КОРОНАВИРУС: ПОЧЕМУ «ВСПЫХНУЛА» ИТАЛИЯ?

Борис Немировский

Италия стала первой из европейских стран, которую коронавирус поразил «по-взрослому» – сотнями заболеваний. Из-за этого ей грозит настоящий экономический кризис, а политический уже начался: итальянцы пытаются разобраться, что они сделали не так и почему именно с них началась «европейская эпидемия»?

Первая волна панических сообщений и общего испуга в Италии уже успела пройти. Страна не замерла, не попала под тотальный карантин и теперь пытается понять, почему именно здесь, на севере Италии, так получилось, что коронавирус «закрепился» на европейской территории. Итальянские телеканалы постоянно транслируют одну и ту же интерактивную карту мира, которую знают, наверное, уже все: ту, с красными точками в разных местах, где были обнаружены центры заболевания. Чем больше точка – тем больше известное количество больных. Так вот: если не причислять к Японии больных, находящихся на круизном лайнере Diamond Princess – а также, если доверять официальным цифрам из Ирана и России, то Италия, получается, имеет наибольшее количество больных коронавирусом – сразу после Китая и Южной Кореи.

«МЫ СЛИШКОМ ЗАБОТЛИВЫЕ!»

По состоянию на начало марта, на итальянской территории было зарегистрировано более 10000* случаев заболеваний, причем абсолютное большинство в североитальянских регионах Ломбардия и Венето, а точнее – в и вокруг двух «питомников», Кодоньо и Во. 631* человек погиб; все они были или тяжело больны другими болезнями, или глубокими стариками, или и теми, и другими одновременно, но у всех был обнаружен еще и коронавирус. Таким образом, в Италии зарегистрировано больше инфицированных и больше погибших от коронавируса, чем во всех других европейских странах, вместе взятых.

Почему же Италия? Местная газета «Il Fatto Quotidiano» озвучила наиболее распространенное объяснение – жирным шрифтом на титульной странице: «Потому что мы ищем болезнь, в то время как другие на нее плюют». Звучит, будто некое возмущенное оправдание вроде: «Потому что мы – лучшие и самые заботливые», но на самом деле это – признание, что проблема была, по крайней мере, частично, раздута самими итальянцами.

В самом деле, после первых подозрительных случаев в Северной Италии было введено тестирование на коронавирус, как это говорят по-итальянски, «a tappeto» – то есть, «ковровое» или почти всеобщее, с помощью мазков. Эти экспресс-тесты выявили также инфекции, о которых в нормальной ситуации никто и не вспоминает. Примерно половина лиц, тестирование которых оказалось положительным, демонстрирует лишь легкие симптомы коронавируса: они находятся в карантине, но остаются у себя дома. Источником быстрого распространения болезни стала, скорее всего, муниципальная больница Кодоньо, где был зарегистрирован так называемый «пациент номер один», 38-летний спортсмен и исследователь, которого итальянская пресса называет просто «Маттиа». Сейчас он находится в больнице города Павия.

ПОЛИТИКИ И БОЛЬНИЦЫ

То, что больницы с их «ковровыми» тестами виноваты в распространении вируса – вызвало в стране политический кризис. Сразу несколько известных итальянских вирусологов прямо называют больницу в Кодоньо «резонансным телом» – объясняет, в частности, газете «Corriere della Sera» профессор Массимо Андреони из римского университета Тор Вергата. По его словам, в санитарных боксах этого госпиталя можно найти все условия, все бактерии и все вирусы, которые могут быть опасными для пациентов с тяжелыми болезнями. Кроме того, ситуация осложняется чисто итальянской привычкой бежать в больницу при малейшей простуде или обычном гриппе. Залы ожидания в «Pronto Soccoro» – то есть, в «скорой помощи» – обычно переполнены.

Итальянский премьер-министр Джузеппе Конти также видит в условиях, господствующих в госпитале Кодоньо, одну из основных причин быстрого распространения вируса. «Инфекция расползлась так быстро еще и потому, – подчеркнул он в телеобращении, – что госпиталь не вполне придерживался необходимых превентивных мер».

Это его утверждение вызвало шумную полемику с губернатором Ломбардии Аттилио Фонтано, который принадлежит к оппозиционной партии Lega (ранее – Lega Nord). По его мнению, слова премьера являются «недопустимыми и оскорбительными». Один из его товарищей по партии пошел даже дальше: это, мол, «фашизм». Конти следует немного отдохнуть, пойти в отставку и дать разрулить кризис оппозиции, если он сам способен только на подобные обвинения.

На самом деле, этот конфликт базируется не только на политических противоречиях. Речь идет о структурных вопросах: ответственность за здравоохранение в Италии возложена на руководителей региональных правительств. В случае общенациональной угрозы, зоны ответственности центрального правительства и провинциальных правительств постоянно пересекаются между собой, что уже не первый раз вызывает политические конфликты. Конти обвиняет некоторых губернаторов в том, что они бьют тревогу, не имея на то уважительных причин. Так, он приказал руководителю центрального региона Марке отменить закрытие школ, которое тот велел провести: в этой провинции до сих пор нет ни одного случая заболевания коронавирусом, поэтому нечего не пускать школьников учиться. Газета «La Repubblica» пишет о «хаосе в здравоохранении»: «Некоторые ответственные лица руководствуются велением сердца, другие – политическим оппортунизмом, третьи – советами таких же беспомощных и фантазирующих провинциальных профессоров».

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ?

Еще одна причина того, что Италия превратилась в «особый случай». Она заключается, парадоксальным образом, в действиях, за которые итальянцев до сих пор нахваливали все европейцы: Италия едва ли не самой первой в Европе приняла решение остановить все полеты из Китая. Но вирусологи говорят, что это привело к обратному результату: итальянцы потеряли контроль за передвижением инфицированных персон. Вместо того чтобы лететь напрямую в Италию, пассажиры из Китая были вынуждены делать пересадки – во Франкфурте, Цюрихе или Лондоне, где они пересаживались в другие самолеты, чтобы добраться до Милана или Рима. Таким образом, их «следы» исчезали.

Другие европейские страны последовали советам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и ввели карантин для пассажиров с китайских рейсов. Таким образом, они получили возможность их систематически проверять.

Итальянцы все еще бьются над вопросом, откуда впервые попал в их страну коронавирус? На севере Италии живет не только много китайцев, там есть еще множество больших и малых фирм, которые работают с китайскими партнерами, и их сотрудники постоянно путешествуют в Китай и обратно. Сотни сотрудников, еженедельно.

Сначала считалось, что болезнь привез в Кодоньо 41-летний итальянский менеджер, приятель «Маттиа» (то есть, первого зарегистрированного в Италии больного). Они несколько раз встречались. Но, несмотря на то что у этого менеджера были признаки сильной простуды, выяснилось, что он заболел обычным гриппом, а не коронавирусом. Все другие следы, которые до сих пор отслеживали итальянцы, также никуда не привели. Еще и поэтому итальянцы чувствуют себя раздраженными и занимаются тем, что просто спорят, где же у них «дыра», через которую коронавирус попал в страну. Как всегда, в условиях, когда различные источники информации противоречат друг другу, распространяются слухи и начинается паника.

Примечание: *В статье приведены данные на момент ее написания.

Борис Немировский