АМЕРИКАНСКИЙ ДРАМТЕАТР: ПЕСНЯ И ПЛЯСКА СО СЧАСТЛИВЫМ КОНЦОМ

Владимир Михайленко

m1Когда американец говорит, что ходил в театр, на девять десятых будьте уверены, что ходил он на мюзикл. Когда говорят «идёт на Бродвее» – скорее всего, речь идёт не о высокой трагедии, а о развесёлом мюзикле. Мюзикл для США – то же самое, что цирк для Полиграфа Полиграфовича Шарикова, важнейшее из искусств (это, кстати, из знаменитой цитаты Ленина, которую большевики стыдливо укоротили; на самом деле цитата звучала так: «Цирк и кино – важнейшие из искусств»).

Мюзикл – это сплав воедино драматического театра, оперетты и варьете. Начавшись как потакание довольно-таки примитивным вкусам городской буржуазии, мюзикл в течение 20 века превратился в главный жанр американского театрального искусства; собственно, этот изначально балаганный жанр был поднят до вершин музыкального, танцевального и драматического искусства именно в Америке (в Европах и России до сих пор варьете – отдельно, опера – отдельно). Лучшие композиторы и драматурги начали сочинять музыку и сюжеты. В отличие от классического театра, где нужно зачастую терпение досидеть до конца (опять-таки нельзя не вспомнить Шарикова: «Разговаривают, разговаривают… Контрреволюция одна!»), и балета, который подразумевает подготовленный общей культурой и воспитанием вкус, мюзикл не требует от зрителя никакого умственного или нравственного напряжения. Он прежде всего развлекает и веселит. И чем качественнее он это делает, тем большие кассовые сборы получают продюсеры. Многие мюзиклы, такие как «Кошки» или «Призрак оперы» Эндрю Ллойд Вебера, не сходят с подмостков десятки лет. Значит, американскому народу это искусство нравится – он безошибочно голосует трудовым долларом.

Как и в любом живом искусстве, в жанре мюзикла сложилась определённая культура, появились традиции и потихоньку накопилось немалое наследие. Неизбежно желание адептов и поклонников сохранять это наследие и передавать его дальше новым поколениям и зрителей, и исполнителей, и будущим авторам. В Хьюстоне этим делом занимается некоммерческая организация Bayou City Concert Musicals. Её президент, бывшая бизнес-леди и телепродюсер Шэрон Уилямс, разъяснила «Нашему Техасу», в чём соль и суть деятельности этой организации.

«Мы примерно раз в полгода даём спектакль. Мы восстанавливаем мюзиклы, не даём их позабыть. Мы собираем труппу из профессиональных актёров, служащих в разных театрах, и готовим спектакль, который потом будет идти на чьей-то площадке в течение 3-4 дней, чтоб все ценители и желающие могли посмотреть какой-либо легендарный мюзикл вживую. С 8 по 11 сентября в театре «Хайнен» мы будем давать знаменитую «Радугу Финиана» в режиссуре нашего худрука Пола Хоупа. С 1940-х по 1960-е годы это был очень популярный мюзикл, причём популярный настолько, что Фрэнсис Форд Коппола снял по нему чудесный фильм как раз перед своим знаменитым «Крёстным отцом». Копполу привлекла провокативность этой истории, бросавшая вызов устоям и предрассудкам американского общества того времени.

Сюжет очень забавный. Некий ирландец Финиан, пьяница и разгильдяй, крадёт у лепрекона Ога заколодованный горшочек с золотом. Лепреконы – это такие зелёные ирландские гномики, существа бесчувственные и мстительные, зарабатывавшие на жизнь мелким воровством: по ночам пробирались в дома людей и от монет откусывали кусочки, которые как раз и копили в горшочках. Финиан с дочкой сбегает с этим золотом в Америку, где поступает батрачить на одного влиятельного политика-сенатора, по совместительству крупного плантатора-эксплуататора. Но за Финианом лепрекон Ог не поленился поехать, потому что без горшка с золотом не стало лепреконам никакой жизни. Финиан не хочет возвращать золото, его дочка Шэрон пускается в разгул с новым приятелем, нечаянно обретает колдовскую силу и превращает почтенного сенатора в афро-американца… В общем, закручено лихо и очень смешно, потому что лепрекон Ог, начавший расти без колдовской силы горшка, превращаться в смертного человека, внезапно влюбляется и отказывается возвращаться в своё униженно-мелкое состояние, и всё заканчивается остроумным хэппи-ендом.

Пересказать музыку, пение и танцы невозможно, надо прийти и посмотреть; это стоит тех символических 40 долларов, что стоит билет для взрослых, и 15 – для детей и студентов. Не посмотреть спектакль – это обделить себя, лишить огромного и редкого удовольствия. Скажу ещё, что роль Финиана была самой любимой ролью Фреда Астера».

1 комментарий

Комментарии закрыты.