РУБРИКА: РАССКАЗ О ЛЮБВИ НА КОНКУРС

ПОСЛЕДНИЙ  БОЙ

– Александр, – позвонила мне знакомая журналистка, – давненько я у вас интервью для нашей газеты не брала!

– Какие проблемы? – без ложной звездности отозвался  я – приезжайте, берите!

– Ехать, положим,  необязательно, мы  по старой дружбе можем и по телефону, – сказала  практичная акула пера, – но, сами понимаете,  вы же – не Киркоров, нужен веский повод. Например, юбилей, на крайняк –  юбилей творческой деятельности сойдет. Ничего такого у вас, случайно,  не предвидится?

Я задумался. По возрасту ничего не предвиделось, а что считать началом моей творческой деятельности? Быть может,  первую публикацию обо мне в прессе. Это был рисунок в школьной стенгазете, где  изображался я со своей соседкой по парте, Валей Зубчук, а внизу стихи классного поэта, в смысле, поэта из нашего пятого «А» класса:

«Володарский и Зубчук – отбиваются от рук!»

Нет, это – несерьезно, да и  когда  было?..  И тут я вспомнил – есть юбилей!  И никто такого еще не отмечал! Двадцать лет назад мне последний раз съездили по морде!

Эх, двадцать лет назад, как одна женщина меня  уважала! За год до этого мы с ней расписались.  Она недавно окончила институт, а меня уже артисты известные со сцены исполняли, в газетах рассказы печатали. Так вот, когда я работал, она боялась звук издать, чтобы не потревожить. Тапочки себе на войлочной подошве старушечьи купила, чтобы бесшумно мимо скользить. Нынешним такую преданность не понять, а моя благоверная однажды для меня три часа в очереди за курицей простояла!

Времена такие были – ничего легко не давалось. А доставшиеся с трудом продукты мы хранили в старом холодильнике «Днепр». Его мои родители вскоре после войны купили, и он у нас еще прекрасно работал.  Я, вообще,  думаю, он должен был стать танком, но война окончилась,  и он стал холодильником.

Окна нашей квартиры выходили на хозяйственный магазин, и это было везение. У моего приятеля в доме был районный суд – и он первым из всех моих знакомых развелся.  А мы как-то по случаю купили в своем хозмаге два чайника, а потом один из них обменяли на утюг.

И вот вышла  как-то подруга моей жизни на прогулку и пропала. Через пару часов я забеспокоился. Глянул из окна, а у входа в наши «Хозтовары» – толпа. И слова чьи-то прямо до меня донеслись – холодильники будут давать. Когда будут давать, неизвестно, но давка уже в разгаре. И в центре – моя  самоотверженная Аня, причем, в интересном положении, о котором я знаю, а остальные – пока даже не догадываются.

– Надо вызволять! – решаю и вхожу в самую гущу охотников за холодильниками. Вдруг вижу, какой-то тип выпихивает мою супругу из очереди, типа «вас тут не стояло!» Я, естественно, говорю: «Ты что делаешь?» И тут этот некультурный человек разворачивается и без слов всаживает мне джеб правой прямо по сопатке. А надо сказать, меня редко в жизни били. Я крупный на вид. К таким инстинктивно меньше пристают. Поэтому боевая сноровка у меня не та. Тем временем этот «кличко» проводит повторный удар и снова попадает, потому что промахнуться по мне трудно,  у меня размер головы 62  в диаметре – не все фабрики такие «груши» производят.

Тут вспоминаю, что в прошлом я мастер спорта всего Советского Союза и не важно, что по фехтованию, хватаю и валю этого бойца на землю. И вот отчетливо помню, он лежит у моих ног,  я понимаю, что пора наносить удар нижней конечностью, и я – победитель. Но как? Такие удары в футболе – это я хоть «щечкой», хоть «пыром», а по лежащему человеку, даже, если он гад – не получается. И вот, пока я об этом думаю – нас растаскивают в стороны.

Мы идем домой,  мой нос – в крови, Аня в ужасе, а я так и не понимаю, что это было: победа или поражение?

Двадцать лет прошло с тех пор. Канул в прошлое холодильник «Днепр», а  вслед за ним – войлочные тапочки и трепетное уважение к домашнему литератору, но иногда я неожиданно произношу проникновенно:

  А помнишь, Анна, как я за твою поруганную честь в последний бой вступил и кровь за тебя пролил?

И ее лицо молодеет вдруг доброй улыбкой, и я снова готов стоять за нее до победного конца!

P.S.  Прошу считать этот рассказ – моим юбилейным интервью.

Александр Володарский

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*