ЮЛИЯ ТИМОШЕНКО: АРЕСТОВАТЬ НЕЛЬЗЯ ВЫПУСТИТЬ

Борис Немировский

tВ Украине – судебно-политический скандал, далеко вышедший за рамки «летнего»: судья Печерского райсуда украинской столицы распорядился взять под арест Юлию Тимошенко. Экс-премьер, лидер оппозиции и «знамя Оранжевой революции» оказалась в двухместной VIP-камере. Но как бы плохо ни было ей – ее главному оппоненту, президенту Виктору Януковичу, еще хуже: Европа грозит окончательно списать его в «диктаторы» и не дать ни инвестиций, ни вожделенной зоны свободной торговли. Более того – оскорбленной сочла себя и российская власть: Кремль успел заявить, что считает процесс над Юлией Тимошенко политическим.

Краткая предыстория конфликта: Генпрокуратура Украины привлекла экс-премьера страны Юлию Владимировну Тимошенко к суду по обвинению в превышении служебных полномочий, выраженных в заключении заведомо невыгодных для страны газовых контрактов с российским «Газпромом» в начале 2009 года. Генеральный прокурор Виктор Пшонка, являющийся, к слову, близким другом и даже кумом украинского президента (Янукович лично назначил его на прокурорскую должность сразу после прихода к власти в 2010 году), возбудил попутно уголовные дела еще по двум обвинениям: во-первых, Юлию Тимошенко подозревали в разбазаривании государственных денег, полученных за продажу так называемых «киотских квот» (квот на количество выбросов углекислого газа в атмосферу, распределенных согласно Киотскому протоколу), а во-вторых, в том, что при ее попустительстве в 2009 году были под правительственные гарантии закуплены в Чехии 1000 автомобилей «Опель-комбо», переделанные в кареты неотложной медицинской помощи, не обладая при этом необходимыми техническими характеристиками.

Три прокола Генпрокурора

Несмотря на то что прокуратура неоднократно выступала с заявлениями о том, что по всем трем делам у нее имеется непробиваемая доказательная база, последние два обвинения развалились, не добравшись до зала суда. Сначала японцы, призванные следить за исполнением Киотского протокола, заявили о том, что не имеют к Тимошенко ни малейших претензий. Согласно Киотским соглашениям, страна, продавшая свои квоты, имеет право использовать вырученные деньги исключительно на проекты, связанные с охраной окружающей среды и развитием «чистой» энергетики. Формально Юлия Тимошенко в самом деле нарушила это правило: заработанные Украиной средства на общую сумму примерно в 380 млн. долларов она потратила не на экологию, а на пенсии – передала их Пенсионному фонду, который в то время испытывал недостаток средств. При этом несколько позже она же направила такую же сумму уже по назначению – то есть, по сути, привела «киотский баланс» в порядок, в чем и отчиталась перед международными наблюдателями. Этот факт Генпрокуратура попросту проигнорировала, но выступление японских официальных лиц поставило все на свои места, а Тимошенко заработала популярность, так как каждому украинскому пенсионеру немедленно стало известно, что «Юлю хотят посадить за то, что она выплатила пенсии старикам». Это был первый прокол прокурора Пшонки.

Вторым проколом стала экспертиза, которую по заказу украинских властей (и, к слову, за большие деньги) провели американские компании – юридическая фирма Covington & Burling LLP и аудиторская компания BDO – в деле о закупках пресловутых автомобилей «неотложки». Говорят, что обратиться к американцам приказал лично Виктор Янукович, решив, что если им достаточно заплатить – они выдадут «нужную» экспертизу, не поморщившись. Американцы поступили иначе: взяв деньги, они провели добросовестную экспертизу, подтвердившую, что закупка автомобилей была произведена строго по правилам, со всей отчетностью. Насчет пригодности или непригодности этих машин для целей медицинской транспортировки украинские эксперты спорят по сей день, но факт заключается в том, что ни одна из них не была снята с линии и все они продолжают «бегать», в основном, в сельской местности. Если принять за правдивые слухи о личном приказе Януковича, то это, получается, его прокол, но Цезарь, как известно, выше подозрений – а значит, провал с американскими аудиторами опять записали на счет многострадального Генпрокурора.

Третий «прокол» случился тогда, когда в Украину весной с очередным визитом прибыл российский премьер-министр Владимир Путин. В то время как его украинский коллега Николай Азаров отчаянно пытался уговорить несгибаемого ВВП «подвинуться» и снизить цену на поставляемый украинцам природный газ, Генпрокурор Виктор Пшонка не нашел ничего лучшего, как, воспользовавшись случаем, попытаться вызвать российского «лидера нации» на допрос по делу о газовых контрактах в качестве свидетеля. Трудно сказать, что произошло на переговорах за закрытыми дверьми в резиденции украинского президента на Банковой улице в Киеве, когда «Большой Пу» узнал, что его хотят «привлечь», но совместную пресс-конференцию Путина и Януковича в тот день отменили без объяснения причин, а сам Владимир Владимирович с тех пор в Украину ни ногой. Конечно же, официально вся эта история вообще как бы не имела места – по крайней мере, представители украинских властей по сей день с пеной у рта отрицают, что Пшонка пытался отправить вызов в прокуратуру Путину, но инсайдеры утверждают, что на следующий день цвет лица Генпрокурора, вызванного «на ковер» к куму-президенту, лишь немногим отличался от его лиловой прокурорской формы.

А судьи кто?

Несмотря на все неувязки и провалы, следственная группа Генпрокуратуры все же «дотащила» дело Тимошенко до суда – и тут начались новые проблемы. Дело в том, что никому из киевских судей вести процесс позволить было никак невозможно. Все они, как работающие в столице Украины, были на виду и обо всех было известно, кто кому симпатизирует и кто кем «поставлен». Дилемма Виктора Януковича выглядела следующим образом: если судить Тимошенко будет ставленник Партии регионов – весь суд автоматически превращается в фарс, и признать обвинительный приговор не захочет никто из тех, кому украинский президент в последние два года отчаянно пытается «понравиться» – ни в Европе, ни в Америке, ни в России. Если же судьей окажется «симпатизант» Юлии Владимировны либо даже нейтральный судья (а такие в Киеве все еще сохраняются, несмотря на двухлетнюю «чистку рядов», проводимую дорвавшимися до власти «регионалами»), то при той доказательной базе, которую смог «по сусекам наскрести» прокурор Пшонка, Тимошенко попросту оправдают вчистую.

Поэтому дело Юлии Тимошенко поручили удивительному персонажу: судье Печерского районного суда Родиону Владимировичу Кирееву. Это очень молодой для судьи человек (ему всего лишь 32 года), начавший свою трудовую деятельность в юстиции 13 мая 2009 года, причем не в Киеве, а в городе Березань Киевской области. В столицу он перебрался примерно через год, а именно – 20 апреля 2011 года. То есть именно тогда, когда перед украинской «региональной» властью во весь рост встал вопрос – кому отдать Тимошенко на суд. Таким образом, получается, что «главную подсудимую страны» судит, простите, юридический сопляк с двухлетним опытом работы. Что поделать, те же инсайдеры утверждают, что Янукович четко и недвусмысленно приказал «закрыть» Тимошенко любой ценой. Более того, он ведь обещал ей это еще во время предвыборной президентской кампании, а непреложное правило, накрепко вызубренное «дважды несудимым» украинским президентом во время его собственных «ходок на зону», гласит: «Пацан сказал – пацан сделал».

С самого начала суда было непонятно, кого кому отдали на растерзание: Тимошенко – судье Кирееву или же, наоборот: судью – Юлии Владимировне. В ее адвокатах состоят маститые «зубры», постоянно указывающие председателю суда на многочисленные упущения и нарушения уголовно-процессуального кодекса. Сама Тимошенко с присущим ей актерским талантом устроила из заседаний непрекращающийся цирк, то отказываясь назвать себя, то выставляя на посмешище свидетелей обвинения – впрочем, оставаясь при этом в рамках, дозволенных ей судебными правилами. Судья же, задерганный постоянными указками на собственный непрофессионализм, начал паниковать: по непонятным причинам прерывал заседания и отправлялся кому-то звонить (злые языки утверждали – просить инструкций не то у Генпрокурора, не то у главы администрации президента Сергея Левочкина), вдруг взрывался и удалял из зала адвоката Тимошенко, народного депутата Украины Сергея Власенко, обвиняя его в неуважении к суду. Дошло до того, что у бедного юноши начало явственно дергаться веко. На самом деле, следует признать, что Тимошенко и ее юристы весьма грамотно «разводили» все это время Киреева: их целью был сбор материала для апелляции, причем не в украинские, а в европейские судебные инстанции. И нужно сказать, что с этой работой они блестяще справились: по состоянию на данный момент, ни один европейский суд просто физически не может признать обвинительный приговор Печерского райсуда легитимным – ведение процесса полностью противоречит статье 6 Европейской конвенции по правам человека, где трактуется нарушение конституционных прав подсудимых.

Куда ни кинь – всюду клин

Так что последний на данный момент «аккорд» этой симфонии абсурда, арест Юлии Тимошенко, на самом деле, играет ей на руку. О том, что ее вот-вот «закроют», украинские оппозиционеры стали говорить еще в первых числах июля, и тогда представители правящих кругов потратили немало слов, чтобы опровергнуть эти слухи. После чего судья Киреев свел их усилия на нет, отправив Тимошенко за решетку. Она же, словно только этого и ожидала, прямо из тюрьмы развернула настоящую агитационную кампанию – и опять же, следует признать, сделала это с блеском. До сих пор разобщенные и грызшиеся меж собой оппозиционеры вдруг словно проснулись и разом кинулись на защиту Юлии Владимировны. Не потому, конечно же, что воспылали к ней особой любовью. Причин для правозащитной активности у них две. Во-первых, у них появилась замечательная возможность «прозвучать» на экранах и первых полосах газет, заработав себе на будущее дополнительные голоса. В особенности это касается Виталия Владимировича Кличко, который, как известно, является не только блестящим спортсменом с мировой известностью, но и председателем не слишком до сих пор успешной партии с довольно прозаичным для боксера названием «Удар» (на самом деле, расшифровывается это грозное имя, как «Украинская демократическая ассоциация за реформы»), а также кандидатом на пост мэра Киева, причем выборы должны состояться уже в сентябре. Вторая же причина «пошуметь» для оппозиционных политиков – они всерьез почуяли, как запахло жареным. Ведь если Юлию Тимошенко в самом деле посадят – это будет «звоночком» для всех, кто хоть в малейшей степени в чем-то не согласен с нынешней властью. Янукович еще не стал «украинским Лукашенко», но, как говорится – лиха беда начало…

Так что арест Юлии Владимировны небывалым образом сплотил оппозицию и тем самым создал партии власти множество проблем. Еще хуже приходится сейчас собственно инициатору всего этого судебного процесса, Виктору Януковичу. Он очень надеялся на то, что, завершив суд до осени обвинительным приговором, избежит слишком уж бурной реакции со стороны Европы. Не вышло. Реакция последовала незамедлительная и весьма резкая. Косноязычным разглагольствованиям Януковича о том, что Украина под его руководством твердо встала на путь построения демократического общества, в европейских столицах и так не слишком-то верили, но хотя бы до сих пор вежливо улыбались в ответ. Теперь же улыбки исчезли, а Брюссель грозит внести Украину в список стран с диктаторским режимом – и прощайте надежды на западные инвестиции (а Украина, как, пожалуй, ни одна другая страна постсоветского пространства, от них зависит), на создание зоны свободной торговли с Евросоюзом, которую обещали к концу 2012 года, возможно – даже на проведение футбольного чемпионата Европы в будущем году, а также на безвизовый режим между Украиной и ЕС. Да какой там безвизовый, того и гляди, высшим украинским чиновникам во главе с Януковичем вообще запретят въезд в пределы Евросоюза.

Проблема заключается в том, что Янукович и его «регионалы» попались в ту самую ловушку, которой до сих пор не избегал ни один политик постсоветских «псевдодемократических» стран: все они искренне полагают, что европейцы, так же, как и они сами, говоря о демократии и правах человека, исполняют некий обязательный ритуал, играют в игру, за которой не стоит ничего реального. Между тем на Западе больше доверяют функционирующим институтам правового государства и гражданского общества, нежели тем понятиям, по которым привыкли жить представители нынешней украинской власти. Многие из тех, кто еще вчера были готовы договариваться с украинской властной верхушкой, уже устали от такого специфического уровня понимания глобальных процессов и мировой политики. И потому в заявлениях впервые мелькнуло неприятно настораживающее понятие «санкции». Все очень просто: европейцы вполне в состоянии представить себе, что Тимошенко и впрямь наломала дров с пресловутыми газовыми контрактами, но для них эти ее действия относятся к области международной политики. По их представлениям, она уже была наказана тем, что проиграла выборы. Сажать бывшего премьера за то, что он как-то неправильно поступил в бытность свою во главе Кабмина, никому в Европе в голову не придет. Иначе, например, Герхард Шредер давно уже оказался бы на нарах – за то, что в последний год своего канцлерства «спроворил» все тому же «Газпрому» договор на строительство газопровода «Северный поток».

С другой стороны, Янукович и его «политолухи» не просчитали реакцию российских властей. Они, похоже, были на сто процентов уверены, что уж Россия-то, кровно заинтересованная в «прихватизации» украинской промышленности да и всей Украины в целом, совершенно спокойно «проглотит» обвинительный приговор Юлии Тимошенко. Не тут-то было. Ведь по сути, этот приговор означает, что украинский суд заодно обвиняет в преступлении против Украины не только Юлию Владимировну, но и ее партнера по контракту – Владимира Владимировича Путина. А ВВП, как говорится в известном анекдоте, «кусать нельзя». Исходя из этого, совершенно неудивительно, что российское правительство выступило с весьма резким заявлением по этому поводу, причем зачитал его никто иной, как лично министр иностранных дел Сергей Лавров.
Подводя итог, можно сказать, что украинская власть поступила строго по заветам покойного экс-шефа «Газпрома», российского посла в Украине Виктора Степановича Черномырдина: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Вместо давно лелеемой мести Юлии Тимошенко Виктор Янукович получил напряженные отношения с ведущими странами мира, включая США, а также конфуз перед «Большим Братом» – Россией. Вместо политической изоляции противницы получился ее политический взлет: теперь Юлия Владимировна – вновь героиня, вновь мученица, а все ее неприятные политические качества разом оказались забыты. В этом, кстати, заключается ее главная сила, как политика: ее таланты и бойцовские способности лучше всего раскрываются под давлением, в условиях жесткого прессинга. И именно эти условия Янукович ей обеспечил собственными руками.