КОЛЫБЕЛЬ ГОЛОДНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Виктор Лернер

uПока власть и оппозиция в Украине вяло переругиваются между собой о «деле Тимошенко» и о распределении депутатских мест в будущем парламенте, в украинском обществе зреют семена самого настоящего бунта – не политического, не национального, а сугубо экономического, «голодного». И это может оказаться самым страшным сценарием из всех возможных.

В Украине начался апелляционный суд над Юлией Тимошенко. Сама Юлия Владимировна на первое заседание не явилась – по словам ее адвокатов, она едва двигается, так как у нее обострилась болезнь позвоночника, а реальную медпомощь ей не оказывают. У здания суда дежурят оппозиционеры, скандируя «Юле – волю!», а саму узницу режима посещает еврокомиссар Штефан Фюле, чтобы узнать ее точку зрения на предстоящий 19 декабря саммит ЕС-Украина. Этот саммит, да еще подписанные президентом изменения в Уголовный кодекс (были «декриминализированы» несколько статей по экономическим преступлениям, за исключением той, по которой, собственно, и посадили Тимошенко) являются основными темами для украинских газет, телевидения и электронных СМИ. Оппозиция ломает копья, выясняет межпартийные отношения, собирает и распускает все новые комитеты, объединения, гражданские движения – сколь громогласные, столь же и беспомощные.

Боязнь телеграфного столба

У профессиональных патриотов Украины, похоже, попросту не хватает смелости. Шуметь в эфире о «полицейском государстве», возлагать цветы к памятнику Тарасу Шевченко, жаловаться европарламентариям на отсутствие демократии и сворачивание гражданского общества они научились просто замечательно. Однако, когда «афганцы» разносили очередной наспех сколоченный забор у Верховной Рады, когда «чернобыльцы» воевали с ОМОНом – ни одного из оппозиционных политиков рядом почему-то не оказывалось. По этому поводу один из участников «чернобыльской» голодовки в Мариинском парке в Киеве грубо, но точно заметил: «Они хорошо научились любить Украину в Интернете. А вот там, где их самих могут «отлюбить», да телеграфным столбом – там их нет». С полицейской дубинкой и тяжелым ОМОНовским сапогом украинские партийные деятели знакомиться не спешат – на такой подвиг способен разве что Виталий Кличко, но даже он в одиночку в этом поле не воин.

Тем временем украинское общество все более приходит в состояние, когда его уже вообще перестает интересовать всяческая политика. Не потому, что украинцы перестали любить свою страну или ненавидеть Януковича с его «партией, которая строит» (таким был один из предвыборных слоганов Партии регионов). Просто потому, что абсолютному большинству жителей Украины становится все более холодно и голодно. «Юле – волю» – это хорошо, но желудки этой волей не наполнишь. Поэтому линия противостояния народа и власти проходит сейчас не по политической «карте», а по экономической: за минувшие без малого два года пришедшие к власти «регионалы» как нельзя лучше продемонстрировали всем, что именно они понимают под собственным лозунгом «улучшение жизни – уже сейчас»: количество живущих за чертой бедности украинцев стремительно подбирается к показателю в две трети населения, в то время как международная организация Transparency International в своем недавнем отчете указала, что стремительнее всех в Украине обогащаются госчиновники. «Регионалы» накинулись на страну быстро, грубо и без лишних разговоров, словно банда люмпенов из подворотни – на подвернувшуюся на темной улице одинокую девушку.

Когда обнищание происходит столь стремительно и страшно – не следует удивляться, что народ начинает подниматься и браться за вилы вместо избирательных бюллетеней. Первые признаки народного бунта можно увидеть в Украине уже сейчас: пресловутые снесенные заборы, почти ежедневные столкновения протестующих со спецподразделениями милиции, голодовки, захваты административных зданий – все это стало привычным уже далеко не только в Киеве, но и во многих других крупных городах страны. Стихийные выступления нарастают, власть тупо продолжает гнуть свою линию, а оппозиция не то не может, не то не хочет хотя бы попытаться встать во главе протеста, сформировать его во что-то единое и дать ему хоть какую-то политическую перспективу. «Чернобыльцы» с «афганцами», мол, пусть дерутся, а мы постоим в сторонке и возложим еще букетик к памятнику Шевченко – там ОМОНовцев нет.

Следует признать, что подобный бунт, в отличие от «политической» революции, очень тяжело возглавить и почти невозможно им управлять. Его корни кроются не в абстрактных спорах о благе народном и о «цивилизационном выборе» между Востоком и Западом, Европейским или Евроазиатским союзом. Основа его – простые, первичные потребности человека: желание кушать, не болеть, жить в тепле и размножаться. Это – не философия и не политология, это – базовые инстинкты. Поэтому, когда угроза голода и холода обостряется до такой степени, что гонит людей на улицы, на акции гражданского протеста – очень опасно пытаться использовать эти акции в каких-либо своих целях.

Восток – дело тонкое

Кстати, именно поэтому вряд ли можно всерьез предположить, что нынешние волнения в Украине являются, как утверждают слухи, «спровоцированными властью». Мол, таким образом одним выстрелом убиваются сразу два зайца: «спускается пар» негативных настроений, а попутно решаются еще и кое-какие вопросы внутриправительственных разборок. Кое-кто даже напрямую называет предположительного «заказчика» беспорядков: Андрей Клюев, вице-премьер украинского кабмина и наиболее вероятный кандидат на пост следующего премьер-министра. Подняв толпу против правительства, он-де таким образом добивается скорейшей отставки премьер-министра Николая Азарова и освобождения вожделенного кресла.

Учитывая неуправляемость и крайнюю аполитичность происходящих в данный момент событий, следует предположить, что подобные утверждения – чистейший абсурд. Если акции гражданского протеста, подобные нынешним, хоть в малейшей степени инспирируются ради решения каких-то конкретных «кадровых» вопросов – захвата места премьера, перераспределения сфер влияния и т.п., то подобного «серого кардинала» придется признать клиническим идиотом. Подняв столь мощную волну народного гнева, он не может, будучи в здравом уме, рассчитывать ее оседлать и удержаться на ее гребне. Слишком велик риск погибнуть самому, в худшем раскладе – в прямом значении этого слова. Народный бунт вообще сложно удержать в каких-то рамках, а уж при нынешней экономической ситуации в стране это вовсе невозможно.

Примечательно, что в данный момент главным средоточием протеста стала совсем не Западная Украина и даже не столица – нет, основная масса демонстраций, забастовок и голодовок отмечается на востоке страны, да не просто на востоке, а в самой что ни на есть вотчине Виктора Януковича – в Донбассе. Те самые донецкие работяги, не слишком-то знающие государственный язык и исправно голосовавшие до сих пор за «регионалов» уже хотя бы потому, что «донецкие олигархи» являются их прямыми работодателями, те самые, по адресу которых оппозиционные манифестанты скандировали издевательскую речевку «Спасибо жителям Донбасса за президента-пи…раса!» (лозунг явно не для печати, но из песни слов не выкинешь) – именно они вдруг напрочь позабыли свой донецкий патриотизм, а пуще того – страх перед своими «хозяевами жизни», который взрастал в них десятилетиями. Именно они устраивают забастовки и митинги, дерутся с ОМОНом и захватывают административные здания.

В этом нет ничего удивительного. Их последовательно довели до состояния, уже почти несовместимого с жизнью. Им уже в самом деле нечего терять – как, к примеру, было нечего терять рабочим в Новочеркасске в июне 1962 года, поднявшим голодный бунт против советского правительства – когда цены на продукты выросли на 30%, а зарплату «по просьбам трудящихся» на четверть снизили. Только у советской бюрократической машины было достаточно сил для подавления такого выступления, а вот у «региональной» украинской власти такой силы нет, бандитские «разборки» в данном случае – мера совершенно недостаточная.

Таким образом, именно на востоке Украины очень быстро, буквально на глазах, зреют семена не «цветной» революции и не украинского аналога «арабской весны», а классический русский бунт, бессмысленный и беспощадный. Его главным двигателем стали не студенты и представители среднего класса, а аполитичные, но очень разозленные и голодные рабочие. И возглавляют толпу не оппозиционеры-политики, а… вообще никто. И это страшно.

Впрочем, некоторые попытки украинского правительства разрядить ситуацию все же можно наблюдать – правда, они слабы и малоэффективны. К примеру, премьер Николай Азаров заявил недавно, что намерен повысить пенсии «чернобыльцам» с начала 2012 года, причем сделать это он собирается за счет иных бюджетных расходов, в том числе социальных. То есть имеет место вариант «разделяй и властвуй»: перессорить чернобыльцев с другими зависимыми от социальных выплат государства группами и спокойно смотреть, как они будут грызться друг с другом за жалкие подачки из бюджета.

В принципе, это можно понять: протест «чернобыльцев» является в данный момент наиболее мощным и опасным для правящих кругов страны. Те же предприниматели, устраивавшие год назад митинги в Киеве, требовали создать им нормальные условия для работы, а «чернобыльцам» нужны деньги на жизнь – на еду и лекарства. Лишенные этого всего мановением волшебной палочки кабмина, они пошли на крайние меры – на «сухие» голодовки, на обещания прийти умирать на ступени администрации президента на Банковой улице. Других вариантов у них уже нет.

В ответ власть повела себя в высшей степени глупо и цинично. Президент Янукович выразил возмущение «людьми, требующими у государства по 60-70 тысяч гривен» (кто-то ему сказал, что именно такой суммы пенсий, в пересчете – 6-7 тыс. евро, добиваются «чернобыльцы») и выразился в том духе, что «нормальные люди сидят, молчат и терпят». Теперь он, правда, сменил пластинку и заявляет, что «люди начали протестовать, когда поняли, что уровень социальной защиты может быть снижен. Это естественно – нужно садиться за стол переговоров и решать эти вопросы». Возможно, если вдруг его роскошное поместье в Межигорье будет атаковано голодными толпами, он сможет сделать еще один шаг в понимании текущей ситуации – что этот самый уровень социальной защиты не «может быть снижен», а уже реально почти уничтожен.

Но пока что «переговоры» и «решение вопросов» взяли на себя милицейские спецподразделения «Беркута» в шлемах и бронежилетах. В Донецке от их рук погиб шахтер Геннадий Коноплев – инвалид, попавший под «горячую дубинку» во время разгона палаточного городка. Это, в принципе, было трагической случайностью – а вот действия милиционеров против голодающих «чернобыльцев»-инвалидов в Киеве, в парке напротив здания кабмина, случайными не назовешь. У них попросту отняли палатки, обогреватели и даже биотуалет, оставив измученных голодом людей попросту сидеть на морозе без ничего. Это не случайность. Это садизм.

Пока что все эти выступления носят стихийный характер, но ситуация меняется прямо на глазах. Количество доведенных до отчаяния людей растет. Хуже всего то, что ни власть, ни оппозиция самоубийственно не обращают на это внимания. Оппозиционеров интересуют внутренние разборки на тему «против кого дружить», власти же, почти полностью «раздерибанив» украинскую промышленность, принялись за последний значимый ресурс страны – за землю. При этом в начале года украинской государственной казне грозит очередной технический дефолт, а «Газпром» в очередной раз намерен взвинтить цены на газ, спеша наловить побольше рыбы в мутной воде.

Один из украинских политологов в своей статье напомнил популярный лозунг белорусской оппозиции, придуманный певцом Сергеем Михалком: «Не быть скотам!». Именно этот девиз, по его мнению, и является основой и главным идеологическим наполнением сегодняшних протестов, независимо от того, кто выходит на улицы – «чернобыльцы», «афганцы» или предприниматели. Все они не желают становиться скотом.