ХОРВАТИЯ – WELCOME TO EU

Борис Немировский

Мораторий, объявленный Евросоюзом на принятие новых членов, закончился: лидеры стран ЕС объявили, что ровно через два года Сообщество пополнится новой страной-участницей. Ею должна стать Хорватия.

Почти 20 лет назад, 25 июня 1991 года, завершилась 72-летняя история страны под названием Югославия. Тогдашний лидер Словении Милан Кучан объявил в Любляне о независимости своего государства и выходе eго из состава федерации. Одновременно со словенцами о своей независимости заявили хорваты. Немедленно после этого события, в ночь на 26 июня, началась война.

20 лет, как Югославии нет

В отличие от распада Чехословакии, разделение Югославии не прошло мирно и бескровно. Народная армия СФРЮ ответила на объявление независимости двух республик танками. В результате боев в следующие десять дней погибли 74 человека, большинство из них – солдаты югославской армии. Увы, но этими жертвами дело не кончилось: провалившаяся «операция по замирению» Словении и Хорватии стала лишь слабым прологом к целой серии войн, продолжавшейся долгих 10 лет и унесшей жизни 160 тысяч человек.

Но плотина была уже прорвана: вместе со Словенией от Югославии откололась Хорватия – республика с сильной сербской диаспорой, которую могущественный Слободан Милошевич ни в коем случае не желал отпускать из-под контроля Белграда. Не только он, но и военная верхушка югославской армии полагала, что Социалистическая Федеративная Республика Югославия может быть сохранена военными методами. Так, тогдашний министр обороны СФРЮ Велко Каджевич, рассказывая своим офицерам о последней встрече со словенскими руководителями, заявил следующее: «Словения и Хорватия проводят политику свершившихся фактов. Все будет зависеть от армии. Мы будем воевать за целостность Югославии – если не получится достичь этого мирным путем, у нас есть и другие варианты».

Чем закончилась эта история – сегодня, увы, известно слишком хорошо. Югославия развалилась на пять частей, которые десять лет подряд воевали друг с другом, погибли сотни тысяч людей. В процессе войны были совершены страшные военные преступления, Интерпол по сей день разыскивает тех, кого одни считают героями и патриотами, а другие – бандитами и убийцами. Нет смысла спорить о том, кто есть кто – на самом деле, этот вопрос решит история. А там, где раньше была Югославия, теперь образовался целый ряд новых государств. Oдни из них успели оправиться от военного лихолетья, в других по сей день расположены миротворческие контингенты войск ООН либо НАТО, третьи продолжают распадаться – где мирно, где опять военным путем. От Сербии было оторвано Косово – и там немедленно возникла албанская республика, не признанная половиной мира, с руководителями, которых по сей день подозревают не только в политических убийствах и в пытках, но и в подпольной торговле наркотиками, оружием, человеческими органами… Обрела независимость Черногория. На этот раз мирно, без малейших эксцессов, вот только случилось это в канун мирового финансового кризиса, так что жизнь в этой новой независимой республике – далеко не самая простая и безоблачная.

Словении в этом отношении повезло больше других: еще в 2004 году эта страна стала членом Евросоюза и с тех пор, по большому счету, продолжает процветать в экономическом отношении. Еще до начала кризиса она завоевала сразу два неофициальных титула: «любимицы Европы» и «европейского автосборочного цеха» – последним именем Словению назвали потому, что в эту маленькую страну с населением чуть больше 2 млн. человек буквально потоком хлынули автомобильные концерны со всего ЕС: здесь по сей день собираются немецкие и французские, итальянские и даже шведские автомобили. Словения, как наиболее развитая из европейских «новичков», успела даже вступить в еврозону – с 2007 года она заменила свой национальный словенский толар на общеевропейскую валюту.

Доверяй, но проверяй

И вот теперь, ровно через 20 лет после распада Югославии, европейцы широко распахнули двери еще для одной бывшей югославской республики – Хорватии. Собравшись на минувшей неделе в Брюсселе на саммит, лидеры государств и правительств Евросоюза приняли решение о том, что переговоры с Загребом о вступлении в ЕС могут считаться успешно завершенными. Страна исполнила все требования, предъявляемые к кандидатам, и вполне готова войти в общеевропейскую семью – впрочем, произойти это должно не сразу, а через два года. 1 июня 2013 года население Евросоюза возрастет еще на 4,5 млн. человек, а количество государств Сообщества увеличится до 28. До конца этого года должен быть подписан соответствующий договор с Хорватией, после чего эта страна получит для начала статус «привилегированного партнера».

Впрочем, не все так радужно и красиво, как это стараются представить лидеры Европы. Окончательный меморандум, принятый в Брюсселе, содержит в себе весьма неприятный для Хорватии пассаж: а именно, о том, что в течение двух лет эта страна будет находиться «под наблюдением» со стороны европейских специалистов, чтобы окончательно убедиться, что она соответствует всем критериям члена ЕС. Этот пассаж был принят, потому что в Европе не забылся еще скандал с Румынией и Болгарией: эти страны, принятые в Евросоюз в 2007 году, как выяснилось позже, «подретушировали» собственные отчеты об экономическом положении и производственных мощностях, а также, в случае с Болгарией – значительно занизили официальную статистику преступности и коррупции. В результате Евросоюз получил, с одной стороны, страны, чей уровень жизни, производства и экономики во многом оказался ниже, чем, скажем, в той же Украине (сейчас, правда, Болгария с Румынией несколько «подтянулись», а Украина под чутким правлением президента Януковича, наоборот, основательно «провалилась»), с другой же – болгарские преступные группировки, накрепко сросшиеся с органами государственной власти, не только получили доступ к секретным банкам данных Европола и стали торговать направо и налево соответствующей информацией, но и ухитрились в течение пары лет разворовать три миллиарда евро, которые Евросоюз выделил Болгарии на борьбу с коррупцией.

Так что теперь европейцы, наученные горьким опытом, собираются в течение двух лет внимательнейшим образом присмотреться к новому кандидату в члены Сообщества. Впрочем, вполне вероятно, что в данном случае эти предосторожности окажутся совершенно излишними: за минувшие 20 лет Хорватия продемонстрировала миру настоящее экономическое чудо, превратившись из слаборазвитой аграрной страны в государство со стабильной экономикой и, что немаловажно для европейцев, низким уровнем преступности и коррупции. Эта маленькая республика на побережье Адриатического моря давно уже стала «всеевропейским курортом», составляя конкуренцию таким «монстрам» туристического бизнеса, как Испания и Португалия, не говоря уж о Болгарии, куда богатые европейские туристы по-прежнему не спешат отправляться на отдых, недовольные низким качеством обслуживания и, что уж греха таить, высоким уровнем преступности. Хорватия, в которой туристический бизнес обеспечивает более 40% общенационального дохода, постаралась обеспечить зарубежным гостям наилучшие условия.

Что же касается самого дохода – то и тут хорватам живется лучше, чем многим европейцам. Средний доход на душу населения составляет здесь 18575 долларов США в год (данные на 2008 год, сейчас эта цифра, по оценкам специалистов, несколько выше) – для сравнения, в Литве, члене ЕС с 2004 года, этот показатель составляет $14273, в Болгарии – $11760, а в Румынии – $7391. Более того: как показывает опыт, сам факт принятия решения о вступлении в Евросоюз подстегивает экономики государств, которым это вступление твердо обещано. Так произошло, к примеру, с Польшей и Чехией – причем, не в последнюю очередь, из-за серьезных инвестиций, как частных, так и европейских государственных, которые потоком хлынули в эти страны, когда стало ясно, что они вот-вот вступят в ЕС. Подобная перспектива, как правило, резко оживляет торговлю недвижимостью и, соответственно, цены на землю, что также служит источником дополнительной прибыли.

Впрочем, как водится, есть в этой бочке меда и своя ложка дегтя. Во-первых, теперь Хорватии придется в течение двух ближайших лет серьезно перестраивать собственную экономику, подгоняя ее под общеевропейские стандарты – а в Европе, до предела бюрократизированной и «взнузданной» бесчисленными торговыми ограничениями, квотами на производство тех или иных товаров и прочими рамками внутренних рыночных отношений, новичкам «притереться» бывает очень нелегко. Во-вторых же, как показывает печальный опыт, с момента объявления о приеме в Евросоюз нового государства, в этом государстве наблюдается резкий скачок уровня нелегальных махинаций: в первую очередь, касающихся гражданства и постоянного вида на жительство. К примеру, только по самым приблизительным оценкам, в период с 2000 по 2004 год на черном рынке было продано более 2 млн. поддельных чешских паспортов. Особенным размахом в торговле липовым чешским гражданством отличились российские и украинские «бизнесмены»: стоимость поддельного или краденого паспорта Чешской республики варьировалась в пределах от 2 тыс. до 50 тыс. евро. Чешские власти признали, что весьма либеральный закон о получении вида на жительство позволил поселиться в Чехии, по самым скромным оценкам, более чем двумстам тысячам преступников, разыскиваемых на родине – в основном, это жители государств бывшего СССР. С момента вступления Чехии в ЕС этот закон был кардинальным образом переписан, теперь он является, пожалуй, одним из наиболее жестких в Европе, но воры, бандиты, коррумпированные чиновники, ставшие в одночасье «европейцами», успели разбежаться по всему Евросоюзу и за его пределы.

Чтобы этого не произошло опять, Еврокомиссия приказала Европолу усилить наблюдение за движением теперь уже поддельных хорватских паспортов на черном рынке. Хорватские правоохранительные органы получат подкрепление в лице европейских специалистов, призванных оказать этой стране помощь в борьбе с нелегальной миграцией. Обжегшись на молоке, европейцы склонны теперь дуть на холодную воду.

Пощечина Турции?

Решение о вступлении Хорватии в Евросоюз интересно еще и тем, что страна, судя по всему, станет первой, получившей доступ в «общеевропейский дом» после длительного перерыва. Приняв в 2007 году Румынию и Болгарию, Брюссель поспешил объявить, что, мол, «двери закрываются», и в ближайший десяток лет не следует ожидать приема в ЕС новых государств. Этот мораторий был официально объяснен двумя причинами: во-первых, Евросоюзу-де, принявшему в течение трех лет двенадцать новых членов, придется основательно потрудиться, чтобы «переварить» их и устроить поудобнее, а во-вторых – как раз в это время один за другим рухнули два подряд проекта Евроконституции, а потом развернулись настоящие политические битвы вокруг Лиссабонского договора. А без принятия нового базового соглашения ЕС попросту не имел юридических оснований для расширения. Таким образом, всех кандидатов попросили «обождать в приемной», пока европейцы будут решать свои внутренние дела.

Неофициально же некоторые комментаторы отмечали в то время, что причина «закрытия Европы» заключается вовсе не в «пищеварительном процессе» и не в юридических неурядицах европейцев, а в банальном нежелании лидеров Евросоюза принимать две страны, являвшиеся на тот момент ближайшими кандидатами – Украину и Турцию. В том, что касается Украины, находившейся тогда на пике «оранжевой» демократии и всеми силами стремившейся в Европу (причем оснований быть принятой в ЕС у нее объективно было гораздо больше, чем у тех же Румынии и Болгарии) – тут свое веское слово сказал Кремль, беззастенчиво «давивший» на Брюссель простым требованием: «Руки прочь от зоны наших особых интересов!» и ухитрявшийся даже оказывать влияние на ход, казалось бы, внутренних саммитов Евросоюза. Европейские лидеры в конце концов уступили и решили отложить украинский вопрос «на когда-нибудь» – о чем теперь, очевидно, жалеют. В случае же с Турцией, давление извне даже не понадобилось: Анкара, похоже, имеет все шансы завоевать титул «самого терпеливого кандидата в ЕС» – переговоры с ней о вступлении продолжаются уже более 15 лет и никакого просвета не видно. Так что «временное закрытие» послужило антитурецкому лобби Европы замечательной отговоркой, чтобы по-прежнему играть с турками в увлекательную игру «да и нет не говорить».

Теперь же, после того как европейцы сами решили досрочно прервать собственный мораторий на прием новых членов, турецкий вопрос, скорее всего, вновь будет задан Анкарой Брюсселю. Более того, многие комментаторы полагают, что свежепереизбранный премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган имеет все основания, чтобы задать свой вопрос весьма раздраженным и настойчивым тоном: ведь прием Хорватии откроет доступ в Евросоюз потенциальным новым странам-участницам, в то время как Турцию, похоже, опять собираются «кормить завтраками». Решение о вступлении Хорватии в ЕС некоторые турецкие газеты уже сейчас поспешили назвать «пощечиной Турции» и призвали власти страны либо поставить перед Европой вопрос ребром, либо перестать обманывать самих себя и отказаться от мысли о вступлении в Евросоюз навсегда.