ПЛЮРАЛИЗМ ИЛИ ЕДИНООБРАЗИЕ?

Леонид Белявский, Даллас

Я всегда с интересом читаю письма читателей, публикуемые в газете «Наш Техас». Ведь очень интересно, что думают другие люди, хочется сопоставить свое отношение к тем или иным событиям с их мнением.

Недавно в газете «Наш Техас» (#87 от 8 августа сего года) было опубликовано письмо г-на Михаила Эльмана. Он начал его с утверждения, что газета «Наш Техас» является лучшей, единственной в своем роде газетой для русскоязычных иммигрантов. Я тоже так считаю, и здесь наши мнения совпадают. Правда, г-н М. Эльман далее пишет, что он так считал до последнего времени, а я, в отличие от него, продолжаю так считать до сих пор. И хотел бы обосновать свою точку зрения, объяснить, почему я позволил себе не согласиться с мнением г-на М. Эльмана, судя по всему, человека грамотного, образованного, эрудированного, много знающего о социально-экономическом развитии общества.

Г-ну М. Эльману не понравилась подборка, подготовленная А. Богатиковым по материалам испанской газеты “El Mundo”. Мне она тоже не понравилась – за односторонний подход к современной Америке. Хотя г-н А. Богатиков заявляет, что такова реальная действительность, а он здесь ни при чем, мне думается, что это не так.

Но главный вопрос не в этом, а в том, следовало ли газете «Наш Техас» публиковать этот материал. Как я понял, г-н М. Эльман считает, что материалы, которые содержат негативные факты о Соединенных Штатах, печатать не следует. Иначе такие читатели, как он, потеряют уважение к газете. Эту точку зрения я разделить не могу.

По-моему, письмо г-на Эльмана – свидетельство того, как глубоко в головах многих иммигрантов укоренились советские стереотипы в представлении о печати. Неужели нужно напоминать кому-либо, что мы живем в демократической стране, где действует свобода слова, гарантированная Конституцией? Притом реальная, а не декларативная! И хорошо, что в обществе может существовать плюрализм мнений, что можно свободно излагать свою точку зрения. Не знаю как кто, но я устал от советского показа единообразия мнений, которого фактически не было.

В условиях авторитарной системы правления по-другому и быть не могло. Всякий, кто смел высказывать точку зрения, не совпадающую с официальной позицией, объявлялся клеветником, диссидентом, иудой, предателем, его, в лучшем случае, тащили на ковер в партком, а то и в иные инстации. Неужели возврата к такому обществу хочет г-н М. Эльман?

Пусть разные Богатиковы пишут всякую чушь, если им этого хочется. Кого это волнует? Если потребуется, они всегда получат убедительный отпор от тех, кто понимает, что такое демократическое общество. А на месте г-на М. Эльмана я бы не боялся брать в руки газету, а активнее включался в принципиальное обсуждение вздорных и абсурдных выступлений, отстаивал свои демократические взгляды.

В заключение хочу отметить, что г-н Михаил Эльман своим письмом, даже с учетом ряда положений, с которыми нельзя согласиться, сделал доброе дело. Он напомнил, что наряду с либерально-демократическими точками зрения сохранились взгляды и совершенно противоположного направления, которые я бы назвал консервативными.

Я так же, как г-н М. Эльман, отношусь к оптимистам, людям, которые очень довольны, что на склоне лет сумели уехать из страны с авторитарным режимом. Мне думается, что у нас с ним больше общего, чем различного. Но мне досадно, что г-н М. Эльман испытывает уважение только к тем выпускам газеты «Наш Техас», в которых публикуются материалы, с которыми он полностью согласен. Хочу надеяться, что он пересмотрит свою точку зрения и с должным уважением станет относиться ко всем номерам нашей техасской газеты.