – И если сегодня многие зрители считают, что мои работы недостойны того, чтобы быть показанными где-либо, потому что некрасивы, негламурны, показывают тёмную сторону жизни, то публикация в журнале Black &White даёт фотографическому миру понять, что такие работы имеют ценность и право на жизнь».

3 комментария

  1. Пострясающе! Мне очень понравилось!
    и я бы с удовольствием сделала себе “такой” фотосет!
    а то эти отшлифованные глянцевые фото, взращивающие только кучу комплексов.

Комментарии закрыты.