ГАМБИТ МАКРОНА

Борис Немировский

Эммануэль Макрон не оставляет попыток расшевелить уютный мирок жителей Европы. Он выступил с обращением к европейцам, которое было распространено по всему ЕС, на всех языках Евросоюза. Что же он предлагает и услышат ли его?

В начале 2018 года Макрон заявил, что он (год, а не Макрон) должен стать ключевым в борьбе за будущее Европы. Он (Макрон, а не год), став президентом Франции, явно, не скрываясь, старается стать еще и ключевым политиком европейского континента, подменив на этом посту канцлера Германии Ангелу Меркель. С Меркель они  союзники, но время «Железной Фрау» уходит, а вот время молодого, энергичного мсье Эммануэля только начинается – так, по крайней мере, думают многие. Он с большим удовольствием пользуется ее поддержкой и ее советами. Скажем, в конце февраля они встречались в Париже и тогда, скорее всего, госпожа канцлер «отредактировала» инициативы своего молодого союзника, о намерении обнародовать которые он объявил еще 18 февраля. Прошло две недели, и Макрон выступил.

Сейчас для него непростое время. Зародившееся в прошлом году французское движение «желтых жилетов» вызвало серьезный политический кризис и заставило Макрона начать внутриполитический диалог с оппозицией о возможности серьезных реформ. Этот кризис происходит в первой части его каденции, так что от того, как Макрон с ним разберется, зависит его благополучное президентство. Впрочем, не стоит полагать, что нынешние его общеевропейские инициативы вызваны лишь стремлением отвлечь внимание от внутренней политики: Франция сотни лет считалась законодательницей мод не только в одежде, но и в политике.

Собственно, предпринятая 15 лет назад попытка создания Европейской Конституции также была инициирована именно французами, тогда она, помнится, рухнула на этапе ратификации странами-членами ЕС. Вместо нее в 2007 году был принят так называемый Основной Лиссабонский договор. Вот и теперь и Макрон, и Меркель являются сторонниками консолидации и, если можно так выразиться, унификации Евросоюза, но у них в этом деле находятся серьезные противники.

О чем же говорил французский президент? В первую очередь – о предстоящих в конце мая выборах в Европарламент. Он назвал их определяющими для судьбы Европы. Он назвал брексит «символом опасности» для Европы. Он напомнил, что Евросоюз – это беспрецедентный успех, который воплощается в различных сферах жизни и позволяет ЕС быть для всего мира примером мирного, положительного и успешного решения множества проблем.

И как раз сейчас, по мнению Макрона, пришло время обсудить некоторые из этих проблем на общеевропейской конференции, которую следует созвать до конца 2019 года. В частности, он призывает к созданию Европейского агентства защиты демократии, призванного предотвратить вмешательство посторонних сил в европейские выборы, запретить «внешнее» финансирование политических партий в ЕС и вообще – бороться с внешними врагами европейской демократии. Эммануэлю Макрону эта тема особо близка: в конце концов, во время предвыборной гонки он сам стал жертвой многочисленных фейковых атак, а его основная соперница Марин ле Пен, как известно, получила деньги на свою кампанию напрямую из Москвы.

Кроме того, Макрон призвал образовать общеевропейский офис по делам беженцев, общеевропейские пограничные войска, а также преобразовать Шенгенский договор. Учитывая его же предложение о предоставлении целевой поддержки странам Африки в борьбе с потоками беженцев – становится понятно, что он намерен решать эту проблему не внутри Европы и даже не на ее внешних границах, а подальше – там, где она зарождается.

Увы, но особого энтузиазма по поводу всех этих предложений в Европе пока не наблюдается. По сути, в Евросоюзе сейчас наблюдается кризис собственной идентичности, под сомнение ставится перспектива европейского развития, так что вчерашний «молодой революционер» Эммануэль Макрон может быть попросту не услышан. Особенно центральноевропейские страны демонстрируют свой скепсис: скажем, сразу за обращением Макрона, со своей стороны, выступил венгерский премьер Виктор Орбан, который заявил о возможности выхода его партии «Фидес» из состава крупнейшей общеевропейской партии – Европейской народной партии. Орбан давно уже воюет с Еврокомиссией за право не подчиняться общеевропейским правилам миграционной политики – они, по его мнению, являют собой прямую угрозу венгерской национальной идентичности. Если «Фидес» выйдет из ЕНП – возможно, она присоединится к иному проекту, сколачиваемому в данный момент итальянским вице-премьером Сальвини и все той же Марин ле Пен. Это проект «общеевропейских правых», направленный, по сути, на создание партии, чьей целью будет демонтаж Евросоюза…

Что ж, Европа переживает сейчас не лучшие времена – если не с экономической точки зрения, то уж всяко – с политической. И именно поэтому многие в Европе с надеждой обращают взор к потенциальным новым членам общеевропейской семьи – к странам Восточной Европы, бывшим советским республикам. Грузия, Украина, Молдова – во всех этих государствах европейский энтузиазм все еще силен, чист и незамутнен. Возможно, они смогут влить свежую кровь в стареющий европейский организм?

Впрочем, этим странам в речи Макрона места не нашлось – ну, это и понятно, они еще даже не официальные кандидаты на вступление в ЕС. Да и вообще: Франция – далеко не самый последовательный лоббист вступления этих государств в общеевропейскую семью. Скорее, там полагают, что соглашения об ассоциации будет достаточно на довольно длительный срок.

Пока что придется разбираться по отдельности – каждый со своими проблемами.

Борис Немировский