ТЕРАПИЯ СТРАХОМ

Анатолий Гержгорин

Еще десять лет назад мир был гораздо безопасней, чем сейчас. Парадокс? Ничуть. В то время миром правил страх. Хоть и ушел с исторической арены Советский Союз, но молодая непредсказуемая Россия с ее чудаковатым лидером Борисом Ельциным по-прежнему внушала опасения. Поэтому перед Москвой заискивали и Германия, и Франция, не говоря уже о Бельгии и Голландии. Это потом, при больном Ельцине, они станут смелыми. Впрочем, ненадолго. Грозный окрик из Москвы заставляет Европу забыть и о Чечне, и о разгромленных независимых средствах массовой информации. На какие только компромиссы с совестью не пойдешь ради собственного спокойствия. Тем более что в этом плане у европейцев такой богатый опыт.

Неожиданная смерть непримиримого врага, казалось бы, была на руку Америке, которая в одночасье стала единственной сверхдержавой. Отдадим дань ее благородству – она не взяла на себя жандармские функции. Хотя, как мы не раз убеждались, свободу и демократию тоже чаще всего приносят на кончиках штыков. Начало 90-х годов выдалось жарким. Захват Саддамом Хусейном Ирака привел к войне в Персидском заливе. Еще не отгремели последние залпы, как началась гражданская война в Югославии. Пол-Африки представляла собой непрерывную линию фронта. Уже тогда вырисовывались контуры нового мира – опасного и непредсказуемого.

Не хочу никого винить. Политик не обязан обладать даром предвидения. Но с другой стороны – без интуиции в политике тоже делать нечего. Все наши сегодняшние беды надо искать в мятежных 90-х. Природа не терпит пустых мест. Как и мироздание. В принципе уже тогда было ясно, как будут развиваться события. И готовиться к ним. ООН времен холодной войны не соответствовала веяниям нового времени. Что могут привнести к эту организацию, скажем. Судан или Сомали, где десятилетиями не стихают войны, где террористы разного пошиба и мастей чувствуют себя, как в раю? Реальную силу в мире представлял десяток стран, могущественных как в экономическом, так и в военном отношении. Остальные всего лишь фон. Но именно этот “фон” портит всю картину.

За эти годы страны “большой восьмерки” не раз собирались на экономические форумы. О чем-то договаривались, лидеры охотно позировали перед камерами. Но никому почему-то не пришло в голову подумать о создании общих сил быстрого реагирования, которые могли бы взять на себя полицейские функции в “горячих точках”. А если ты бездействуешь, то противник принимает это за слабость. И что мы видим сейчас? Встречи глав “большой восьмерки” проходят вдали от людских глаз. Под аккомпанемент погромов, которые устраивают невесть откуда взявшиеся “антиглобалисты”. Вот уж действительно гримасы жизни. Когда нет общих интересов, узы дружбы слабеют. Появляются обиды, зависть, недомолвки. начинаются трения. Маленькие трещинки превращаются в разломы.

Именно это произошло с Ираком. Негодяй Саддам Хусейн, которого только при очень богатом воображении можно поставить на одну доску со Слободаном Милошевичем, сумел так столкнуть лбами “восьмерку”, что искры из глаз посыпались. И этого уже не исправить. Можно собрать на восстановление Ирака 33 миллиарда, как это было сделано в Мадриде (более половины этой суммы внесет Америка). Можно “договориться” с Ираном о допуске на ядерные объекты экспертов МАГАТЭ (с Ираком тоже когда-то договаривались). Можно даже заключить пакт о ненападении с Северной Кореей. Ничего это не меняет. В глазах тоталитарных режимов так называемая “большая восьмерка” не больше чем банка с пауками, которые норовят побольнее ужалить друг друга.

Сегодня нищая Северная Корея держит пистолет у японского виска. И стоит выжившему из ума Киму нажать на ядерную кнопку, как Япония пойдет ко дну вместе со своим ВВП в 4,5 триллиона долларов. И Токио это прекрасно понимает. Поэтому и заискивает и перед Пхеньяном, и перед мусульманами, и перед арабами. Министр иностранных дел Юкиро Кавагучи накануне своего визита в Египет дала интервью газете “Аль-Ахрам”, в котором… осудила израильский удар по базе террористов “Эйн-Сахаб” в Сирии. Собирается в Каир, а плачет по Дамаску. Да и то после того как сами арабы все слезы выплакали. Таков нынешний ритуал. На днях Генеральная ассамблея ООН избрала пять новых непостоянных членов Совета безопасности. Кто заменил Сирию? Алжир. Поскольку у арабов 22 страны, а срок полномочий непостоянных членов два года, то в ближайшие 44 года арабские страны будут, по сути, постоянными членами, только без права вето. И еще не раз попортят кровь и Америке, и Израилю.

“Почему нас не любят?” – страдальчески закатывают глаза либералы. А почему, собственно, мы должны добиваться чьей-то любви? Миром правит не любовь, а страх (не путать с трусостью и малодушием). Именно страх – тот якорь, который не дает нашему безумному миру сорваться в пропасть. Это, кстати. хорошо понимали и США, и СССР, опоясавшись ядерными мечами. Сейчас страх исчез. На Америку смотрят как на благодушного дядюшку, одаривающего всех подарками к празднику. И этот имидж предстоит решительно изменить. Жизнь все равно заставит сделать это. Уговоры не помогают. На протяжении последних десяти лет Судан активно проводит политику тотальной исламизации страны. Собственных сил не хватает. Поэтому Хартум пригласил боевиков террористических организаций – от “Аль-Кайды” до ХАМАСа, и они наводят ужас на южные районы, где в основном проживают христиане.

Террористы настолько вольготно себя чувствуют, что регулярно совершают набеги и на соседнюю Кению. Год назад здесь была взорвана гостиница с израильскими туристами. В ходе расследования один из арестованных террористов – Салмин Хамис – сообщил о готовящемся взрыве американского посольства в Найроби (пять лет назад его уже взрывали). Все нити опять вели в Судан. Колин Пауэлл потребовал немедленно выслать всех боевиков. Знаете, что ответил официальный Хартум? “Это для вас они террористы, а для нас – борцы за свободу”. Пряник госсекретаря в виде отмены экономических санкций никакого впечатления не произвел. А, может, пора показать кнут? Франция когда-то активно использовала в Африке наемников. Да, это были головорезы, готовые за деньги на все. Но действовали они весьма эффективно, держа в узде местных царьков и князьков.

Видимо, есть смысл вернуться к этому опыту. На войне, а тем более с исламскими отморозками, все средства хороши. В этой бойне нет правил. Прав тот, что сильней. Мобильные отряды наемников очень пригодились бы и в Ираке. Особенно в так называемой антипартизанской войне. Тогда не пришлось бы держать стотысячную армию, превратив ее в живую мишень. И потом, если так разбрасываться солдатами, все дыры не закроешь. А их в мире становится все больше. Ирак – лишь одна такая дыра. Но за тем, что там происходит, внимательно следит весь исламский мир. Стоит ему увидеть хоть какую-то слабость или растерянность, остановить этого сорвавшегося с цепи бешеного пса будет трудно.

Пока Запад решает, насколько мирная религия ислам, мусульмане вырезают христиан не только в Судане и Сомали, но и в Центральной Африке. На Ближнем Востоке это давно прочувствовано кожей. Поэтому иракские христианские конфессии потребовали законодательно закрепить их права в новой конституции страны. Их немного осталось в Ираке – примерно 700 тысяч из 26-миллионного населения. В основном это халдеи-католики, относящиеся к униатским нехалкидонским течениям, последователи Ассирийской церкви и армяне. Они опасаются потерять даже ту относительную религиозную свободу, которую имели при Саддаме. А шиитские фанатики, которых в стране большинство, никого, кроме мусульман, не жалуют.

Переустраивать мусульманский мир бесполезно. Советский Союз огнем и мечом насаждал свою демократию в Средней Азии. Но за 70 лет так ничего и не добился. Даже бывшие первые секретари компартий республик – теперь ярые поборники исламских традиций. И это правильно. Каждый должен жить по законам своих предков. А интернационализм, будь он коммунистическим, феодальным или буржуазным, – болезнь, которая легко лечится. Поэтому строительство демократического государства в отдельно взятом Афганистане или Ираке весьма проблематично. Для этого надо, чтобы и соседи имели определенный демократический опыт, причем удачный.

Чтобы размотать клубок, тянуть следует другую нитку. Хватит поставлять оружие одиозным режимам. Когда польские солдаты нашли в Ираке французские ракеты, произведенные в этом году, Париж устроил грандиозный скандал Варшаве. Ракеты быстро уничтожили, спрятав концы в воду. Но через две недели еще одну партию нашли украинские миротворцы. Кого мы обманываем? Вооружая новейшим оружием врага, цивилизованные государства наносят ущерб, прежде всего, себе. В 2002 году Северная Корея продала только ракет “Скад” на 110 миллионов долларов. А заодно передала технологии их производства Йемену, Пакистану и Сирии.

У истоков иранской атомной программы стоял, как теперь выясняется, один из ведущих индийских физиков доктор Просад, возглавлявший Национальную ядерную корпорацию. Действовал он, безусловно. с благословения властей. Иран считает Индию своим стратегическим партнером. А Пакистан – стратегический партнер Саудовской Аравии. И не только. Султан Ади Махмуд, участвовавший в разработке пакистанского “оружия возмездия”, не раз встречался с бин Ладеном. Сейчас он под следствием, но остается лишь догадываться, какую информацию успел передать террористам. При нынешней ситуации ядерное оружие рано или поздно попадет в преступные руки и без всякого сомнения будет применено против США, Израиля и всего западного мира. И пока не произошло катастрофы, необходимо любой ценой остановить это безумство. И терапия страхом – не самое худшее средство.