А НЕГОДЯИ ТОРЖЕСТВУЮТ…

Геннадий Фильтингоф

Умер Иди Амин – угандийский диктатор и людоед, уничтоживший десятки тысяч людей. Он скончался в возрасте 80 лет в Саудовской Аравии, где жил последние 24 года со своими четырьмя женами, не испытывая нужды и не отказывая себе ни в чем. На его счетах в швейцарских банках осталось свыше 2 миллиардов долларов, украденных у угандийского народа, над которым он измывался в 1970-х годах, когда правил страной. Для Уганды это было самое кровавое время. Более ста тысяч человек были расстреляны, замучены в тюрьмах или просто исчезли. Амин открыто восхищался идеями Гитлера. Но никому почему-то даже в голову не пришло привлечь этого негодяя к судебной ответственности. Трибунал ООН по военным преступлениям, основанный в Гааге десять лет назад, отказался брать на себя этот «грех», мотивируя тем, что это дела «давно минувших лет». Мировые СМИ стыдливо уделили этому событию несколько газетных строк. Зачем писать о грустном?

Комментарий:

Чем же занимается Трибунал ООН? За 10 лет он принял к производству 91 дело, 37 из них уже рассмотрено. По некоторым даже вынесены обвинительные приговоры. Среди подсудимых – боснийский серб Дарко Мрджа. Год назад, на распорядительном заседании, он признал себя виновным в убийстве двухсот мусульман и хорватов 21 августа 1992 года. Мрджа – двенадцатый обвиняемый, признавший себя виновным. Дело Благоевича – второе, связанное с трагедией в Сребренице. Два бывших офицера армии боснийских сербов обвиняются в совершении в 1995 году массового убийства мусульман. Подобного зверства, по мнению членов Трибунала, Европа не знала со времен Второй мировой войны. По делу исходно проходили четыре человека, двое из которых на первом же заседании признали свою вину и заявили, что дадут показания. Момир Николич и Драган Обренович поведали, что побоище в Сребренице произошло не стихийно, а было тщательно спланировано. Они подтвердили заявленные прокурором цифры погибших – порядка 7 тысяч человек – а также то, что никакой вины, кроме национальной принадлежности, за ними не было. Многие боснийские сербы до сих пор оспаривают эти цифры, равно как и сам факт преднамеренной резни и попыток скрыть ее следы. В общем, судят в основном граждан бывшей Югославии, причем пешек. А амины, арафаты, саддамы умирают естественной смертью – миллиардерами и героями. Международный трибунал в Гааге планирует через пять лет разобрать все свои дела. «Виновные в страшных преступлениях признают свою ответственность и раскаиваются в содеянном, что весьма важно для залечивания психологических ран, оставленных балканскими войнами, – говорит заместитель главного прокурора Грэм Блюит. – Ведь сколько еще людей отрицают случившееся. Кроме того, обвиняемые, в зависимости от их положения, либо дают нам важную информацию о подлинных организаторах военных преступлений, которые долгое время оставались в тени, либо подталкивают к признаниям своих подчиненных». Бывший президент Республики Сербской Биляна Плавшич – первый крупный политический деятель, признавший свою вину за то, что случилось на Балканах. Учитывая чистосердечное раскаяние, суд приговорил ее только к 11 годам заключения, хотя обвинял ее поначалу в геноциде. Но эти обвинения доказать было трудно, поскольку в бывшей союзной Югославии шла гражданская война, и жестокость стала просто нормой жизни. Поэтому прокуроры с радостью согласились заменить геноцид на «кампанию преследования». Если на разбирательство событий, связанных с балканским кризисом, ушло уже пять лет, а на чеченские войны и вовсе не обращается внимания, то руки до африканских преступных режимов и международных террористов, которых поддерживают десятки стран, не дойдут никогда. Импотентная ООН становится главным источником нестабильности и преступности в мире.