АМЕРИКАНСКАЯ ШКОЛЬНАЯ СИСТЕМА В ЭПОХУ ПЕРЕМЕН

Катерина Петрова

«Пусть это вдохновит вас на подвиг»,

Бэл Кауфман «Вверх по лестнице ведущей вниз»

Не люблю эпиграфов, но поставила цитату из книги Бэл Кауфман – одной из лучших американских книг о школе. Книга написана более полувека тому назад, а читаешь – и словно ничего не изменилось, несмотря на то что американская школа перманентно пребывает в состоянии реформы.

Все хотят как лучше, а получается как всегда. А тут еще пандемия… Никто не укажет верный путь, никто не сможет ничего гарантировать, и нет никакого опыта, к которому можно было бы обратиться.

Все хотят разного. Родители хотят отправить детей в школу любой ценой. И их можно понять – им надо работать. Для родителей учебный процесс по интернету не подходит, даже если они сами работают из дома. Вы попробуйте поработайте, имея, скажем, первоклассника и шестиклассника!

Учителя не хотят возвращаться в классы, потому что, вы уж извините, хотят остаться в живых.

Школьные округа сходят с ума, лавируя между стремлением угодить властям штата и страхом перед грядущим хаосом и судебными исками. Ни интересы учителей, ни интересы детей и родителей их давно не волнуют. Если бы волновали, дела в школах обстояли бы получше. Администрацию школьных округов волнуют три вещи: посещаемость, результаты тестов, процент детей, получивших диплом в течение четырех лет старшей школы. Ведь именно от этих трех составляющих зависит финансирование. Перед лицом денег принципы меркнут. Но денежный интерес может стать и великим двигателем прогресса.

НЕБОЛЬШОЙ ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

Американское государство начало открывать и финансировать общедоступные школы в конце первой трети девятнадцатого века. Причиной послужило бурное экономическое развитие. Детей надо было обучить грамоте, счету, традиционным американским ценностям и вырастить прекрасных рабочих, приказчиков и так далее.

Публичные школы стали скрепой «комьюнити», причем, скрепой светской, в отличие от церковных приходов. Справедливости ради стоит отметить, что в нашем с вами отечестве в те времена идея общедоступного образования не посещала даже самые прогрессивные умы.

В первой половине двадцатого века американское образование подверглось ряду реформ, стало более утилитарным. Была провозглашена идея, что школа – институт социальный, а не академический. Целью этих реформ была адаптация «понаехавших». Волны эмиграции накатывали на американский берег одна за другой, и детей эмигрантов надо было обучить английскому, социализовать и использовать во благо растущих корпораций.

Затем случилась десегрегация школ, и на том образование застыло. (По моему скромному мнению, десегрегация так и не случилась. И не случится, пока в школу будут принимать исключительно по месту жительства, то есть по доходу родителей, который позволил им купить или снять жилье в районе, обслуживаемом данной школой.)

Менялись тесты, принимались постановления, кричали, мол, отечество в опасности, безграмотность погубит Америку, а академический уровень выпускников все падал, нормы все корректировались, и весь этот ком катился вниз, пока не уперлись в пандемию. Среднестатистический американский ребенок оказался один на один с морем знаний, плещущихся в виртуальной реальности, из которой самостоятельно испить он не может, поскольку жажды к ним не испытывает. И что теперь делать?

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Представляю возмущенное лицо читателя и готовую сорваться с губ фразу: «Да что она несет?! Вот мой Ванечка (моя Машенька), да они такие умницы, да они так рвутся к знаниям, так готовятся поступить в Гарвард (Йель, Принстон, и т, д.)!

Извините, дорогой читатель. Наши с вами дети среднестатистическими американскими школьниками не являются. И не потому, что они такие умные. А потому, что их образование очень-очень важно для нас, и мы готовы ради достижения цели на большие жертвы. Мы готовы, например, сняться с места и переехать туда, где хорошая школа, а потом ездить оттуда на работу больше часа в один конец. И платить при этом непосильную ипотеку. Мы готовы помогать им с домашними заданиями и всяческими проектами, вдохновлять, возить по разным университетам во время каникул и заманивать: «Представь себя на этом кампусе, доча! Ну как, понравится тебе? Про цену не думай, мама с папой заплатят!»

В какой-то степени их образование – это наш гештальт, и мы сможем закрыть его только тогда, когда наши Ванечки и Машеньки в этой стране встанут на ноги и выйдут в люди. Будто бы мы их достижениями чуть ли не отомстим жизни за наши эмигрантские мытарства, во всяком случае, получим оправдание им.

Кстати, наши дети и на родине бы не были среднестатистическими школьниками. Поскольку мы с вами понимаем ценность образования, наши дети в любой стране имеют все шансы выйти в сливки. А сливки, как известно, всегда остаются сверху. Не удержалась, и привела еще одну цитату из книги Бел Кауфман.

АМЕРИКАНСКАЯ ТРАГЕДИЯ

Учебный процесс не ориентирован на сливки. Досадно, но факт. Основная масса учеников до обидного не любопытна. То есть, тяги к знаниям нет совсем. Во времена моего детства, если ребенок не хотел учиться, семья и школа его заставляли. В американской школе заставлять не позволяют закон и традиция. Надо ребенка увлечь, вдохновить, преподнести ему все в игровой форме, чтобы все были счастливы и, главное, чтобы родители не жаловались.

И вот проходят годы начальной и средней школы, и мы получаем девятиклассников, которые не умеют читать. Не просто читающих на уровне третьего класса, а не умеющих буквы в слова складывать. А за четыре года они должны закончить школу и получить диплом, хоть лопни, хоть тресни! А то финансирование уплывет. А им не хочется учиться хотя бы уже потому, что они смекнули, что на колледж у них ума и денег нет, а на то, чтобы стричь траву и работать на стройке, им хватит уже усвоенных знаний.

Америка никогда не пойдет на то, чтобы признать, что старшие классы – не для всех. Демократические ценности не позволят, да и перед остальным миром неудобно. Создать же работающие социальные лифты не позволит всеобщая страсть к наживе.

Да и не заинтересовано государство в большом количестве образованных, читающих, анализирующих граждан. Ведь ими куда труднее управлять, чем необразованной толпой.

Вот и превращаются городские школы потихоньку в место, где детей кормят и за ними смотрят. Пока подросток в школе, он никого не ограбит, не обкурится травкой, и ни с кем не совокупится. Если еще чего-нибудь выучит – вообще здорово. Пригородные школы пока еще держат марку. Но не все.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Системе американского образования нужны кардинальные перемены. Это все знают. Никто не знает, что и как поменять. Возможно, пандемия заставит школьную систему меняться, как уже заставила меняться многие другие системы.

Возьмите, к примеру, торговлю. Универмаги возникли чуть позже публичных школ. Пережили становление, расцвет и упадок и были сметены интернет-торговлей. Кабы не пандемия, еще бы побарахтались.

Возможно, в условиях пандемии возникнет новая структура образовательных учреждений. С доступом к богатейшим онлайн ресурсам, с выбором, когда учиться, у кого учиться и чему учиться. Если уж мечтать и ни в чем себе не отказывать, так может и стандартизованные, никому не нужные тесты отомрут, – кто знает!

Уже возникают учебные группы разных типов. Вот вам пример: общественные центры и церкви предоставляют помещения, куда вы можете привести своего ребенка и отправиться на работу, а он будет досмотрен, пока берет свои классы онлайн и делает домашнее задание.

Универсальных рецептов нет. Придется перепробовать немало моделей, прежде чем найти ту, что сможет заменить современную школу и подготовить детей к жизни.

Известный американский философ-прагматик Джон Дьюи давным-давно заметил, что «Если мы учим сегодня так, как учили вчера, мы лишаем наших детей завтрашнего дня». Может, наступило время прислушаться?

А какую школу предпочли бы для американского общества вы, уважаемый читатель? Давайте помечтаем, подискутируем… Только давайте помнить, что мы имеем в виду не школу для конкретно вашего ребенка, а общедоступную школу для всего американского общества в целом.

Катерина Петрова

1 комментарий

  1. Я учитель в начальной школе. Могу сказать что моё вдохновение и возможность творить обламывают всевозможные распоряжения администрации. К примеру расписание, казалось бы всё очень просто. Но не тут-то было! В администрацию идут люди кто не умеет или не хочет учить. Вот учителя и захлебываются в массе бумажной работы, не нужные, но обязательные семинары, и если ещё пару тройку родителей добавить с их вопросами почему не 100% у их Чада. Но возрождаешь из пепла, улыбаешься, и все таки идёшь творить.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*