БОЙТЕСЬ КИТАЙЦЕВ, ДАРЫ ПРИНОСЯЩИХ?

Борис Немировский

china0Премьер-министр Китая Вэнь Дзябао, выступая на открытии экономического форума в Даляне, пообещал американцам и европейцам щедрые инвестиции – Китай, мол, намерен протянуть руку помощи утопающим в волнах финансового кризиса западным партнерам. За это руководитель китайского правительства потребовал «ответных шагов» – создания льготных условий для КНР на западных рынках.

Китай намерен помочь Европе и США преодолеть кризис и готов инвестировать в западные экономики миллиарды долларов и евро – таков общий смысл послания китайского премьера. Об этом он заявил на открытии экономического форума в портовом городе Далянь, расположенном на северо-востоке КНР – эту традиционную встречу крупнейших финансовых и экономических деятелей мира уже много лет традиционно называют «летним Давосом», отдавая должное ее возросшему значению в мировой экономике.

«Сущая мелочь»

Китай, по словам Вэнь Дзябао, готов «протянуть руку помощи» и увеличить объем своих инвестиций в экономики США и европейских стран. В качестве ответного шага навстречу китайский премьер попросил у западных партнеров «сущую мелочь» – признать экономику КНР, вторую по размерам в мире, рыночной. Это может принести Китаю немалую выгоду и разрешить множество торгово-экономических противоречий между китайскими и западными фирмами. Премьер Вэнь выразил надежду, что «прорыв» в этом вопросе может быть сделан уже 25 октября, на традиционном саммите Китай-Евросоюз. Европейцы, по его словам, должны «продемонстрировать серьезность своих намерений и обращаться с нами по-дружески». Статус рыночной экономики обладает для Китая не только высочайшей символической ценностью, но и может защитить КНР от антидемпинговых судебных исков, в изобилии поданных против китайских государственных компаний европейцами.

В отношении США Вэнь Дзябао, выступая перед 1700 участниками этой встречи, также выдвинул некоторые «дружеские» требования. Так, американцы должны проявить большую открытость к инвестициям китайских фирм – в частности, отменить принятые в отношении Китая экспортные ограничения. В этом случае Китаю не нужно больше будет инвестировать свои валютные запасы (а их у КНР скопилось примерно 3,2 триллиона долларов или 2,3 триллиона евро) в американские государственные ценные бумаги. Прямые инвестиции в американские компании позволили бы, по мнению китайского премьер-министра, создать в Америке множество новых рабочих мест – не к этому ли стремится, мол, президент Барак Обама? С другой стороны, считает Вэнь Дзябао, американцы в этом случае смогли бы расширить собственный экспорт, ведь если будут отменены ограничения на вывоз в Китай высокотехнологичной продукции, для США открылся бы новый, огромный и незаполненный рынок.

Вэнь Дзябао заверил собравшихся в здании Далянского World Expo Center финансистов, политиков и экспертов в том, что ни мировой кризис, ни проблемы вроде высокой инфляции китайского юаня не повлияли слишком уж негативно на развитие его страны. Тем не менее, не следует забывать, что и Китай в последнее время ощутимо затормозился в своем развитии: после рекордных 10,4% экономического роста в 2010 году, в нынешнем, 2011-м, эксперты ожидают примерно 9%, а в 2012 – вообще 6-7%; это замедление является результатом инфляционных процессов и подорожания товаров на внутрикитайском рынке. Так что увеличение инвестиционных потоков в европейскую и американскую экономики было бы выгодно, прежде всего, самому Китаю.

Чему радоваться?

Американской реакции на это щедрое предложение еще не последовало, а вот в Европе выступление премьер-министра Китая вызвало немалый ажиотаж. Европейские экономические газеты вроде немецкой Handelsblatt и британской Financial Times украсились заголовками вроде «Китай идет на помощь», европейские политики наперебой заговорили о том, что вот, мол, КНР доверяет Европе, несмотря ни на какие трудности, и даже европейские биржи отметили это событие некоторым повышением курсов акций.

На самом деле ничего удивительного в подобной радостной реакции нет: на фоне мрачных известий о греческих проблемах, об итальянском кризисе и о том, что рейтинговое агентство Moody’s исполнило в начале недели свою угрозу и снизило кредитный рейтинг крупнейшим французским банкам – Crédit Agricole, Société Générale и BNP Paribas, можно представить себе, что европейцы всерьез стосковались по хорошим новостям. Однако всего лишь день спустя некоторые европейские комментаторы усомнились – а такая уж ли это хорошая новость? В конце концов, китайцы давно уже обивают со своими миллиардами и триллионами европейские пороги, но до сих пор их инвестиционный энтузиазм оказывался не слишком полезен для Европы. Достаточно вспомнить печальную историю автоконцерна Volvo, купленного китайскими инвесторами: пообещав шведам сохранить рабочие места, расширить производство и открыть для этих замечательных автомобилей новые горизонты на огромном китайском рынке, инвесторы из Поднебесной в течениe всего лишь одного года полностью демонтировали и вывезли к себе домой заводы Volvo, новейшие технологии и даже сборочные линии, после чего уволили шведских рабочих и объявили, что отныне эти автомобили будут выпускаться в Китае, причем, возможно, уже под китайской маркой.

«Неуверенность европейцев в их финансовом благополучии должна быть в самом деле огромной, если уж они с таким энтузиазмом восприняли более чем расплывчатые обещания китайского премьера», – заметил в своем выступлении комментатор немецкого телеканала ARD. И в самом деле, что конкретно пообещал Вэнь Дзябао Европе? Китай (дословно) готов протянуть Евросоюзу руку помощи и увеличить свои инвестиции. Все. Ни малейшего намека на то, сколько денег китайцы собираются предложить в качестве «вспомоществования», никаких указаний, куда именно, в какие отрасли эти деньги должны быть инвестированы. Европейцам не сказали даже, в какой форме будут предложены эти инвестиции? Может, Китай намерен скупать гособлигации европейских стран, подобно тому как он скупает гособлигации США? Если это так, то какие страны КНР намерена «осчастливить покупкой»? Без пяти минут обанкротившуюся Грецию? Борющуюся с долгами Италию? Или, может, солидную и надежную, как танк «Леопард», Германию, чьи ценные бумаги по-прежнему обладают незыблемым кредитным рейтингом «А» у любого рейтингового агентства?

Или, наоборот, Китай желал бы инвестировать в европейские концерны? Так ведь до сих пор эти концерны бежали от китайских денег, как черт от ладана, потому что в обмен на инвестиции китайцы вечно требуют доступа к новейшим технологиям, к «ноу-хау», а потом все это вдруг оказывается в Китае, объявляется гениальными изобретениями китайских инженеров и ученых, после чего продается по всему миру уже за треть от европейской цены (и обладает при этом четвертью от европейского качества). Та же Германия попросту не пускает китайских (а заодно и российских, и арабских) инвесторов в определенные, стратегические сегменты своего производства – так почему же вдруг европейцы радуются, услышав из уст Вэнь Дзябао, что те самые деньги, от которых они до сих пор открещивались, теперь предлагаются им в качестве щедрой помощи?

Аргументы и факты

На самом деле, вряд ли стоит реагировать на это известие столь радостно, но и в панику также впадать не следует, считают европейские эксперты. Лучше всего обратиться к уже известным фактам. В том, что Китай с удовольствием инвестирует в Европу, ничего нового нет. Он это делает уже многие годы. КНР сидит в данный момент на огромной куче денег «высотой» в 3,2 триллиона долларов. Примерно четверть этих сокровищ составляют европейские ценные бумаги, в том числе гособлигации стран ЕС. И покупает их Пекин не потому, что так уж хочет помочь старушке-Европе, а ради того чтоб не инвестировать все, что у него есть, в доллары США: классическое распределение рисков. Китай, как любой толковый капиталист, заботится о своем капитале.

Теперь Пекин может несколько расширить свои европейские инвестиции. Однако коренного изменения существующей ситуации это не принесет. В любом случае, не стоит надеяться, что из Китая в Европу вдруг хлынет какой-то уж особенно интенсивный поток денег. Kитайские миллиарды и триллионы почти полностью инвестированы уже сейчас. По сути, европейцам предлагается то же самое, что предлагалось и раньше, но в другой «упаковке»: ранее китайцы обивали европейские пороги с просьбами «Ну пустиииите нас!», а теперь они же трясут перед носами европейцев теми же пачками денег, но уже со словами «Мы вам поможем!» А вы, европейцы, за наши нечетко сформулированные обещания признаете нашу государственно-монополистическую экономику рыночной, отзовете из суда свои антидемпинговые иски (то есть подчинитесь потокам дешевых китайских товаров, захлестывающим ваши рынки и уничтожающим ваше собственное производство) и отдадите нам свои технологические цепочки, которые завтра станут «изобретениями китайского гения».

Чего же хотел добиться Вэнь Дзябао своей речью? Пожалуй, он пытался отправить миру послание доверия: мы верим в Европу, мы верим в Америку, в то, что кризис будет преодолен, и в то, что, как говаривали Ильф и Петров, простокваша в самом деле вкуснее и полезнее хлебного вина. В его послании есть, как минимум, один важнейший момент: китайское руководство, пожалуй, впервые открыто признало, что КНР «сидит в одной лодке» со всеми остальными странами мирового сообщества и так же зависит от колебаний кризисной конъюнктуры, как зависят от них США и Европа. Китай заинтересован в стабильности мировой экономики, уже хотя бы исходя из собственных интересов. Не больше, но и не меньше. А уж преувеличенно радостная реакция европейцев лишь демонстрирует, насколько стосковалась Европа по малейшим признакам этой стабильности. При этом всем ясно: спастись она может только самостоятельно.