РОССИЯ: ПОСЛЕДНИЙ ШТРИХ К ПОРТРЕТУ

Кирилл Потапов

ruОдин уважаемый человек, товарищ Пряников, д.т.н., спросил меня на страницах газеты «Наш Техас», кто я такой, чтобы критиковать Россию? Это вопрос и риторический, и ригористический. То есть он и заранее подразумевает ответ, что я никто, и не допускает каких-либо иных толкований заранее известного ответа.

Был бы моложе – обиделся. Был бы старше – не стал отвечать. Но мне сорок пять лет, и чувство собственного достоинства как раз находится на пике спортивной формы. Поэтому исключительно доброжелательно, не переходя на личности и не доводя аргументацию до силлогизмов «Ты меня уважаешь?» и «От дурака и слышу», отвечу по существу на утверждения профессора Пряникова.

О стройке в Сочи, которую я назвал «дурной». Я и сейчас так считаю, даже если Олимпиада-2014 будет проведена без человеческих жертв. Поясняю. В Сочи не было никакой инфраструктуры, и город, как и Имеретинская пойма, вошли в грандиозные строительные работы без профессионального градостроительного плана и без необходимой инфраструктуры. Не было ни достаточного количества пресной воды, ни возможности очищать бытовые стоки, ни необходимых запасов электрических мощностей, чтобы строить полноценные очистные сооружения. Фекальные стоки сбрасывались прямо в Чёрное море. Они и продолжают сбрасываться. Особенность береговой линии такова, что вдоль Сочи стоит дамба, построенная очень давно, защищающая берег от штормов. Дамба эта крайне затрудняет приток свежих вод к берегу города. Поэтому всё, что сливается в море, стоит у пляжей, и дети в этой всероссийской здравнице получают заряд свежести и бодрости на весь год. Об этом все предпочитают молчать.

В городе катастрофически не хватает дорог и парковок. В Сочи из аэропорта ведёт двухполосная дорога, которая постоянно перекрыта из-за высоких гостей. Даже если построят ещё одну дорогу, это проблему не решит при наплыве сотен тысяч туристов. В Сочи нет помещений для учреждений. На большой город всего несколько десятков тысяч квадратных метров офисных помещений. Где будут располагаться компании малого и среднего бизнеса, где их склады и терминалы? Неизвестно.

Качество архитектурного проектирования стадионов и спортивных сооружений – ниже всякой критики. Проектирование началось не с конкурсов, открытых и международных, а с раздачи тендеров за откаты втихаря, под столом. Поэтому стадионы проектировали те фирмы, которые до этого занимались проектами угледобыващих шахт. Как доктору технических наук Вам понятно, к чему приводит непрофессионализм и дилетантизм. Проектировать танк – совсем не то, что проектировать самолёт. Проблема в том, что Ваш энтузиазм вдохновляется бравурными реляциями официальных СМИ и общей восторженностью мышления. Я же с ужасом был участником процесса, пытавшимся внести толику здравомыслия в этот разгул самонадеянного бесчинства. И последнее: фирмы, которые реально строили объекты. Добросовестные строители, денег не получали, их постоянно кидали и обманывали, деньги до них не доходили, они строили на свои, а потом в отчаянии не знали, что делать. Они проклинали тот день, когда ввязались в этот фарс. Разумеется, какая-то имитация Олимпиады будет, раз уж придётся отчитываться за десятки миллиардов долларов. Но это будет обычное очковтирательство.

Что касается расширения Москвы и московского метро. Метро никогда не было лучшим в мире. Красивым – возможно, потому что фунция была подменена формой. Оно было спроектировано ещё до революции, как и план ГОЭЛРО, однако в жизнь было воплощено бездарно и очень долго. Московское метро в своём развитии отставало от нужд города на четверть века. Это не моё мнение, это мнение бывшего начальника метрополитена Гаева, с которым я был знаком лично. Новый Генплан развития Москвы, который с боем пытался утвердить Лужков перед своей отставкой, был не планом в нормальном понимании, а просто неким таким видением, каким бы хотелось видеть мегаполис через четверть века. Денег на его реализацию не было, это мне объяснял в середине 2000-х сам разработчик этого плана Олег Баевский. Вынос города вот так вот, тупо вбок, на юг – это половинчатое решение. Крупнейшие и последние градостроители России – Илья Лежава и Михаил Хазанов – предлагали просто вынести федеральную столицу в чистое поле, куда-то между Москвой и Петербургом в район Селигера. Необходимо было радикальное градостроительное решение и вытекающее из него административное – создание специального столичного федерального округа между двумя историческими столицами. Это было бы и проще, и легче. Дай Бог, чтоб мы дожили хотя бы до начала реального переноса столичных функций во вновь построенные административные здания между Москвой и Апрелевкой. Предполагаю со стопроцентной вероятностью, что строительство увязнет на стадии согласований на десять-пятнадцать лет. Ведь сейчас в России, чтоб построить любое здание, нужно пройтись по сотням чиновников и собрать полторы тысячи подписей. При самом удачном раскладе процедура согласования будущей стройки занимает два с половиной года. Ещё столько же времени объект строится и отделывается. Плюс пара лет на переезд. Посмотрите, что вышло из переноса Конституционного суда в СПб. Фактически, что и всегда – пшик. Вместо Олимпиады целесообразней было бы строить новую столицу, и строить не на одно мероприятие, как в Сочи (качество материалов там тоже гаже некуда, долго объекты не прослужат), а на века, на совесть, которой у нынешнего руководства России, с моей частной точки зрения, просто нет.

Прошу Вас, уважаемый товарищ Пряников, вслушайтесь в звучание написанных мною Вам слов: эти люди не могли справиться с городом средней величины, а им теперь доверена Империя. Если Вы помните советские времена, то любой руководитель должен был пройти путь с низа до самого верха через все этапы. Можно ли работягу или новоиспечённого начальника цеха ставить директором всего «Уралмаша»? Или «Норильского никеля»? Или «КАМАЗа»? А тут мелких клерков из Ленинградского горисполкома поставили рулить самой большой страной мира, да ещё пребывающей в полуживом состоянии после всех смелых экспериментов. И что интересно: эти граждане ничего не могут довести до конца. Вице-премьер Козак, отвечающий за Олимпийскую стройку, был автором и административной реформы, и реформы местного самоуправления. Довёл ли он хоть что-то, за что брался, до конца? Ответ отрицательный. В результате в России полный паралич административной системы и полный раздрай в федеративных, земельно-имущественных и межбюджетных отношениях.

Но достучаться до самонадеянных медных лбов невозможно. Все проекты в России – показушные, потому что затевается много и освещается в СМИ громко, но ни один не доведён до конца. Это касается хоть демографического проекта с материнским капиталом, хоть самых что ни на есть приоритетнейших национальных проектов «Доступное жильё», «Сельское хозяйство», «Образование» и «Здравоохранение». Все эти проекты вёл лично Дмитрий Анатольевич Медведев, все порученные мероприятия он блестяще провалил, продемонстрировав полную профессиональную непригодность к какой-либо серьёзной административной работе, за что и был поставлен играть роль президента России.

Поэтому организация новой столицы на уже чьих-то частных землях, на изношенной чьей-то инфраструктуре, в условиях тотального дефицита электроэнергии в Подмосковье, невозможности строить быстро – вся затея затянется до морковкиного заговенья и тихо, бесславно будет бултыхаться в административном болоте и погружаться в трясину межведомственных согласований. Нурсултан Назарбаев свою новую столицу Астану построил быстро, потому что процедура была понятной, пригласили лучших мировых звёзд градопланировки, таких, как Кешо Курокава, строили в чистом поле, процедуры были упрощены до максимума и воровали в пределах дозволенного минимума.

Ту же печальную картину мы увидим и в Сколкове. Там развивается сочинский сценарий. Никаких конкурсов, всё предельно закрыто. Разумеется, при наличии денег там что-нибудь построят. И что? Совсем недалеко от Сколкова есть город Зеленоград, который уже строился как советская Кремниевая долина. Стал Зеленоград ею? Нет, не стал, потому что надо было прежде всего решить проблему спроса на продукцию со стороны российской и иностранной промышленности. Могли бы делать нормальные чипы, такие же, как на Тайване или в Южной Корее, город бы развивался. Но не смогли же. И не могут. Если б могли – делали. Мне доводилось принимать участие в инвестиционных зеленоградских форумах, я привозил туда американских инвестбанкиров, готовых было давать деньги. И что? Ничего, потому что не было соответствующим образом подготовленных и упакованных проектов. Я работал с одним инвестфондом «Мургейт» при российском филиале британского банка «Барклайс». Управляющий жаловался, что у него 300 миллионов долларов, которые он не может пристроить – нет проектов. То есть дать-то можно любому, и любой эти деньги распилит и украдёт, но вот так, чтоб был действительно проект с квалифицированным менеджментом, из которого потом вырастет сильное предприятие и которое потом можно будет с выгодой перепродать – такого не было.

Кремниевую долину или индийский Бангалор знают во всём мире. А Новосибирский Академгородок, или Дубну, или Черноголовку если и знали когда-то, то позабыли. Черноголовка теперь известна своей водкой. Научно-исследовательские институты в полнейшем упадке, даже уникальнейшие институты горения или плазмы. Не нужны они властям. И народному хозяйству не нужны. Нет спроса на замороженную плазму или сверхпроводимость в спивающейся русской деревне. И для сборки «Фольксвагенов» это не надо. И для перепродажи нефти и газа.

Пропала Россия. Не нужна она никому. Ни мировому сообществу. Ни властям. Ни даже своему народу. Надеюсь, я донёс до Вас свою точку зрения, уважаемый профессор Пряников.