ЦЕНА ЖИЗНИ ГИЛАДА ШАЛИТА

Денис Кораблев

gВпервые за всю историю своего существования Израиль пошел на сделку с террористами. Солдат Армии обороны Израиля Гилад Шалит, похищенный 5 лет назад боевиками ХАМАСа, отпущен на свободу – взамен Израиль освободит более тысячи заключенных, обвиненных в террористической деятельности. Однако даже этим небывалым соглашением цена жизни Шалита не исчерпывается.

Авива Шалит, мать похищенного в 2006 году Гилада, наверное, впервые за прошедшие 1934 дня смогла улыбнуться. Все это время она не переставала надеяться на то, что ее сын вернется домой – эта надежда многим казалась наивной и еще более трагической от того, что, теоретически, ей вообще вряд ли суждено было оправдаться. Многие полагали, что ее похищенный пять с половиной лет назад сын, нескладный худой очкарик в болтающейся на нем, как на вешалке, униформе, давно убит. Кроме того, Израиль, как известно, принципиально не вступает в сделки с террористами, похитителями и вымогателями. Это касается не только «политики», но даже «обычной» уголовщины: ни разу еще израильские полицейские, например, не позволяли вымогателям получить выкуп за похищенных. Очевидно, еще и поэтому преступлений такого рода в этой стране почти нет – преступники отлично знают, что никто с ними не станет торговаться.

Однако для Авивы и Ноама Шалитов, месяц за месяцем проводивших в белой палатке перед резиденцией премьер-министра Биньямина Нетанияху, теперь слова Константина Симонова «Жди меня и я вернусь!» стали явью. Когда израильское правительство официально подтвердило заключение договоренности, супруги Шалит сняли «осаду» и вернулись в свой дом в Мицпе Хила, на севере Израиля – ждать возвращения сына.

«Торг здесь неуместен»

В какую же цену обойдется израильтянам освобождение их молодого соотечественника? По сообщениям официальных СМИ, в обмен на возвращение Гилада Шалита из израильских тюрем должны выйти на свободу 1027 палестинских заключенных. Среди них, в частности – 280 приговоренных к пожизненному заключению за теракты, в результате которых погибли сотни израильтян. Все они – члены ХАМАСа и «родственных» организаций, таких, как «бригад мучеников Аль-Аксы» и прочих подобных им группировок. Впрочем, в списках отпускаемых на волю террористов не значатся фамилии членов руководства ХАМАСа – к примеру, ни руководителя военного крыла ФАТХа Марвана Баргути, ни его младшего брата, занимавшего должность «главного техника» (то есть ответственного за промышленное изготовление бомб, «поясов шахидов» и ракет «Касам»), там нет.

Тем не менее, это соглашение считается уникальным в непростой истории Израиля. Уже сейчас оно вызвало множество вопросов – к примеру, почему нельзя было заключить его еще раньше, раз уж принципиальное решение изменить существовавший до сих пор порядок было принято? Специалисты по ближневосточной политике считают, что ответ на этот вопрос один: «арабская весна». Именно она приблизила ХАМАС и египетских посредников, все это время активно сновавших между палестинцами и израильтянами, к успеху – а то, что это успех именно для ХАМАСа, а не для Израиля, не вызывает сомнений. Во времена Хосни Мубарака экстремисты из Газы не могли рассчитывать на поддержку египетского правительства, активно вычищавшего исламистов даже из собственных рядов.

Впрочем, возросшее доверие к каирским посредникам со стороны ХАМАСа, скорее всего, продиктовано и чисто практическими соображениями: в нынешних обстоятельствах совершенно неясно, как долго политическое руководство этой организации может оставаться в Дамаске – в Сирии, как известно, с каждым днем становится все горячей, и президент Башар Асад озабочен не столько поддержкой «палестинских братьев», сколько спасением собственной шкуры – при этом от ХАМАСа он все чаще требует активных действий против Израиля, угрожая в противном случае «прикрутить» денежный кран. Мол, я вам все эти годы исправно платил деньги – извольте их теперь отработать. Все это не может не беспокоить лидера ХАМАСа Халеда Машаля и он давно уже задумывается о смене места дислокации и о возможном поиске новых, не таких требовательных друзей и спонсоров. Сделка с Израилем может послужить для него билетом в одну из «умеренных» арабских стран – Египет, Иорданию или Катар.

Кроме того, соглашение с Израилем не исчерпывается собственно освобождением тысячи палестинских заключенных. В обмен на жизнь израильского солдата ХАМАС потребовал кое-что и от посредников-египтян: а именно, чтобы единственные на данный момент «ворота» сектора Газа, связывающие его с внешним миром, египетский пограничный пункт Рафах, был открыт постоянно, а не как сейчас – по несколько часов в день. И конечно же, не последнюю роль играет экономическое развитие палестинских территорий на западном берегу Иордана, а также возросшая популярность среди палестинцев президента Махмуда Аббаса. После его речи в Совете Безопасности ООН он вновь стал героем для своих соотечественников, в то время как ХАМАС, так и не добившийся обещанного «исламского процветания» в Газе и предлагающий своим гражданам вместо этого исключительно «беспощадную войну с сионистским агрессором», теряет популярность не по дням, а по часам.

В свою очередь, израильское правительство, похоже, вынуждено было признать, что освободить Гилада Шалита с помощью военной акции либо спецоперации попросту невозможно. К такому выводу пришли израильские военные и гражданские спецслужбы совместо с еще одним посредником – немецкой разведкой BND. Израильская пресса пишет в эти дни, что министр обороны страны Эхуд Барак, в прошлом – весьма эффективный и знающий офицер, долгие годы прослуживший в элитных спецподразделениях, обратился к премьеру Нетанияху со словами, сказанными когда-то покойным Ицхаком Рабином: «Если Израиль не может вернуть своих попавших в плен соотечественников военным путем – их нужно обменять, и неважно, во что это обойдется».

Оно того стоило?

Но прежде всего, к этому соглашению израильтян также подтолкнула «арабская весна». Биньямин Нетанияху, вступая в должность премьер-министра Израиля, обещал вернуть Гилада Шалита домой. Сейчас, когда ситуация на Ближнем Востоке в очередной раз дестабилизировалась, когда неизвестно, сколько еще времени Египет, хотя бы официально, останется лояльным соседом – приходится признать, что старые принципы, которыми руководствовались израильтяне с момента основания своего государства, могут дать осечку. Возможно, пришла пора их коренным образом пересмотреть.

Никаких торгов с террористами. Вымогательство и взятие заложников не должны быть вознаграждены ни в коем случае. Сила и превентивные меры – вот признаки демократии, способной защитить себя. Разум руководит чувствами – по крайней мере, в политике, даже если это порой невыносимо тяжело. Все эти догмы Израиль выбросил за борт, подписав соглашение с ХАМАСом. С одной стороны, это можно считать моральной победой: Израиль показал всему миру, как высоко он ценит жизнь своих граждан. С другой – поражением: тысяча террористов, чьи руки запятнаны кровью, выйдут на свободу – а значит, смогут устраивать новые взрывы, поджоги, нападения… Высокая цена сделки, многим кажущаяся самоубийственной.

Тем не менее, израильское правительство решилось на этот шаг. Его выбор поддерживает, по результатам опросов, абсолютное большинство израильтян, несмотря на то что ценой за возвращение Гилада Шалита стало не только освобождение тысячи террористов, но и неприкрытый триумф ХАМАСа. Скорее всего, теперь «акции» этой организации вновь поднимутся. Уже сейчас ее руководители заявляют, что «одержали победу над сионистским врагом» и что их группировка – «единственная сила, способная опрокинуть еврейское образование». Кроме того, ценой сделки стало очередное унижение Махмуда Аббаса: взлет его популярности после речи в ООН – ничто по сравнению с тысячей «освобожденных братьев».

Стоила ли жизнь Гилада Шалита всего этого? В самом ли деле она, жизнь простого солдата, которому крупно не повезло на этой беспрерывной войне, стоит больше, чем крах принципов, чем страшный риск новых терактов, чем новое усиление непримиримых экстремистов из сектора Газа? Если опустить государства до уровня их интересов, а политиков – до уровня простых и бесстрастных «калькуляторов» – то нет, не стоила. Но если принять во внимание, что государства – это не только голые политические либо экономические интересы, но еще и тысячи, миллионы людей с их чувствами и мыслями, история и повседневная жизнь, надежды и чаяния, не признающие холодных подсчетов типа «цена-качество», то следует признать, что израильское руководство поступило единственно правильным образом. В священной книге иудеев, Талмуде, есть такие строки: «Кто спасает одну-единственную душу – спасает весь мир» (Санхедрин, 23а-б). Эта же емкая фраза перешла без изменений и в Коран, так что мусульмане по праву могут считать ее и своей. Конкретная «живая» этика в ней торжествует над этикой «абстрактной», живой человек оказывается важнее безликого «человечества». Этой этикой, следует признать, очень редко пользуются в наше время какие бы то ни было политики. Так что и в этом отношении израильские политики оказались новаторами.

С самого своего основания Израиль находится на военном положении. От граждан страны, таким образом, постоянно требуют все новых лишений. Теперь они смогли воочию убедиться, за что именно. «Мы бьемся до последнего за каждого из вас. Никто не будет оставлен в беде», – таково послание правительства гражданам. Конечно, это можно трактовать как угодно, да и, честно говоря, «трактовщиков» уже отыскалось великое множество. Но, возвращаясь к холодному расчету, можно сказать: если это послание и не было оценено врагами – израильтяне его услышали и поняли. И кто знает, возможно, оно прибавило им сил и уверенности в нынешние неспокойные времена?

3 комментария

Комментарии закрыты.