ИГРЫ С «ГОЛУБЫМ ОГОНЬКОМ»

Борис Немировский

gaГазовый конфликт между Россией и Украиной углубляется: украинское руководство приняло решение о ликвидации компании «Нафтогаз», что, по его мнению, упраздняет кабальный контракт с «Газпромом», а российское руководство подчеркнуто демонстративно отпраздновало пуск в Европу первых тысяч кубометров газа по газопроводу «Северный поток» – в обход украинской территории. Большинство наблюдателей, как российских, так и украинских, сходятся в одном: дело идет к большой газовой войне.

Украина сделала очередной шаг в сторону обострения газового конфликта с Россией. Президент Янукович объявил, что государственная компания «Нафтогаз» прекращает свое существование. Она должна быть разделена на три независимые фирмы, каждая из которых станет заниматься своим делом: одна – закупкой нефти и газа за рубежом, другая – их транзитом через украинскую территорию, третья – их добычей собственно в Украине. Теоретически, этой меры от украинских властей давно уже требовали европейцы – Брюссель неоднократно выдвигал демонополизацию нефтегазовой отрасли Украины в качестве одного из основных условий сближения с ЕС. Практически же, администрация украинского президента этого делать ни в коем случае не хотела, годами придумывала объяснения, почему она так поступить не может, и выкручивалась как могла. Теперь же – беда заставила. Российский «Газпром» (а точнее, российская власть) категорически отказался снижать для Украины цену на закупаемый газ: согласно контракту, подписанному еще Юлией Тимошенко, цена российского газа для Украины в данный момент выше даже, чем для Германии – и это с учетом скидки, предоставленной украинцам в 2010 году в обмен на продление срока пребывания Черноморского флота России в Севастополе. Скидку «съело» за год повышение цен, а новую «Газпром» согласен предоставить лишь на двух условиях: во-первых – слияние с «Нафтогазом» (точнее, полное поглощение украинской компании со всеми ее активами, включая газотранспортную систему), во-вторых – вступление Украины в Таможенный союз. И если первое требование еще можно понять, как коммерческий интерес, то второе относится к чисто политическому проекту российской власти.

«А Баба Яга – против!»

Ни об одном, ни о другом условии официальный Киев и слышать не желает. Вплоть до того, что Янукович приказал расформировать «лакомую» компанию – очевидно, по принципу «так не достанься ж никому!». Одновременно он почему-то предполагает, что упразднение «Нафтогаза» и создание на месте этой компании новой освободит Украину от кабального контракта и позволит ей закупать хотя бы меньшие объемы газа, раз уж на скидку Россия не идет. Российская сторона указывает, что так как «Нафтогаз» – компания государственная, то любая ее наследница автоматически должна выполнять ее обязательства. Украина в ответ угрожает Стокгольмским судом, международным арбитражем и прочими карами небесными. По сути, сейчас Россия и Украина как бы поменялись местами по отношению к газовой войне 2009 года: тогда «Газпром» вдруг решил изменить условия заключенного с Украиной соглашения, невзирая на то что срок его истекал лишь к концу 2010 года. Теперь изменить условия желает украинская сторона, а российская вдруг срочно вспомнила древнеримскую юридическую формулу «Pacta sunt servanta» – «Договоры должны исполняться», забыв, очевидно, что текущий договор был заключен насильно, задолго до истечения срока предыдущего. Неудивительно: ведь, согласно нынешнему договору, Украина обязана покупать российский газ по дорогой цене, в фиксированных объемах и без права перепродажи. По-русски это называется «бить и плакать не давать».

Россия также предприняла во вторник весьма демонстративный шаг, обрушив пару-тройку громов и молний на головы «непутевого» украинского партнера. Поводом послужил пробный запуск первой очереди газопровода «Северный поток», по которому российский газ со Штокмановского месторождения уже сейчас пошел в Германию по дну Балтийского моря – в обход украинской территории, как не преминул напомнить всем собравшимся на торжественную церемонию запуска российский премьер Владимир Путин. Вслед за ним очередь выступать пришла для экс-канцлера ФРГ Герхарда Шредера, который, как известно, сменил свой пост главы немецкого правительства на уютное кресло председателя Попечительского совета «Северного потока», за что получил в Германии прозвище «Russlanddeutsche» – «русский немец». Не останавливаясь на украинских проблемах, Шредер, выглядевший на празднике так устало, словно лично проложил по дну морскому все трубы своего газопровода, а газ для них сохраняет в мешках под глазами, долго и упорно расписывал, насколько выгоден этот проект для Европы, которая теперь может радоваться новообретенной энергетической безопасности и спокойно позабыть о всех других возможных поставщиках газа, кроме «Газпрома», а также обо всех треволнениях, связанных с возможными эксцессами со странами-транзитерами. В заключение шеф российского газового гиганта Алексей Миллер дал подробное интервью Первому каналу российского телевидения, в котором, как дважды два, доказал, что украинцы – дураки, выгоды своей не понимают, и пообещал им новую скидку в случае вступления Украины в Таможенный союз. Опять же – с какого перепуга руководитель как бы коммерческой организации выдвигает политические требования к целой стране – осталось непонятным.

Только по этим двум событиям можно представить себе, насколько обострились отношения между Украиной и Россией. Впрочем, это обострение было предсказуемым. Уже в начале 2011 года некоторые российские политики стали открыто обвинять украинскую власть в невыполнении обещаний – по их словам, за поддержку на выборах (от которой Янукович и его Партия регионов по сей день открещиваются) не мешало бы поскорее провести в жизнь целый ряд интеграционных проектов, на которые рассчитывал Кремль. На самом деле, по мнению украинских политологов, интеграционный проект в этом направлении существует лишь один, а именно – полная «сдача» Украины, превращение ее в некое подобие одной из республик старого СССР, полностью зависимого от «белокаменного» центра.

Команда Януковича, какие бы обещания она ни делала, отдавать Украину не торопится, предпочитая вот уже почти два года «крутить вола»: вежливо отказывается от пресловутого объединения «Нафтогаза» с «Газпромом», точно так же не желает объединить украинский «Энергоатом» с «Росатомом» и даже вдруг отказалась от идеи объединения авиастроительных циклов. Не говоря уже об идее выпуска совместного российско-украинского школьного учебника истории. Понятно, что на этом фоне говорить с Януковичем о вступлении Украины в Таможенный союз как-то не приходится. Украинский президент обозначил для себя четкие границы, за которые его пророссийские настроения не простираются – очевидно, прекрасно понимая, что в новом, светлом малороссийском будущем, предложенном кремлевскими прожектерами, ему лично будет отведено место максимум второстепенного исполнителя. Уж кому поруководить «растаможенной» Украиной, в Москве всегда найдется и без всяких там «хохлов».

Завтра была война

Российский же истеблишмент продолжает настаивать на «интеграционном проекте», даже путем, как писал когда-то Джордж Оруэлл, «принуждения к счастью». Да и вообще – понятие «маленькая победоносная война» для России путинского пошиба – излюбленный инструмент политического пиара. Эта война может быть «горячей» – достаточно вспомнить знаменитое «мочить в сортире» в исполнении Владимира Владимировича образца 2001 года или «шестидневную войну» с Грузией 2008 года – а может быть и «газовой», почему бы и нет? В конце концов, не зря «маленькая победоносная война» растолковывается политологами, как «способ, которым пользуется правительство, чтобы отвлечь внимание своих граждан от внутренних проблем, которые не способно решить». Внутренних проблем в России накопилось предостаточно, а тут как раз и строптивый, не выполняющий обещаний Янукович подвернулся – так почему бы не позабавить народ «боями газового значения»?

Настроения в российском обществе по отношению к Украине, если опираться на социологические опросы, весьма ярко отражают колебания «генеральной линии» российского руководства. Так, Левада-центр сообщал в январе 2009 года о том, что более 60% респондентов негативно относились к украинцам, а после победы Партии регионов зимой 2010 года их количество сократилось сразу до 20%. Теперь же, с началом «газовых разборок» и отказом Украины послушно вступить в Таможенный союз, их количество вновь резко возрасло. Похоже, так называемые «пиар-технологии» развиваются в России гораздо эффективнее, чем пресловутые нанотехнологии.

Таким образом, как украинские, так и российские политологи, занятые проблемой двусторонних отношений, с разных позиций пришли к одному и тому же выводу: «газовая война» вот-вот разразится. Предотвратить ее может лишь некая фундаментальная уступка одной из сторон – а ни Кремль, ни Банковая на уступки идти не собираются. Российская власть не может позволить себе продемонстрировать слабость в преддверии большого предвыборного марафона. Кроме того, первый опыт существования Таможенного союза показывает, что его внутренняя структура и возникающие в его рамках проблемы носят весьма своеобразный характер, несколько напоминающий классическую «финансовую пирамиду» – то есть обеспечивать себе более-менее сносное существование он может только за счет постоянного расширения. Как только Таможенный союз прекратит расширять свое влияние, поглощать все новые территории – в силу вступят центробежные процессы, которые рано или поздно приведут к его распаду. Эти процессы испытывает на себе даже куда более стабильное межгосударственное образование – Евросоюз (недаром постсоветские «политологи» спят и видят, как ЕС ну прямо вот-вот, ну просто уже завтра распадется), а что уж говорить о Таможенном союзе, не обладающем европейским запасом прочности? Так что Украина позарез нужна Кремлю еще и как очередная, весьма солидная порция «топлива» для поддержания жизни в ТС.

Украинское руководство же, со своей стороны, также не может «поступиться принципами». Каким бы ни был Виктор Янукович президентом, хорошим или плохим, но пока Украина – независимое государство, он в нем – президент. В России он на самостоятельность рассчитывать не может – так же, к слову, как и его «кормовая база», поддерживающие его олигархические группировки «донецких», «старых донецких», «днепропетровских» и прочих «-ских». В Украине олигарх Ринат Ахметов – первый парень на деревне, а в России он не будет даже десятым. Как говорят в Одессе – «а оно ему надо?».

Ближайший же вывод, который можно сделать из всего вышеизложенного, будет интересен, пожалуй, в первую очередь, жителям восточноевропейских стран ЕС. Им можно посоветовать срочно запасаться на зиму теплыми вещами. Потому что европейская зима 2011-2012 года может оказаться весьма холодной – такой же, каким был декабрь 2009.

2 комментария

  1. Интересно, чем же это все закончиться? Никто не может поступиться принципами? О каких вообще принципах идет речь??

  2. Принцип “Это мое и то – мое же!”. Сформулирован еще в Киевской Руси. Чивокуня желает быть хозяином в Украине и Большой Пу тоже желает быть хозяином в Украине. Вот и не могут договориться.

Комментарии закрыты.