УРАВНИЛОВКА?

Андрей Горелик

Чтобы получить вид на жительство – green card – часто требуется спонсорство работодателя. И вот министерство труда опубликовало проект коренной реформы процедуры <трудовой сертификации> – первого шага к получению <рабочей> гринкарты. Предлагаемые перемены затронут интересы очень многих из тех, кто живут в США по рабочей визе Н-1В и хотят получить постоянный статус, а также, конечно, тех, кто только начал поиск работы в Америке.
Смысл трудовой сертификации состоит в доказательстве того, что на должность соискателя гринкарты не претендуют американские граждане и постоянные жители. Ключевая интрига нынешней процедуры в том, что работодатель пытается найти на рассматриваемую должность местного работника – и, к счастью для соискателя гринкарты, такового не находит. Этот процесс тщательно контролируется федеральным министерством труда и аналогичными органами штата: работодатель должен письменно отчитываться о каждом претенденте на должность, которому было отказано. Процедура может тянуться год, а то и много дольше (в Нью-Йорке – до четырех лет). А поскольку рабочая виза типа H-1B имеет лимит 6 лет, часто этот способ получения гринкарты становится малореальным.
Для сокращения этих сроков когда-то была введена ускоренная процедура – <сокращенный найм>. Те фирмы, которые последние полгода активно искали работника на вакантную должность, но по объективным причинам были вынуждены отказать нескольким претендентам, могут предъявить проверяющим органам документацию о фактах безуспешного набора и получить право принять на работу иностранца. И хотя, увы, ускоренная процедура не оказалась скорой (в Нью-Йорке она занимает год), многие иммигранты успешно ею пользовались и значительно быстрее получали гринкарты.
Теперь министерство труда предлагает провести революцию – выполнять подавляющее большинство заявок за 21 день!
Власти штата фактически исключаются из игры – они больше не будут никого контролировать, им поручается только определять среднюю зарплату для рассматриваемой должности. Система основана на честности работодателей – им предстоит проводить набор сотрудников самостоятельно. Никаких подтверждающих документов представлять не придется – работодателю поверят на слово. Специальная компьютерная система обработает заявки, по определенным признакам выявит <подозрительные> и путем случайной выборки назначит некоторые заявки на прохождение ручной проверки. Понятно, что ручная проверка займет гораздо больше обещанных трех недель.
В способности министерства труда организовать эффективную обработку трудовых сертификаций сомневаться не приходится – смогли же они ускорить обработку <заявления об условиях труда> (документа, необходимого для получения H-1B и отдаленно напоминающего трудовую сертификацию, но существенно упрощенную) с нескольких недель до 48 часов.
Так что же, всем обладателям рабочих виз пришло время радоваться и со дня на день ждать гринкарты? Увы, министерство труда умудрилось добавить изрядную порцию дегтя в бочку меда. Новый проект, изложенный на сорока страницах, содержит много мелких (и не очень мелких) ужесточений существующих требований.
Существенное осложнение – отмена понятия <производственной необходимости>. По нынешним правилам, работодатель может – при наличии этой самой производственной необходимости – предъявлять к претендентам на должность специфические требования, превышающие <нормальные> (например, можно затребовать очень большой стаж или в крайнем случае потребовать знания русского языка). Теперь министерство труда собирается все это запретить. Требования к должности не смогут превышать некоего стандарта, определенного в собственном же, министерском, классификаторе. Во многих случаях единственным допустимым требованием к претендентам оказывается продолжительность учебы и трудовой стаж.
Министерство не скрывает мотивов этих нововведений. Бюрократы считают, что работодатели часто манипулируют требованиями к должностям – чтобы им удовлетворял единственно претендент на гринкарту. А тот очевидный факт, что работодатели не стали бы ждать несколько лет, прилагать усилия и тратить деньги на адвокатов, если бы легко и просто могли найти себе работника, – это им и в голову не приходит. В результате немыслимая при рыночной экономике вещь – государство собирается диктовать работодателям, какие требования они должны предъявлять к своим работникам.
Большинство прочих ужесточений представляются вариациями на эту же тему. Например, соискателю гринкарты нельзя будет использовать в заявке свой опыт работы на нынешнего работодателя. Небольшое, на первый взгляд, изменение больно ударит по многим. До последнего времени была типичной такая ситуация: консалтинговые конторы привозили в Америку иностранцев по рабочим визам и перепродавали их другим фирмам – своим клиентам. (Эти конторы получили название <бодишопы>.) Когда же купившая работника фирма подавала заявление на сертификацию труда, она указывала трудовой стаж, <заработанный> иностранцем за то время, пока он числился за бодишопом. Теперь это будет невозможно.
И наоборот, нельзя будет использовать свой трудовой опыт в других фирмах, если ты работал там на других должностях. Еще один пример типично бюрократического подхода: простая разница в названии должностей, сколь бы близки они ни были по сути, оказывается роковой.
Или такой пункт, который был бы смешон, если бы не предлагался всерьез: запрет на рассмотрение случаев, в которых иностранный работник оказывает непропорционально большое влияние на своего работодателя. Министерство считает ситуацию таковой, если иностранец – основатель компании, член ее совета директоров или просто одним из работников.
Итак, если проект примут, получить трудовую сертификацию можно будет несравнимо быстрее – и заметно сложнее. Более формальный подход министерства труда к должностным требованиям приведет к тому, что большим фирмам – структурам формализованным и бюрократизированным – будет легче удовлетворить требованиям трудовой сертификации. Впрочем, и сейчас, до введения новых порядков, удобнее иметь дело именно с крупными фирмами: они обладают правом пользоваться процедурой сокращенного найма.
Не исключено, однако, что проект не примут вовсе – по крайней мере в нынешнем виде. Во-первых, он затрагивает ряд политических проблем, таких, как дискриминация малых бизнесов. Во-вторых, на проект ополчились адвокаты. Влиятельная Американская ассоциация иммиграционных адвокатов намерена направить в министерство труда протест. Впрочем, туда наверняка внесут поправки.
Министерство труда принимает отзывы на свое предложение до 5 июля.