КНР БОИТСЯ ЗА СОБСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ

Борис Немировский

kВ то время как США грозит долговой кризис и новый виток экономической рецессии, а Европа борется с угрозой кризиса финансового, руководство Китая всерьез обеспокоилось судьбой тех огромных инвестиций, которые были сделаны КНР в прошедшие годы в экономику и финансовую систему Запада. Обеспокоились до такой степени, что решили даже помочь своим идеологическим противникам удержаться на ногах.

В Европе только что завершился внеочередной саммит лидеров стран еврозоны, посвященный поискам спасения Греции от банкротства: было принято беспрецедентное решение об участии в пакете помощи частных банков, а также введено небывалое до сих пор понятие «временной неплатежеспособности страны» – то есть того же банкротства, но как бы «понарошку». В США проходят труднейшие переговоры между президентом Бараком Обамой, сенатом и палатой представителей: страна вот-вот достигнет разрешенного законом потолка набора кредитов, и непонятно, как государственной казне, задолжавшей поистине головокружительные суммы, но, тем не менее, почти пустой, существовать дальше. Закон позволяет американскому правительству набирать не более 14,3 триллиона долларов долгов – и эта планка будет преодолена уже 2 августа – то есть, вот-вот. Если республиканцы и демократы не договорятся – самой мощной экономике мира грозит та самая пресловутая «временная неплатежеспособность» – и рейтинговые агентства уже сейчас угрожают «чреватыми последствиями», вплоть до серьезного снижения до сих пор безупречного кредитного рейтинга Америки.

Второе китайское предупреждение

За развитием долгового кризиса США и Европы весьма пристально наблюдает Пекин. Причем вовсе не с естественным, казалось бы, для идеологического противника злорадством – напротив, со все возрастающим беспокойством. Ситуация, сложившаяся в финансовых системах западных государств, означает для Китая серьезную угрозу. Не только потому, что эта страна является крупнейшим кредитором Америки, но еще и из-за того, что валютные накопления КНР (напомним – крупнейшие в мире, по данным китайских экономистов, они на данный момент составляют $3,32 трлн.) на три четверти состоят из долларов США, а еще на четверть – из евро. Пекинские руководители боятся за свое необъятное состояние.

Речь идет о непредставимых денежных объемах и о зависимости, избавиться от которой не в состоянии никто: только американских государственных ценных бумаг у Китая скопилось на сумму, превышающую триллион долларов. КНР – крупнейший кредитор Америки, каковой факт в настоящий момент китайцев вовсе не радует, уж скорее пугает: ведь разразись в США новый кризис – и плакали тогда китайские денежки. Так что неудивительно, что китайское руководство в последнее время все громче заявляет о том, что ему хотелось бы быть как можно более подробно осведомленным о предпринимаемых Белым домом финансовых мерах по спасению страны от «временной неплатежеспособности» (напомним – отныне именно так, уменьшительно-нестрашно, называется банальное банкротство).

«Китайская Народная Республика, как крупнейший заимодавец США, пристально следит за экономической политикой президента Обамы, – заявил китайский премьер-министр Вэнь Дзябао еще в марте 2009 года. – У нас имеются собственные ожидания и требования, и мы намерены присмотреть, чтобы китайские интересы были соблюдены в любом случае». В отличие от американских и европейских политиков, лидер правительства КНР не подыскивал тогда эвфемизмов и даже отказался от, казалось бы, врожденной китайской вежливости. «Мы одолжили американцам гигантские денежные суммы, – рубил он сплеча. – Естественно, теперь мы обеспокоены сохранностью наших денег. Америка должна оставаться достойной доверия нацией».

Впрочем, уже тогда Вэнь Дзябао, пожалуй, как никто другой понимал, что даже столь резкие выступления сами по себе малоэффективны. Как говаривал Владимир Владимирович Путин, «товарищ волк слушает, да кушает». И тогда китайцы вспомнили, что у них имеется собственное рейтинговое агентство – оно называется Dagong и является подразделением Государственного банка КНР. Это рейтинговое агентство еще в ноябре прошлого года снизило кредитный рейтинг США – то есть сделало то, чем сегодня грозят Белому дому признанные во всем мире «три кита» – Fitch, Moody’s и Standard & Poors. Но и эта мера не вызвала никаких последствий, кроме слабенького медиа-эха в западных СМИ. На прошлой неделе агентство Dagong уже во второй раз понизило кредитный рейтинг Америки – и вновь этого почти никто не заметил. По мнению специалистов этого агентства, «сразу несколько факторов, влияющих на способность США делать регулярные выплаты по взятым ими кредитным обязательствам, продолжают ухудшаться», так что в глазах китайцев Америка опустилась в рейтинге кредитного доверия уже на две ступеньки, до позиции A+.

«В самом начале Америка находилась для нас, безусловно, на самой высокой ступени – ААА. Осенью прошлого года нам пришлось понизить эту оценку, так как американцы всерьез нарушили интересы своих кредиторов, запустив свой «печатный станок» и выпустив огромное количество новых долларов без веских на то оснований», – пояснил руководитель агентства Dagong Гуань Чиньжонг в интервью китайскому государственному телевидению. «Мы восприняли это, как нарушение доверия. Мы ни на секунду не колебались, снижая кредитный рейтинг Америки, так с кредиторами не поступают. Финансовый кризис показывает, что в данный момент традиционная система международного кредитования находится на грани полного отказа», – считает китайский экономист.

Это снижение рейтинга, откровенно говоря, выглядит, скорее, не серьезной мерой сдерживания США, как должника Китая, а отчаянной попыткой Пекина заставить Вашингтон сменить свой финансовый и экономический курс. Отчаянной и малоэффективной: ведь китайское рейтинговое агентство в США попросту не признается. Опять же, вовсе не по политическим причинам, а потому что у официальных органов США нет возможности проверить методы сбора и обработки информации, применяемые агентством Dagong. Кое-кто, правда, замечает, что до сих пор американские агентства Fitch, Moody’s и Standard & Poors также не отчитывались в своих методах, скажем, перед европейскими финансовыми органами, но у тех, по крайней мере, всегда была возможность потребовать подобный отчет, как это в данный момент сделала Италия. Спрашивать же что-либо у китайцев попросту бесполезно, и поэтому на рейтинги Dagong ни американцы, ни европейцы абсолютно не обращают внимания. Раньше подобная скрытность была китайцам на руку, теперь она же вредит КНР: Пекин убежден, что финансовый кризис Запада, кроме всего прочего, виноват еще и в том, что инфляция юаня перевалила за 6% годовых.

«Куды крестьянину податься?»

Известная китайская специалистка по экономическим вопросам, профессор шанхайского университета «Фудан» Пан Жингли считает, что инфляция будет пожирать стоимость юаня еще и через десять лет. Западные экономики остаются слабыми, – поясняет она. В этой связи страны Запада и далее будут проводить свободную денежную политику, оказывающую влияние на весь мир. Полезные ископаемые, таким образом, будут все более дорожать, что ставит зависимый от их импорта Китай в позицию жертвы. Китайский экономический бум оборачивается своей неприглядной стороной: чтобы сохранить свой экономический рост и не отказаться от надежды достичь благосостояния, КНР вынуждена импортировать все больше полезных ископаемых и платить за них все больше денег. В этой ситуации, – полагает профессор Пан, – у руководства КНР нет иной альтернативы, кроме продолжения попыток экономической экспансии в государства, богатые природными ресурсами, в первую очередь, в соседние страны центральноазиатского региона, но это чревато серьезнейшими политическими осложнениями в ближайшем будущем.

Подобные пессимистические комментарии можно найти и в китайском Интернете. Китайцы чувствуют себя, как кредиторы, обманутыми и бессильными перед изощренными методами «кидания», применяемыми их должниками. «Мы обеспечиваем дешевую рабочую силу, мы уничтожаем собственную экологию – для чего? Чтобы купить очередные ценные бумаги США, которые вот-вот обесценятся? – вопрошает известный в Китае экономический блогер Кви Линн. – Мы поддерживаем страсть американцев к швырянию деньгами и стремление американских банков заработать на нас как можно больше. Без сомнения, мы – худшие из всех кредиторов. Американские облигации нам еще дорого обойдутся. Это почти что как атомная бомба для Китая».

«Раз уж Китай такое большое значение придает своим американским кредитам, Америка не может попросту плюнуть и уйти, – считает Кви Линн. – Если стоимость этих ценных бумаг упадет, Китаю придется проглотить эту горькую пилюлю. И кто пострадает больше всех? Правительственные чиновники? Или простые китайцы?» Налогоплательщик всегда остается в дураках – в этом большинство китайцев убеждено так или иначе, причем это убеждение не концентрируется исключительно на проблемах китайских кредитов. Естественно, китайцы сердятся на свое правительство, набравшее такое количество американских ценных бумаг. Вот и получается, что финансовый кризис в Америке создает, кроме всего прочего, социальное и экономическое напряжение в Китае, а вслед за ними – уже чисто политические проблемы в странах, граничащих с КНР: ведь испуганные западным кризисом китайцы ищут теперь, куда бы сплавить накопленные и неработающие деньги, а удобнее всего это сделать там, где эти обесценивающиеся «бумажки» можно обменять на серьезные активы: природные ресурсы, землю, промышленные предприятия… «Оборотная сторона глобализации» видна сегодня невооруженным глазом, и вряд ли она нравится хоть кому-нибудь.