ЧТО ГОД ГРЯДУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?

Анатолий Гержгорин

Сначала подводятся итоги, а уж затем делаются прогнозы на завтра. Но мы решили отойти от традиции. К итогам вернемся позже, а пока попробуем понять, как будет развиваться ситуация в мире в ближайшие месяцы. Естественно, через призму американской внешней политики, поскольку ни одно событие не пройдет мимо внимания Соединенных Штатов. Они сегодня – гарант стабильности на планете. Из приоритетных направлений остановимся на трех основных – европейском, ближневосточном и российском, которые по-прежнему останутся определяющими.

Европейское направление

Военные действия в Ираке породили, пожалуй, самый острый кризис в американо-европейских отношениях со времен Второй мировой войны. Рано или поздно это должно было случиться, С тех пор как рухнул Советский Союз, Америку с Европой объединяют только воспоминания. Избавившись от советской угрозы, Германия (третья, между прочим. держава мира в экономическом отношении), вместе с Францией и отчасти Великобританией не прочь освободиться и от американских пут. Этому в какой-то степени способствует строительство общеевропейского дома, где эти страны доминируют, а значит диктуют свои правила.

Периодическое противостояние в стенах ООН – всего лишь бои местного значения. На геополитическую обстановку они особо не влияют. Основные баталии идут на другом “фронте”, который называется НАТО. Возглавляющий Североатлантический альянс лорд Джордж Робертсон, побывавший недавно с визитом в США, рассказал поучительную историю. На встрече в Колорадо он преподнес бутылку шотландского виски, а в ответ получил футболку с надписью “НАТО уже не то”. Действительно, не то. В наступающем году в альянс будут приняты семь государств, в том числе три бывших советских республики. Предстоящее расширение станет пятым по счету. Государства канувшего в Лету “Варшавского договора” составят 40% состава нынешнего НАТО.

Но, раздуваясь вглубь и вширь, Североатлантический альянс демонстрирует отнюдь на силу, а скорее – слабость. Это выявила еще Балканская война, когда НАТО не смогло потушить пожар, вспыхнувший после стремительного распада Югославии. Не проявило оно себя и в Афганистане. Европейцы расположились в окрестностях Кабула, а в горах мерзнут американские морпехи. С Ираком и вовсе конфуз вышел. Страны – члены НАТО (Великобритания, Испания, Италия, не говоря уже о США) свои воинские контингенты прислали, но выполняют они боевые задачи под собственными флагами. И это уже не эпизод, а тенденция. Кто бы что ни говорил, а Европа чувствует себя неловко в отношении России, которая хотя и погрязла в экономических неурядицах, но все еще представляет силу в военном плане.

Поэтому и родилась в головах Герхарда Шредера и Жака Ширака идея создания собственной европейской военной структуры, которая бы дублировала НАТО. Это позволило бы, с одной стороны, уйти от опеки Вашингтона, а с другой – установить более тесные связи с Россией. Вашингтон это, безусловно, очень раздражает. “Что, у Евросоюза появились лишние миллиарды, чтобы создавать параллельные военные структуры? – язвительно спрашивает постоянный представитель США при НАТО Николас Бернс. – Не лучше ли в таком случае потратить деньги на оснащение европейских сил быстрого реагирования?” Можно, конечно, иронизировать по этому поводу, но изменить что-либо вряд ли удастся. После ухода Робертсона (а это произойдет в самое ближайшее время) ситуация может измениться коренным образом. Отсюда и довольно вялая реакция госсекретаря Колина Пауэлла: “Соединенные Штаты не могут согласиться с идеей европейской обороной инициативы”.

Сейчас по обе стороны Атлантики все громче раздаются голоса, что у Европы и Северной Америки разные пути, их всегда разделяли “конфликтные интересы и несовместимые взгляды на происходящее в мире”. И Белый дом не может не считаться с этим. Неслучайно именно теперь вдруг начинается коренная реформа американской армии, НАТО в ней отводится весьма несущественная роль. Рассчитанная на несколько лет программа носит сухое штабное название “Наличие боеготовных сил и средств”. В ее основе идеи Доналда Рамсфелда, которые он никогда и не скрывал: “Мы переходим от статистической обороны к совершенно новой схеме, требующей большей мобильности без увеличения численности войск”.

Как показали афганский и иракский опыт, эффективность действий обеспечивалась за счет применения “умных” бомб и боеприпасов, расширение полномочий десантно-штурмовых подразделений, четкого взаимодействия между всеми видами и родами войск. Поэтому уже в ближайшее время армия будет оснащена новыми быстроходными морскими транспортами и гигантскими военно-транспортными самолетами. Намерен Пентагон сменить и стратегию зарубежного базирования. Будут ликвидированы основные базы в Западной Европе и Азии. Впервые оборонный бюджет превысил 400 млрд. долларов. США бросают Евросоюзу вызов: либо идете своим путем и сами покрываете все свои расходы, либо остаетесь под американским зонтиком, экономя силы и средства. Но Европа считает себя слишком самостоятельной, поэтому, хотя и не пойдет на окончательный разрыв с Америкой, но и стоять по стойке “смирно” не будет.

Ближневосточное направление

Ближний Восток – самая горячая тема для Джорджа Буша. На карту поставлено его политическое будущее. Поэтому вся внешняя политика в регионе будет вестись с оглядкой на выборы. О демократизации этого неспокойного района придется забыть. Главная задача – удержать ситуацию в Ираке хотя бы на нынешнем уровне. Это непросто. потому что рассчитывать придется, прежде всего, на свои силы. В Вашингтоне очень опасаются вьетнамского синдрома. Спустя три десятилетия после вывода войск из Вьетнама схожие задачи приходится решать и в Ираке. Тогда кровавая вьетнамская эпопея воспринималась в мире как противостояние между коммунизмом и демократией. Вашингтон сейчас воспринимает и Ирак как “ключ” к победе демократии во всем ближневосточном регионе, где к традиционному британскому колониальному наследию – диктаторам и “семейным режимам” – прибавились еще и исламисты.

Во Вьетнаме США проиграли. Правда, и Советскому Союзу не удалось установить контроль в Юго-Восточной Азии. Пытаясь избежать прежних ошибок, Америка лихорадочно ищет умеренных арабов, которые могли бы провести демократические преобразования. И не находит. Глава военной администрации в Ираке Пол Бремер договорился до того, что “боевиков больше всего пугает перспектива передачи власти в руки самих иракцев”. Это как раз пугает их меньше всего. Саддам Хусейн разрушил все, что только можно было разрушить. По словам Роберта Эбела из Центра стратегических и международных исследований, “нефтяные поля, по существу, разрушены, вода заливает скважины, и если даже вернуться к уровню добычи 2,5 миллиона баррелей в день, это станет страшным ударом для всей нефтяной отрасли”. Ему вторит Фати Байроль из Международного энергетического агентства: “В обветшалую нефтедобывающую индустрию Ирака надо немедленно вложить по меньшей мере пять миллиардов, иначе ее ожидает крах”.

Но вкладывать деньги никто не торопится. А кормить 25 миллионов полуголодных иракцев надо сегодня. Запад не готов вешать этот камень себе на шею. Арабские страны, занятые демонтажем Израиля, тоже. О самом Ираке и говорить нечего. Бывший член совета правления Федеральной резервной системы Ли Хоскинс предлагает выдать каждому иракцу сертификат на свой пай в коллективном владении нефтью. “Эти ваучеры, – говорит он, – можно при желании продать какой-нибудь брокерской компании типа “Мерил-Линч” или держать у себя, получая прибыль, как с акции”. Эта схема знакома нашим эмигрантам, которые приехали в 90-х. Как и результат ваучеризации всей страны.

В общем, если и ждать чего-то в Ираке, так это усиления партизанской войны. В последнее время все чаще появляются сообщения, что “партизанским” движением руководит лично Саддам Хусейн. Это, на мой взгляд, очередная арабская “деза”. Нетрудно узнать по почерку, что за терактами в Ираке стоят “Хизбалла”, “Исламский джихад” и прочие, хорошо известные экстремистские организации, по крупицам собиравшие опыт еще в 70-х годах в Ливане. Но отношение к террористам в Белом доме более чем странное. С одной стороны, их, безусловно, надо уничтожать, а с другой… Уже никого не удивляет, что США ведут тайные переговоры то с той же “Хизбаллой”, то с ХАМАСОм. “Дорожная карта” буксует только по одной причине – нежеланию палестинской автономии прекратить террор. Этого как бы не замечают. продолжая настаивать на создании независимого палестинского государства к 2005 году.

Для Израиля это очень нехорошее предзнаменование. Ему не только будут продолжать выкручивать руки, но и сузят рамки допустимой самозащиты. Причем действовать Белый дом предпочтет чужими руками, дабы лишний раз не нервировать Конгресс. Эта тактика вырисовывается уже сейчас. Кто бы мог подумать, что архитекторы “Женевских соглашений” Йоси Бейлин и Ясир Раббо приедут в Вашингтон по приглашению Колина Пауэлла? Но еще больше огорошило Ариэля Шарона заявление Джорджв Буша, что он считает заключенные в Женеве соглашения “продуктивными”. И дело даже не в том, что документы от имени государства подписывали те, кто не имеет на это мандата, что само по себе нонсенс. Вопрос следует ставить шире: “А не делает ли Вашингтон ставку на Йоси Бейлина?” В свое время не без усилий США вынужден был уйти в отставку Биньямин Натаниягу, расчистив тем самым место для Эхуда Барака. И Бейлин вдруг занялся созданием новой партии, которая, поглотив “Аводу”, должна устранить от власти “Ликуд”. А за деньги, как выясняется, все можно сделать.

“Женевские соглашения” готовил Евросоюз. Годепартамент, без сомнения, был с курсе дела. Тогда возникает второй вопрос: “Не думают ли Соединенные Штаты передать еврейско-арабскую проблему на европейский баланс?” Вот и Англия выражает горячую заинтересованность. Министр иностранных дел Джек Стро лично курировал весь переговорный процесс в Женеве. И никого не смущает, что Британия уже и так заварила на Ближнем Востоке такую кашу, что до сих пор не расхлебать. Впрочем, истории свойственно повторяться: один раз в виде трагедии, другой – в виде фарса.

Российское направление

Тут вряд ли стоит ждать неожиданностей. Прежде всего потому что интерес к России у американцев заметно поубавился. И уж тем более сложившиеся взаимоотношения между двумя странами вряд ли повлияют на президентские выборы как в Америке, так и в России. Стало быть, они не претерпят никаких изменений. Дело ЮКОСа забудется. Михаила Ходорковского, возможно, освободят в середине года из тюрьмы, предварительно раздев если не догола, то до нижнего белья. А может, и посадят, чтобы не путался под ногами. В межгосударственных отношениях судьба одного конкретного человека ровным счетом ничего не значит. Гноили же Андрея Сахарова вопреки всему в Горьком, а сейчас гноят Джонатана Полларда. И мир не перевернулся.

И у Джорджа Буша, и у Владимира Путина одна цель: остаться на второй срок. И они будут ее добиваться всеми возможными средствами. А на личные симпатии или антипатии ни времени, ни сил не остается. Колесо истории сурово: безжалостно давит проигравших. У Путина, правда, есть серьезное преимущество. Он наверняка победит, причем будет это в мае, когда у Буша только начнутся самые горячие деньки. И все-таки точек соприкосновения у США и России гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Начиная от Ирака и заканчивая космосом. А в промежутке такие серьезные вещи, как ядерные амбиции Северной Кореи и Ирана и международный терроризм.

Эти вопросы будут решаться несмотря на предвыборную лихорадку. Другое дело – насколько эффективно. Если Ирак Америка как-нибудь прокормит, то о Северной Корее, где уже этой зимой могут умереть от голода до четырех миллионов (!), позаботиться некому. Как некому было позаботиться когда-то о кампучийцах, а теперь о конголезцах. Великие державы ведут свою, одним из ведомую, игру. И вся трагедия в том, что на кон поставлены миллионы человеческих жизней. А человеческая жизнь не ценилась во все времена. Лес рубят – щепки летят. Эту пословицу вы найдете во многих языках.