ЧЕСТНЫЙ? БУДЬ ЧЕСТНЕЕ. ЕЩЕ ЧЕСТНЕЕ!

Сергей Леонидов

eВзгляд на политику из российской глубинки

Что наша жизнь? – игра. Эта сентенция стала привычной частью нашего бытия. К этому можно отнестись философски, понимающе оценивая усилия игроков, а можно внимательней присмотреться к спектаклю, воплощаемому на политической сцене. Сейчас, например, модно стало сравнивать выборные страсти с шахматами: наверху, мол, регулярные рокировки, а внизу, среди пешек, сплошные жертвы и мат. Но если в шахматах рокировка нацелена на защиту короля, в политической жизни она чаще всего имеет непредсказуемый результат.

Начну все же не с предстоящей перемены мест в тандеме Путин – Медведев, а с региональных событий. Как вы, уважаемый читатель, отнеслись бы к тому, если бы новый губернатор Техаса, желая прослыть настоящим демократом, призвал жителей штата помочь ему сформировать местное правительство? И проголосовать по интернету за тех, кто через тот же интернет подал заявку на замещение командных должностей. В Вологде все это происходит на полном серьезе. Свыше трехсот самозванцев – менеджеров, офисных работников, программистов, руководителей мелкого и среднего бизнеса – разместили на правительственном сайте свои анкеты и надеются войти в число восьми заместителей нового главы региона и руководителей десятка департаментов губернской администрации. На что рассчитан столь эффектный жест губернатора?

Местные эксперты уже назвали это чистейшей воды популизмом. Дело не только в том, что «кухарки» вновь призываются управлять государством. И не в том, что бесконтрольная система отбора приведет к выигрышу тех, у кого много интернет-друзей, энергии или административного ресурса. Все становится понятным, если вспомнить о правилах политической игры. Выбрать профессионала методом народного голосования невозможно, зато можно набрать приличные очки к своему «демократическому» имиджу. Губернатор как бы говорит населению, что его мнение важно.

Новый губернатор сменил предыдущего, ушедшего в Государственную Думу по списку «Единой России». Оба они – представители мощной финансово-промышленной группы «Северсталь», базирующейся на Вологодчине. Рокировка губернаторов произошла не без участия ее главного акционера Алексея Мордашова, миллиардера, вошедшего в первую тройку российского списка Форбс. Капиталов компании хватает на то, чтобы приобретать металлургические, автомобильные и горнодобывающие бизнесы в России и за рубежом, в том числе в Америке. Местная власть тоже находится в сфере ее интересов. Было бы ошибкой говорить, что олигарх «покупает» высшие должности в регионе, но факт тот, что люди «Северстали» вот уже полтора десятка лет возглавляют областное правительство и парламент. Паритет основан на негласных правилах «честной» игры: чья доля в местном бюджете наибольшая, тому и преференции.

Можно, конечно, говорить, что компания выращивает крепких менеджеров, способных управлять не только промышленными структурами, но и территориями. Практика показала, что выдвиженцы «Северстали», действительно, неплохо справляются с социально-экономическими проблемами региона. Однако сам Мордашов не рискует влезать в политику. Ни на региональном, ни на федеральном уровне. Последствия этого, надо полагать, он мудро оценил на примере Ходорковского, Березовского и других олигархов, решивших однажды диктовать свои правила игры.

В отличие от него амбициозный миллиардер Михаил Прохоров пошел, что называется, ва банк. Глава группы «Онексим», также входящий в тройку лидеров Форбса, считает себя не просто одним из эффективнейших менеджеров. Он полагает, что его управленческий потенциал как нельзя лучше пригодится на президентском посту. Вопреки корпоративным традициям, он публично заявил, что готов распрощаться со своими 17 миллиардами, если 4 марта его избирут президентом России. Но отчего же так не везет ему на политической сцене?

Сейчас, на завершающем этапе предвыборной кампании, вологодский избиратель в массе своей не готов за него голосовать. Почему? Независимая пресса, следуя своему правилу резать правду-матку, вовремя вытащила на свет историю о том, как в 90-е годы компания олигарха пыталась присвоить Череповецкий «Азот», одно из крупнейших и успешных химических предприятий не только на Вологодчине, но и в России. При общей неразберихе в стране и разгуле коррупции тогда можно было прибрать к рукам многое. Благодаря выстроенной схеме, в течение нескольких лет «прохоровцы» наживались на «Азоте», прибыль получали, но сами в предприятие ничего не вкладывали. Карты Прохорова были биты тем же Мордашовым, а точнее, его ставленником, теперь уже экс-губернатором Вологодской области. Заключенный контракт был признан мошенническим и аннулирован. Только после этого стали поступать новые инвестиции, предприятие со временем оклемалось и выжило. Так на стадии накопления капитала поразмялись два нынешних титана-миллиардера.

С тех пор самомнение Прохорова только нарастало. В недавнем интервью корреспонденту Forbes он не раз повторил, что не согласен с амплуа второго плана, его интересует только главная роль. «Я всю жизнь работал первым номером и принимал решения сам. У меня вообще голова не ложится в эту модель – быть чьим-то подчиненным». Однако провинциальный избиратель уже уловил двойственность его натуры, психологию игрока. В ходе избирательной кампании он постоянно подчеркивает, что выступает против Путина и когда станет президентом, Путина на работу не возьмет. С другой – сам готов пойти на работу к Путину, если выиграет он. Премьер-министром. С одной стороны, он хочет, чтобы у него, как у президента, премьер-министром стал Алексей Кудрин. С другой – и Ходорковский вполне годится. С одной стороны, не женат, потому что верит в любовь, а ее пока не встретил. Но с другой – если это нужно для победы на выборах, то готов жениться прямо сейчас.

Кампания по избранию президента просто переполнена ситуациями, которые вызывают и удивление, и недоверие к политическим фигурам. Ощущение, что неведомый режиссер поставил веселое шоу, которое всего лишь должно соответствовать масштабу предстоящего события.

В последнее время в столичных городах России усилилось протестное движение под лозунгом «За честные выборы». Эти настроения мало коснулись провинции. Но для кандидатов открытость и прозрачность выборов – краеугольный камень всей кампании.

Тот же Владимир Путин постоянно напоминает о необходимости честных выборов, привлечении к ответственности за использование административного ресурса. Но включаешь телевизор – на всех главных каналах его лицо. Пойди разберись, где он выступает как премьер-министр, а где – кандидат в президенты. На днях в Челябинской области он увидел: сотни жилых домов находятся на самом краю угольного разреза и в любой момент могут туда съехать. Тут же было принято решение выделить миллиарды рублей на расселение людей. Расселять, конечно, давно уже надо было. Но у других-то кандидатов нет таких административных и ресурсных возможностей, они в ярости готовы волосы на себе рвать. А идея Путина насчет установки на избирательных участках веб-камер? А прозрачные урны? Эксперты с самого начала заявили, что это дорогостоящее реалити-шоу устраивается больше для отвода глаз: ведь при желании протоколы можно поправить и за пределами видимости видеорегистраторов.

Явлинский на начальном этапе был вполне адекватным: по делу ругал конкурентов, гордился тем, что провел сбор подписей для регистрации его кандидатом бесплатно. И оконфузился. «Бесплатные» сборщики, а это в основном, молодые люди, по-ребячески, играючи отсканировали более четверти всех подписных листов, чем и подвели своего кумира. Григория Алексеевича, несмотря на солидную поддержку его кандидатуры в ряде российских регионов, просто не зарегистрировали. После чего поднялась очередная волна «незабудемнепростим» и «путинавотставку».

Сергей Миронов патронов не жалеет ни на кого. Обещает стать президентом переходного периода и через пару лет, проведя необходимые реформы, уйти в отставку. Теперь, оценив свой текущий рейтинг, оглушил сторонников неожиданным кульбитом. Мол, во втором туре может передать свои голоса Геннадию Зюганову. Ответного комплимента, однако, он не дождался. Геннадий Андреевич, в свою очередь, не сомневается, что второй тур у него в кармане. Как всегда сурово он излагает свою главную программную установку на национализацию природных богатств России и стратегических отраслей экономики. И уже «назначил» на 1 декабря 2012 года внеочередные парламентские выборы.

Тему честных выборов весьма активно эксплуатирует основной шоумен избирательной гонки Владимир Жириновский. Пятикратный кандидат в президенты, доктор философских наук как никто другой знает, как ставить политические спектакли. При этом он хорошо осознает, что на сцене он единственный актер. И где бы он ни появлялся, все превращается в цирк. Похоже, главное правило его язвительной клоунады – чтобы никому не было скучно.

Многие еще помнят 1996 год, когда Борис Ельцин, имея ничтожнейший, несопоставимый с нынешним путинским уровень популярности, все же выиграл кампанию. Вернее, считается, что выиграл. Именно тогда была заложена традиция нечестных выборов. Грязные технологии, разработанные ближайшим окружением, помогли Ельцину удержаться на президентском посту.

Сегодня за честные и прозрачные выборы все – от Путина до любого мало-мальски оппозиционного сообщества (вплоть до русской исламской партии – оказывается, есть и такая). На пике избирательной кампании этот лозунг стал модным, он настолько часто повторяется в интернете и по TV, что уже вызывает изжогу. Да кто же против честности? Периферийный россиянин не то что устал, он просто пропускает мимо ушей всю лавину обещаний, явных и неявных уловок кандидатов, громогласные заявления типа того, что он-то уж точно страну и спасет, и двинет вперед. И вряд ли избиратель обратил особое внимание на отчаянный крик Жириновского в ходе недавних TV-дебатов с Прохоровым (которые Жириновский проиграл): «выбирайте меня или стране конец!». Этот вопль, что удивительно, уже воспринимается нормально. Ничего не поделаешь: играют ребята. Поиграют и успокоятся.

У всякой комедии, смешной и не очень, есть конец. Выберут все равно Путина.

Для справки.

Февральские социологические опросы показывают, что за кандидата в президенты Путина проголосовало бы около 49 процентов избирателей, за Зюганова и Жириновского – около 10, за Миронова – 6, за Прохорова – 5 процентов. Затруднились ответить или не стали бы участвовать в выборах около 20 процентов избирателей.