«АЛЖИРСКИЙ МСТИТЕЛЬ» УБИТ В ТУЛУЗЕ

Борис Немировский

mНа протяжении почти что целой недели во Франции на глазах у множества людей разыгрывалась драма: террорист расстрелял семь человек, после чего в течениe 30 часов «воевал» с полицейскими, забаррикадировавшись в одной из квартир обычного многоэтажного жилого дома. В конце концов, он был убит, но не станет ли этот теракт своего рода сигналом о том, что Франция – под прицелом?

Этот теракт растянулся на целых пять дней. В минувший понедельник в городе Монтабан одетый в черное террорист в мотоциклетном шлеме средь бела дня расстрелял на улице троих солдат. Как сообщили французские СМИ, все трое принадлежали к одной из элитных армейских частей – впрочем, ни их выучка, ни боевой опыт не могли им в данном случае помочь: они уходили в увольнение, так что были не вооружены, а кроме того, убийца стрелял по ним в упор, подъехав на мотоцикле. Все трое погибших были чернокожими, так что первая версия следствия оказалась вполне логичной – неонацисты. Когда во вторник почти идентичный теракт был совершен в Тулузе, где затянутый в черное мотоциклист напал на еврейскую школу и застрелил учителя и троих детей – вся французская полиция уже занималась тем, что «трясла» праворадикальную сцену, а газеты запестрели сравнениями неизвестного пока террориста с печально знаменитым норвежским сумасшедшим неонацистом Брейвиком.

Однако и полицейские, и СМИ ошиблись: теракты были совершены не неонацистами. Повинен в убийствах был 23-летний житель Тулузы, гражданин и уроженец Франции алжирского происхождения Мохаммед Мерах, сам себя назвавший «членом Аль-Каиды». Преступления он совершил, по его собственному заявлению, по двум причинам: солдаты были убиты в отместку за участие французской армии в «истреблении мусульман», а убийство детей стало «возмездием за гибель палестинских детей». Даже тому факту, что застрелены оказались чернокожие, двое из которых были мусульманами, у Мераха нашлось объяснение: он-де убил «перебежчиков, предателей ислама».

Следует отдать должное оперативности французских следователей: они очень быстро вышли на след настоящего убийцы и «обложили» его по всем правилам искусства. Мерах оказался окруженным со всех сторон в собственной тулузской квартире на улице сержанта Винье, в районе Кот-Паве. Жителей пятиэтажного дома под номером 17 эвакуировали, а с террористом начались долгие, изматывающие переговоры. В обмен на предоставленный ему мобильный телефон, Мерах выбросил из окна пистолет – тот самый, из которого убил всех своих семерых жертв. По сути, этот обмен оказался неравноценным: в квартире у него оказалось еще достаточно оружия и боеприпасов, чтобы вооружить, как минимум, взвод солдат. Разговоры с ним также не привели ни к чему толковому: Мохаммед Мерах получил возможность в течениe долгих часов излагать свои политические и религиозные взгляды, писать прокламации в Интернете, на известном исламистском сайте «Джунд аль-Халифа» («Солдаты Халифата») и рассказывать, что он-де вовсе не желает умирать за ислам, предпочитая за него убивать, если он останется в живых, то количество его жертв, с помощью Аллаха (или уж, скорее, шайтана) увеличится. 32 часа подряд солдаты и полицейские, окружившие квартиру, были вынуждены выслушивать эти излияния. Оперативно доставленная к месту событий мать террориста, вместо того чтобы попытаться увещевать сына, гордо заявила, что гордится своим отпрыском и надеется, что тот умрет, как настоящий шахид – с оружием в руках, забрав жизни у как можно большего количества врагов. Тетку-шахидку отправили от греха подальше восвояси, а надежды ее сбылись только наполовину: ее сын и в самом деле умер с оружием в руках, но никого больше не убил. Причем, как утверждают полицейские, никто даже не пытался штурмовать квартиру, так как некое «большое начальство» отдало приказ взять убийцу живым. Мерах сам в какой-то момент выскочил из дверей, поливая пространство вокруг себя автоматными очередями, и был убит. В его квартире, кроме весьма впечатляющего арсенала и внушительного количества агитационных материалов «за джихад», была найдена видеокамера, на которую 23-летний террорист аккуратно записал все семь убийств.

«Что делать? Кто виноват?»

Сказать, что французы пребывают в шоке – это, по большому счету, отделаться общими фразами. Многие жители страны оказались по-настоящему растеряны: подобного фанатизма и дикой ненависти не ожидал никто. Дело даже не в том, что Мохаммед Мерах является уроженцем и гражданином Франции, выросшим в условиях западного общества и вдруг, в мгновение ока, превратившимся в настоящего бешеного пса, одержимого стремлением поубивать как можно больше людей вокруг себя во имя «идеалов джихада». Дело в том, что такой же оказалась и его семья, живущая в стране десятки лет. Не только Мерах давно уже фигурировал в архивах французских спецслужб, как потенциальный боевик салафитов, его мать, брат и подруга брата так же, как он сам, принадлежат к этой исламистской секте. В данный момент против них, как против возможных соучастников, возбуждено следствие.

Президент Николя Саркози заявил, что, как ему доложили, взять Мохаммеда Мераха живым не было никакой возможности, так что полицейские поступили совершенно правильно. «И так уже слишком многие погибли», – подчеркнул он. Впрочем, на самом деле, в данный момент во Франции наблюдается несколько иная реакция на события: люди спрашивают не «почему его убили?», а «почему его не убили сразу?»

Общественное мнение – вещь весьма зыбкая, и те самые завсегдатаи политических форумов и различных сайтов, которые в начале недели обвиняли президента в «заигрывании с нацистами», а самих нацистов – в расовой ненависти к неграм и евреям, теперь обвиняют полицию в нерешительности перед лицом исламистского террора. Что касается президента – то он взял блюстителей порядка под личную защиту: по его словам, Франция продемонстрировала свою решительность и единство своих граждан перед лицом опасности, а ее полиция – свою дееспособность и оперативность. Саркози предостерег французов от бессмысленной, по его словам, ярости и желания отомстить – это было бы непродуктивно, считает президент. Вместо этого следует извлечь урок из случившегося, поэтому правительство в ближайшие дни намерено повысить тревожный уровень в стране до «желтого».

Николя Саркози пообещал принять крутые меры против так называемых «проповедников ненависти». «Всякий, кто будет замечен в регулярном посещении интернет-страниц, призывающих к ненависти и насилию, будет наказан», – пообещал французский президент. Кроме того, по его словам, в ближайшее время Генпрокуратура начнет расследование в ряде французских тюрем, где содержатся осужденные исламисты: по сведениям спецслужб, оттуда был налажен постоянный приток информации, так что, по сути, пресловутые «проповедники ненависти» спокойно продолжают свою деятельность за решеткой, которая оказалась для них весьма слабой помехой. В завершение Саркози пообещал, что уголовные дела будут в ближайшее время заведены против всех жителей Франции, индокринированных за рубежом. Kак известно, Мохаммед Мерах прошел «школу исламизма» в Афганистане, в одном из лагерей «Аль-Каиды», расположенном в так называемом Пуштунском поясе (ничейная территория между Афганистаном и Пакистаном, не контролируемая никакими государственными органами), отправившись туда «в туристическую поездку».

Примечательно, что разыгравшаяся во Франции трагедия в политическом смысле пошла Саркози на пользу, причем сразу в двух смыслах. Во-первых, он резко отрешился от своей, до сих пор весьма активной, «правой» риторики, перейдя на более умеренные полутона. Это произошло, когда вся страна была уверена, что теракты следует записать на счет неонацистов. Во-вторых, как показывают экспресс-опросы, после резкого выступления Саркози в Страсбурге, посвященного этим событиям и растиражированного в СМИ, его отставание от соперника по предвыборной президентской гонке, Франсуа Холланда, резко сократилось и составляет в данный момент менее полутора процентов. Кое для кого из недоброжелателей Саркози этот факт послужил даже поводом для умозаключений, что все эти убийства – не что иное, как предвыборный трюк президента. Впрочем, подобные инсинуации – не более, чем одна из свежеиспеченных «теорий заговора».

«Солдаты джихада» на марше?

Тем временем стало известно, что единомышленники Мохаммеда Мераха, исламистская группа, называющая себя «Солдатами джихада» и заявляющая о своей принадлежности к структуре «Аль-Каиды», взяла на себя ответственность за эти теракты. Американская компания SITE, занимающаяся частной разведкой и специализирующаяся на исламистских течениях, опубликовала коммюнике, в котором обратила внимание на возросшую активность джихадистских интернет-форумов, а также предоставила сведения о том, что в понедельник некий «Юсуф Французский» проанонсировал теракты в Монтабане и Тулузе. В данный момент неизвестно, являлся ли этим «Юсуфом» сам Мерах или кто-то из его сообщников, однако сама группа «Джунд аль-Халифа» уже успела заработать печальную известность, взяв на себя ответственность, в частности, за ряд терактов в Афганистане и Казахстане.

Настораживающим является тот факт, что, согласно анализу SITE, пресловутый «Юсуф Французский» заявлял вовсе не о намерении напасть на солдат. Таким образом, существует подозрение, что теракты, объявленные им, еще не состоялись. Дело в том, что, несмотря на заверения Мераха – он-де является «моджахеддином» и членом «Аль-Каиды», в данный момент у следователей нет никакого подтверждения его словам. Известно лишь, что он попал в поле зрения французских спецслужб, в течение двух лет болтаясь в «пуштунском поясе» между Афганистаном и Пакистаном. Все это предстоит теперь досконально выяснить, однако ясно одно: президентские выборы Франция встретит, находясь в напряжении и ожидая возможного повторного нападения исламистов. Мадридская трагедия 2004 года, когда страшные взрывы в электричках коренным образом повлияли на результаты голосования, таким образом, может обрести свое «французское повторение».