О ВОЛКЕ, КОЗЕ И КАПУСТЕ

Вальдемар Краус

i1Американские дипломаты вынуждены решать в данный момент почти непосильную задачу: удержать Израиль от самостоятельного удара по Ирану, при этом постараться избежать войны в Персидском заливе, как таковой, и одновременно не допустить появления у режима аятолл атомной бомбы. Возможно ли в таком раскладе дипломатическое решение?

В последние месяцы американская и европейская дипломатия изо всех сил пытается заниматься миротворческой деятельностью – а именно, если не примирить, то хотя бы успокоить Иран и Израиль, чтобы эти две страны, чего доброго, не вцепились друг другу в глотки. Представители Белого дома едва ли не еженедельно посещают Иерусалим, уговаривая и увещевая израильское руководство не бросаться очертя голову в драку, а в Иране в ранг дипломатов оказались возведены инспекторы МАГАТЭ, чей круг задач до сих пор, вообще-то, был сугубо техническим. Тем не менее, и они теперь, вместо того, чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, а именно – инспектировать иранские ядерные объекты, раздают пространные интервью о необходимости поиска дипломатического решения иранской атомной проблемы. Все вместе это напоминает поиск решения в знаменитой загадке о волке, козе и капусте: как перевезти их через реку таким образом, чтобы все остались живы-здоровы?

Иранский мирный бронепоезд

Нельзя сказать, что у миротворцев это так уж хорошо получается: в Израиле сегодня каждый первый уверен, что войны с Ираном не миновать и что она вот-вот разразится, а Иран, кажется, делает все для того, чтобы ни в коем случае не избежать боевых действий. Через Суэцкий канал в Средиземное море отправилась эскадра иранских боевых кораблей вот уже во второй раз за последние полгода. Правда, если в прошлом году Суэц в направлении Сирии прошли всего лишь два эсминца, что вызвало лишь некоторое беспокойство у израильских военных, то на этот раз туда же устремились, по разным сведениям, от семи до девяти боевых кораблей, в том числе, как минимум, один ракетный фрегат. В данный момент два корабля этой эскадры – эсминец и вспомогательное судно – встали на якорь в сирийском Тартусе.

Что им вообще понадобилось в Средиземном море, внятно не могут пояснить даже сами иранцы. Представители правительства в Тегеране воинственно объявили о том, что иранские корабли должны «продемонстрировать силу и решимость иранского народа отстаивать свои права», в то время как командующий этой эскадрой объявил, что в его задачу входит «продемонстрировать мирные намерения и протянуть руку дружбы всем государствам региона». Этот удивительный способ демонстрации мирных намерений с помощью военной силы не на шутку переполошил европейцев: согласно их разведданным, как минимум, два корабля иранской эскадры в состоянии служить плавучими базами для быстроходных катеров, с помощью которых Иран сможет терроризировать торговое судоходство в Средиземном море по образцу нападений сомалийских пиратов в случае, если в самом деле начнется военный конфликт с Ираном. Израилю же светит перспектива оказаться под прицелом «мирных и дружелюбных» иранских корабельных ракет. Впрочем, как раз реакция израильтян на присутствие у их берегов иранских кораблей оказалась наиболее спокойной: израильские военные уверены в том, что в случае необходимости они смогут нейтрализовать угрозу в считанные часы.

Интересно, что даже сирийцы, в гости к которым пожаловали иранские корабли, не слишком-то обрадовались такой демонстрации дружбы. В отличие от российской авианосной эскадры, которая, напомним, недавно заходила в сирийский порт Тартус на собственную военно-морскую базу, где и пополнила свои запасы, иранские военные моряки сейчас полностью зависят именно от сирийского снабжения – ведь своих баз на Средиземноморье у них нет. Получается, иранская «рука дружбы» протянулась к Сирии за материально-технической поддержкой, а ведь Сирии в данный момент, как известно, и самой-то помощь требуется. Кроме того, если вдруг в самом деле начнется война с Ираном, то те самые боевые катера, которых так испугались европейцы, смогут действовать в Средиземном море только в том случае, если Сирия позволит им базироваться на свои порты. То есть, «дружественный» Иран попросту подставит сирийских союзников, которым придется считаться с возможностью удара по своим портовым городам, предоставляющим убежище иранским боевым катерам. Вот уж воистину – «избави меня, Господи, от друзей, а от врагов я и сам избавлюсь».

В экономическом отношении Иран также провел ряд «дружественных» акций: сначала президент Ахмадинеджад торжественно объявил о вводе в строй целого ряда новых ядерных объектов – дополнительная головная боль для инспекторов МАГАТЭ, которым теперь придется обследовать и их на предмет выявления военных технологий; потом началась маловразумительная карусель с поставками нефти в Европу. Теоретически, с июля 2012 Евросоюз сам решил прекратить покупку иранской нефти, и иранское руководство, очевидно, по принципу «это не вы меня уволили – это я сам уволился» приняло решение прекратить эти поставки прямо сейчас. Было объявлено, что 6 стран ЕС больше не будут получать нефть из Ирана, несмотря на то что в некоторых случаях эти поставки, собственно, уже были оплачены вперед. Потом вдруг Тегеран пошел на попятный и заявил, что все-таки будет отгружать нефть в Европу – мол, жалко стало замерзающих в непривычно холодную зиму европейцев. Далее оказалось, что нет, Франция и Великобритания все же иранской нефти не получат… В общем, эта беготня с писаной торбой привела лишь к тому, что на европейских биржах цены на нефть опять немного подпрыгнули, что позволило концернам, торгующим ГСМ, в очередной раз повысить цены на бензин: например, в среднем по Германии литр «девяносто пятого» стоит теперь около 1,67 евро, что составляет абсолютный и очень печальный для немецких автомобилистов рекорд. Что будет дальше, пожалуй, не скажет даже сам аятолла Хаменеи, потому что Махмуд Ахмадинеджад, как подозревают некоторые иранские политические «инсайдеры», попросту сорвался с резьбы и теперь колотит колесами по шпалам одновременно во всех направлениях.

Война как предвыборная агитация

Тем временем в Израиле также усиливаются военные настроения, и это немало беспокоит американских дипломатов. Их путешествия из Вашингтона в Иерусалим в последнее время даже трудно назвать «челночными» – уж скорее, представители Белого дома и Госдепа курсируют между Америкой и Израилем, словно рейсовые самолеты авиакомпании «Эль-Аль» – пять рейсов в сутки, семь дней в неделю. Только что в Израиль прибыл советник Барака Обамы по вопросам безопасности Томас Донилон. Его задача – попытаться отговорить израильское руководство от опасной идеи самостоятельного удара по иранским ядерным объектам. Миссия, прямо скажем, весьма сложная, учитывая тот факт, что Иран как раз стартовал четырехдневные военные маневры по отработке защиты этих самых ядерных объектов с воздуха и с суши.

Донилон – лишь последний (пока что) чиновник администрации США, пытающийся уговорить израильтян «не связываться». С сентября минувшего года то же самое стараются сделать американский министр обороны Леон Панетта, начальник Генштаба Мартин Демпси, директор ЦРУ Дэвид Петреус и многие другие. Их послание израильскому руководству довольно прозрачно: Америка желала бы во что бы то ни стало предотвратить одностороннюю акцию Израиля против Ирана – например, бомбардировку иранских реакторов. В самом Иерусалиме, похоже, высокопоставленные чиновники относятся к этому вопросу весьма неоднозначно. Скажем, министр обороны Эхуд Барак считает, что «завтра может быть уже поздно» и настаивает на том, что бомбить Иран нужно уже сейчас, пока Ахмадинеджад в самом деле не заполучил в свои руки ядерную дубинку. Во время своей поездки в Японию он в очередной раз подчеркнул опасность иранской ядерной программы: «Если этот крайне радикальный режим, – заявил израильский министр обороны, – получит в свое распоряжение атомное оружие, он получит иммунитет от переворота – примерно как получил определенный иммунитет в своем регионе Ким Чен Ир».
С другой стороны, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу, похоже, все больше раздражается тем, что министры его кабинета высказывают налево и направо свою точку зрения по этому весьма деликатному вопросу, зачастую делая вид, что это мнение всего израильского руководства. На прошлой неделе он посетил Кипр, где состоялось подписание в самом деле грандиозного контракта на совместную израильско-кипрскую разработку найденных недавно в израильских территориальных водах крупных месторождений природного газа. На вопрос журналистов о возможном военном конфликте с Ираном он довольно резко заявил, что приехал в Никосию ради мирного развития своей страны, а не для составления планов военных действий против кого бы то ни было.

США желали бы остановить израильских «ястребов» и, в первую очередь, Эхуда Барака. По их мнению, Израилю следует дождаться результатов воздействия на Иран международных санкций. Вашингтон, как известно, объявил тотальный бойкот иранской финансовой системе, а Евросоюз объявил эмбарго на покупку иранской нефти. Это очень тяжелые удары по иранской экономике, и Вашингтон предлагает немного повременить, чтобы оценить их эффект. Израильтяне, в свою очередь, указывают на то, что еще одна временная отсрочка может дать Ирану время, необходимое для создания атомной бомбы.

Проблема заключается еще и в том, что вопрос возможных военных действий против Ирана превратился в Израиле в предвыборную тему, его пытаются использовать для внутриполитических баталий между правящей коалицией и оппозицией. К примеру, оппозиционный лидер, экс-министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни считает, что дискуссия о возможном нападении на Иран проводится «слишком напоказ». Она подвергла критике неудачный, по ее словам, кризисный менеджмент премьер-министра. В интервью израильскому радио Ципи Ливни заявила: «Самое важное для нас в данный момент – это осознание того, что весь мир прилагает старания ради обеспечения безопасности – как своей собственной, так и нашей. И старания эти заключается в том, чтобы остановить Иран. Но это не должно происходить напоказ. Я не желаю смотреть на то, как мировое сообщество пытается докричаться до Израиля через огромный рупор, указывая ему, что делать и чего не делать».

Таким образом, американским дипломатам в их усилиях приходится учитывать еще и израильский внутриполитический фактор – что, естественно, не упрощает их задачу. А время между тем идет. И кто знает, сколько его осталось до пресловутого «часа икс», когда прозвучит первый выстрел в новой ближневосточной войне – и неважно, кто его произведет?