КОГО НЕЛЬЗЯ ВЫБИРАТЬ ЕГИПТЯНАМ?

Вальдемар Краус

eВ Египте назревает новый конфликт, связанный на этот раз с предстоящими президентскими выборами. Центральная избирательная комиссия по разным причинам отклонила заявления сразу десяти кандидатов в президенты, причем среди них – весьма популярные в стране политики. Теперь их приверженцы угрожают выйти на улицы, чтобы добиваться принятия кандидатур своих лидеров.

В «пост-революционном» Египте, управляемом военными, жителям, к сожалению, многого недостает: зачастую не хватает продуктов, питьевой воды, лекарств. Зато уж чего в этой стране в данный момент в избытке – так это кандидатов в президенты на предстоящие выборы. Их целых 23 человека набралось – различных египетских политиков, лидеров новосозданных партий и движений, представляющих широчайший спектр политических устремлений обновленного государства.

Похоже, такое количество кандидатов ужаснуло членов египетского Центризбиркома: после того как неделю назад завершился срок официальной подачи заявлений, в начале этой недели члены комиссии объявили, что 10 из 23 кандидатур не могут быть зарегистрированы. Причины тому совершенно разные, но суть одна: десятеро «неудачников» остаются за бортом президентского ралли.

До самих выборов остается около пяти недель, но похоже, что решение египетского ЦИКа дало старт не то избирательной кампании, не то процессу срыва выборов, как таковых. Дело в том, что среди десяти отклоненных кандидатур есть несколько человек, чье влияние в Египте весьма велико. Ставленники либо прямые лидеры различных, весьма сильных группировок, они хотели попытать счастья в предвыборной гонке, всерьез рассчитывая на победу. До сих пор они считались фаворитами. Теперь их приверженцы чувствуют себя самым беспардонным образом обманутыми. Не удовлетворившись тем, что их руководители подали официальные протесты, они готовы выйти на улицы, чтобы требовать принятия их кандидатов «в игру». Причем зачастую они намерены это делать весьма шумно или даже прибегнуть к насилию. Кое-кто из них прямо заявляет, что их кумиры-де сделали все правильно и поэтому должны стать кандидатами, а не то берегитесь, мол, крючкотворы из ЦИК: мы вам вторую «финиковую революцию» устроим – мало не покажется.

Кто же из известных и «проходных» кандидатов не попал в заветный список? Из десяти «отказников» можно выделить, в принципе, трех самых популярных, из-за которых, собственно, теперь и разгорелся весь сыр-бор. В первую очередь это, конечно же, бывший вице-президент Египта, принявший власть из рук рухнувшего Хосни Мубарака, экс-руководитель египетских спецслужб Омар Сулейман. Этот прагматичный и постоянно подчеркивающий свою «современность» и соответствие представлениям о демократическом лидере человек считался до сих пор фаворитом правящего в Египте Высшего военного совета – организации, контролирующей в данный момент в стране все и вся. Факт, что ЦИК не захотел регистрировать его кандидатуру, произвел на всех впечатление, словно от разорвавшейся бомбы – подобное было просто непредставимо. Все равно, как если бы накануне президентских выборов в Казахстане Центризбирком по формальным причинам не зарегистрировал бы заявку Нурсултана Абишевича Назарбаева либо российский ЦИК отклонил бы кандидатуру Владимира Владимировича Путина – у них, мол, бумаги не в порядке.

Каковыми же оказались эти пресловутые «формальные причины»? Сущий пустяк: на поданных Сулейманом документах недоставало некоторых ключевых подписей. Поставить их «постфактум» ему уже не позволили – это, мол, нарушает законный порядок подачи заявлений, а раз так – кандидатура отклоняется. Следующий, пожалуйста!

Впрочем, следует заметить, что вычеркивание Омара Сулеймана из предвыборных списков вряд ли может послужить причиной уличных протестов египтян. Этот деятель просто не собрал бы количество активных приверженцев, достаточное хотя бы для одного полноценного митинга. Несмотря на свою близость к военным (уж скорее – как раз из-за нее), этот политик, при всем его несомненном влиянии, не пользуется особой популярностью в народе. Уже хотя бы потому, что он на сто процентов относится к «старой гвардии Мубарака» и в бытность свою руководителем спецслужб отличался весьма жестким нравом, отдавая приказы на арест оппозиционеров налево и направо, зачастую без суда и следствия. Собственно, сам факт, что он намеревался баллотироваться в президенты, служил для многих египтян доказательством того, что на самом деле в Египте, мол, ничего не изменилось и у власти по-прежнему остается «клика Мубарака», только перекрасившаяся в революционные, «финиковые» цвета. Нынешним своим решением египетский Центризбирком продемонстрировал, что это не так, поэтому в данном случае у египетских избирателей нет повода быть недовольными.

Совсем иное дело – два других кандидата, чьи заявки также были отклонены египетским ЦИКом. Прежде всего, один из главных лидеров «Братьев-мусульман», Хайрат аль-Шатер – он, собственно, считался до сих пор наиболее реальным претендентом на президентский пост, учитывая то влияние, которое имеет в послереволюционном Египте эта исламистская организация, а также то количество ее членов и «сочувствующих», готовых отдать за аль-Шатера свои голоса. Теперь само его участие в предвыборном ралли оказалось под вопросом – причем причина, по которой его кандидатура была отклонена, буквально взбесила не только самих «братьев», но даже людей, совершенно непричастных ни к каким исламистским движениям. Центризбирком отказался регистрировать Хайрата аль-Шатера, потому что при режиме Хосни Мубарака он отбыл тюремный срок за свою деятельность. По закону, человек, имеющий судимость, не имеет права выдвигать свою кандидатуру на президентский пост – и неважно, что аль-Шатер сидел в тюрьме, как «политический». В такие подробности египетское избирательное законодательство не вдается. Сидел в тюрьме – все, не быть тебе президентом. Точка.

Еще более удивительной стала причина, по которой ЦИК отклонил кандидатуру третьего из наиболее влиятельных египетских «отказников», лидера ультрарелигиозной секты салафитов, еще более воинственной и громкой, чем «Братья-мусульмане» – Хазема Абу Исмаила. Этому деятелю закрыла дорогу к президентскому креслу… его покойная старушка-мать. Дело в том, что матушка Хазема Абу Исмаила, несмотря на все отвращение своего сына к прогнившему, развращенному, ненавистному Западу, которое тот декларирует на каждом шагу, по поводу и без, свои преклонные годы провела в тишине и довольстве не где-нибудь, а в городе Санта-Моника, штат Калифорния, США. Более того – она там не просто жила, она даже получила американское гражданство. Согласно египетскому избирательному законодательству, не только сам кандидат в президенты, но и его ближайшие родственники (родители, дети, родные братья-сестры) обязаны иметь гражданство Египта и никакое иное. Таким образом, мама-американка Абу Исмаила послужила причиной того, что ее сыну президентский пост теперь не светит.

Впрочем, похоже, что отказ от регистрации кандидатуры в данный момент является одной из самых незначительных проблем для этого человека. Гораздо хуже то, что его соратники-салафиты, оказывается, ни сном ни духом не ведали об американском гражданстве его матушки. Сам Хазем Абу Исмаил поспешил заявить, что все это – не более чем «грязные инсинуации, оскорбляющие память его матери» – и немедленно подал официальный протест, в котором подчеркнул, что, хотя его покойная родительница и впрямь проживала в Америке, куда он вынужден был ее отправить, спасая от цепких рук режима Мубарака, но никаким-таким гражданством США не обладала. Тем не менее, некоторые из его соратников начали бросать весьма подозрительные взгляды в сторону своего лидера – завзятого антиамериканиста и апологета «священной войны с империей шайтана».

Как бы там ни было, а отказ ЦИК в регистрации, полученный сразу десятью кандидатами в президенты, взбудоражил весь Египет. Страсти накаляются буквально с каждым часом: с одной стороны, кандидаты поспешили подать протесты, и теперь ожидается целый водопад судебных заседаний и юридических расследований по каждому случаю, с другой же – последователи «отверженных» уже готовятся идти на улицы, чтобы защищать право своих лидеров на участие в предвыборной гонке. К примеру, шеф предвыборного штаба салафитов, Гамаль Сабер, без обиняков заявил буквально следующее: «Если окажется, что это заговор против нашего кандидата – мы готовы отдать за него свои души! Миллионы выйдут протестовать, мы заполним все улицы и площади всех городов. Мы не допустим ни малейшего обмана, и будь что будет».

Это заявление следует признать весьма настораживающим. Дело в том, что когда салафиты говорят о готовности «отдать свои души» – это не просто фигура речи, тут дело не в их намерениях «заполнить улицы и площади» толпами протестующих. В Ветхом Завете (который, как известно, составляет часть Корана так же, как и часть христианского Святого Писания) существует абсолютный и беспрекословный запрет на самоубийство, но приводится один-единственный положительный пример такого поступка – плененный Самсон, прикованный к столбу в храме филистимлян, последним в жизни усилием вырывает его из земли, обрушивая свод здания на себя и на врагов. При этом он кричит: «Умри, душа моя, с филистимлянами!», так как осознает, что душе самоубийцы путь в рай заказан – то есть, в буквальном смысле, совершает поступок, гораздо более страшный и героический, чем простая гибель в бою, от руки врага. Он отдает свою бессмертную душу ради гибели филистимлян. Именно на этот библейский прецедент ссылаются многие апологеты «шахидов»: священное самоубийство, когда ради победы над врагом человек отдает самое дорогое, что у него есть – душу, надежду на вечную жизнь. Если ориентироваться на такую интерпретацию слов салафита Гамаля Сабера, то тут в самом деле можно испугаться: миллионы фанатиков-самоубийц – это страшно. Остается лишь надеяться, что шеф предвыборного штаба салафитов все-таки имел в виду мирные протесты, да и заявляя о «миллионах» приверженцев, также, мягко говоря, несколько приукрасил действительность. Тем не менее, протестная волна, поднятая решением ЦИК, в Египте нарастает. До выборов – всего ничего, а улица уже разбушевалась. Что же будет потом?