«ЧЕЛОВЕК ГОДА» В МАСКЕ

Борис Немировский

tЕжегодно, начиная с 1927 года, известный американский журнал Time (Нью-Йорк) вручает премию «Человек года» – наиболее известной и «прозвучавшей» в мировой прессе личности. В этом году впервые в истории этой награды она оказалась вручена не просто анониму, а вообще не какому-либо конкретному человеку – лауреатом стал собирательный образ демонстранта.

Кто только не становился в минувшие годы лауреатом премии «Person of the Year» – политики и дипломаты, музыканты и менеджеры, спортсмены и коронованные особы… Этот приз, как известно, вручается не за какие-либо конкретные заслуги, а за «медийность» – то есть его обладателем, как правило, становится человек, больше всех «нашумевший» за год в международной прессе. В прошлом году, к примеру, им стал основатель социальной сети Facebook Марк Цукерберг, а до него – американский президент Барак Обама. Интересно, кстати, что до Обамы самым известным человеком признавался еще и его предшественник Джордж Буш-младший, но даже сами учредители премии, редакторы журнала Time признавали, что известность его весьма сомнительна и не способствует укреплению репутации. Тем не менее, объективность – превыше всего и проклинаемый газетами всего мира Джордж Буш стал обладателем приза.

Кроме него, наградой журнала в разные годы могли похвалиться, скажем, основатель Интернет-портала Amazon Джефф Безос, лидер рок-группы U2 Боно и многие-многие другие. В этом году за первенство соревновались два кандидата – китайский скульптор-диссидент Аи Вейвей, арестованный властями КНР за участие в митингах протеста против пекинского режима, а также Кэйт Миддлтон, супруга британского принца Уильяма. Решение, объявленное жюри, оказалось для всех сюрпризом: лауреатом премии «Person of the Year» стал не какой-либо конкретный человек, а некий анонимный «The Protester» – иначе говоря, демонстрант. Обложка декабрьского номера журнала, таким образом, украсилась абстрактным лицом в маске – собирательным образом демонстранта, протестующего против властей по всему миру.

Несмотря на то что подобное решение принимается журналом впервые за всю историю существования этого приза, многие полагают, что оно оказалось совершенно правильным: именно демонстранты, как подчеркивается в сопровождающей статье в Time, стали в 2011 году наиболее популярными героями международной прессы. Причем неважно, какие именно демонстранты: от буйных греков, забрасывающих окна министерств в Афинах баночками с йогуртом, до египтян, ночующих на каирской площади Тахрир, от сирийцев, тысячами гибнущих от пуль и снарядов в Дараа и Хомсе, до упрямых «хомячков», отчаянно протестующих на Болотной площади в Москве против хитроумных манипуляций с их голосами в исполнении «волшебника Чурова» (председателя российской ЦИК) и «политтехнологов» «Единой России». К слову, некоторые комментаторы полагают, что именно демонстрации в России стали «последней каплей», приведшей редакцию «Time» к столь неординарному решению.

Несомненно, в завершающемся году именно демонстранты стали наиболее популярными персонажами во многих государствах мира. Россия и Украина, США и Великобритания, арабские государства и государства Евросоюза – везде, по всему миру, одна за другой волнами катятся многотысячные и многомиллионные манифестации. Протестует весь мир: разве что, пожалуй, в Африке не демонстрируют, хотя это не значит, что там не протестуют. Просто там, вместо того чтобы устраивать манифестации, уже устраивают перестрелки.

Ровно год прошел, с тех пор как несчастный продавец овощей из Туниса сжег себя в знак протеста против грабительского режима президента Бен Али – и искры от этого страшного костра разлетелись сначала по арабским странам, унося с собой тысячи жизней и преображая одно за другим государства Северной Африки, а потом перенеслись на европейский и американский континенты, меняя теперь уже всю мировую политику и напоминая всем властям предержащим, что их народы – это не безликая послушная «избирательная масса» и не безропотный объект их безраздельной власти, а вполне реальная сила, способная на такие взрывы, которые могут смести любую власть. Не быдло, а народ.

«Весьма показательно, – отмечается в декабрьском издании журнала Time, – как много общих черт имеется у активных участников протестных движений по всему миру. Везде, где бы ни проходили протесты, значительную часть манифестантов составляют образованные молодые люди, представители среднего класса». Почти все протестные движения, появившиеся в этом году, развились совершенно независимо от существующих в той или иной стране политических партий или оппозиционных группировок. И в этом редакция нью-йоркского журнала также усматривает грозный признак: существующие отношения «власть – оппозиция» зачастую оказываются выхолощенными, лишенными смысла. Вместо противостояния власти многие «официальные» оппозиционеры либо играют роль «массовки» при руководителях той или иной страны (к примеру, представители «системной оппозиции» в России), либо же представляют интересы какой-либо элитной группировки, по той или иной причине потерявшей рычаги государственного управления (как это происходит в Украине). Демонстрантам, митингующим на площадях, этот театр попросту надоел.

«Везде, по всему миру, демонстранты образца 2011 года считают, – подчеркивает газета, – что политическая и экономическая система в их странах больше не действует, что верхушка власти насквозь поражена коррупцией, что власть имущие превратились в поддельных демократов, обслуживающих на самом деле интересы богатых и сильных мира сего, блокирующих реальные перемены». К этому мнению присоединяется и главный редактор журнала Time Рик Штенгель: «По всему миру зреет недовольство существующими системами власти – неважно, идет ли речь об арабских диктатурах или о западных «банковских демократиях». Неудивительно, что демонстранты обеспечивали в 2011 году больше всего сюжетов для прессы. Они оказывают сопротивление, выдвигают требования. Они не сдаются, даже если ответ приходит в виде облака слезоточивого газа или града свинца».

Так что, увы, Аи Вейвей и Кэйт Миддлтон, как бы ни были они популярны, все же вынуждены были уступить анонимному демонстранту в маске. Что ж, пожалуй, для китайского диссидента это даже не обидно – ведь сам он тоже является одним из таких людей. Он просто получил свой приз вместе с миллионами таких же, как он сам. А если протестный «тренд» будет и в дальнейшем развиваться так же, как в уходящем 2011 году, то вполне возможно, что приз «Человек года» останется в руках нынешнего победителя еще на долгие годы…