КАК МЫ БОРЕМСЯ С ЭПИДЕМИЕЙ

Муж госпожи N заболел и слег. За двадцать лет совместной жизни он так еще никогда не болел: высокая температура, страшная слабость, сухой кашель. На следующий день он отправился к врачу. Тот выписал антибиотики, витамины и отправил на тест. Дома он потихоньку приходил в себя и ждал результатов теста. Кашель был не сильным, но аппетита никакого. За 10 дней больной похудел на 20 фунтов и очень ослаб.

Госпожа N сразу поняла, что это тот самый злополучный вирус. Она работает в медицинском учреждении социологом, каждый день встречается с людьми. Как быть, если у мужа коронавирус, и она, возможно, уже тоже заражена? Звонит своей начальнице и описывает ситуацию: у мужа температура 102, но результата анализа нет, что делать? Та велит пока сидеть дома, но так как в госпитале все делается по протоколу, то надо связаться со специльно организованной службой COVID Occupational  Health Department.

Положено, так положено. Госпожа N звонит в эту службу, ей присылают специально разработанную анкету, где много вопросов, среди которых: есть ли симптомы и был ли контакт с зараженным? Симптомов нет, а что отвечать о контакте с зараженным, ведь результата анализа мужа все еще нет (он пришел через 12 дней), т.е. заражен он или нет – не известно. Она пишет в анкете – «нет». Ну а раз нет, ты выходи, милая, на работу.

На работе госпожа N  вела себя очень осторожно, маска, перчатки – все как полагается, но контакта с людьми избежать никак нельзя, в этом сущность ее работы. Разумеется, она тоже сделала тест, но и ее результат пришел только на 12-й день. Тест пришел позитивный – у нее COVID-19, но без единого симптома. Вот теперь ее сразу же отправили домой, где она благополучно отсидела две недели. Кстати симптомы так и не появились.

Никто никогда не интересовался, с кем контактировал ее муж или же она сама.

***

Господин М отправился из Хьюстона в Остин на вечеринку – 35-летие друга. Было достаточно много людей, шумно и весело – все, как должно быть в 35 лет. Вернувшись, через какое-то время он начал подкашливать, а так как сам он врач-анестезиолог и работает с больными, то поспешил сделать тест. Надо ли говорить, что результат и его теста пришел только через 12 дней. Тест был положительным, хотя  кашель уже давно прошел, и никаких других симптомов у него не было.

Что делать? Господин М сразу же звонит своему начальнику и сообщает, что у него коронавирус, и он не сможет прийти на работу. «У тебя есть симптомы? – спрашивает начальство. – Ах, нет. Тогда немедленно подымай свой зад с дивана и мчись на работу». (Хочу подчеркнуть, что перевод слов начальника очень близок к оригиналу). Так что зараженный COVID-19 господин М отправился прямо в операционную.

Все эти события произошли в Техасе в июне, когда еще не было острой вспышки заражения. Но если люди получают результаты тестов только через 12 дней, то возникает множество вопросов. Хотелось бы получить ответы хотя бы на основные: как мы изолируем зараженных, почему так долго ждут результатов теста, и как в нашем штате ведется статистика заболевания? Когда нам сообщают, что сегодня в Техасе  10000 зараженных, это в день, когда они получили результаты тестов , и возможно, уже выздоровели, или же когда их сдавали?

Может быть, кто-то из читателей знает ответы?

Ирина Берман

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*