«ДЭДЛАЙН» ОТОДВИГАЕТСЯ?

Блог Вадима Ярмолинца

Видеозапись, сделанную отставным «котиком», автором и подкастером Джоко Виллинком, посмотрело за сутки около полутора миллионов пользователей Инстраграмма. В трехминутном видео Виллинк рассказал, что бы он сделал в Афганистане, если бы был президентом.

Он бы начал с признания того, что недооценил Талибан и переоценил афганскую армию. Поэтому сейчас он бы вернулся на бывшие военные базы США и оставался там до тех пор, пока мы не завершили бы эвакуацию из Афганистана всех наших союзников и друзей. И если бы талибы попробовали воспрепятствовать этому, наш ответ был бы беспощадным. Что до «дэдлайна» 31 августа, то как говорят у нас в Бруклине: «фогедабауд». Когда бы закончили, тогда бы и закончили.

В тот же день наш настоящий президент Джо Байден появился перед ждавшими его три часа журналистами и начал издалека. Сперва он рассказал о большом достижении Нэнси Пелоси, которая провела через Палату представителей законопроект о финансировании инфраструктуры страны и о его ключевых пунктах, после чего перешел к той единственной теме, которая волнует весь мир – Афганистану.

Главное, что мы узнали из этого выступления, что намерение президента уйти из Афганистана 31 августа «не вырублено в камне», хотя уже в эту пятницу наши военные должны были начать покидать страну. Но во вторник утром Байден принял участие в телеконференции с лидерами G7 и, видимо, те убедили его, что вывезти к 31 августа всех, кто подлежит эвакуации, невозможно, а бросать недопустимо. И он должен напрячься и понять это. Трудно сказать понял ли он это, но он подтвердил готовность США действовать с союзниками единым фронтом.

В Афганистане, по разным оценкам, остается от 8 до 15 тысяч американских граждан. Теоретически их можно эвакуировать за день, но при условии, что они все будут находится в кабульском аэропорту. Но они там не находятся и пробиться в аэропорт не в состоянии. Аэропорт осажден талибами и теми, кто пытается бежать от них. При этом далеко не все бегущие обслуживали оккупационные силы, а выяснить, кто из них действительно имеет основания для эвакуации, в этом хаосе сложно. Хотя, теоретически, у оккупационной администрации должны быть списки тех, кому она платила зарплату. Ясно, что за двадцать лет оккупации этих людей собралось много. Но сколько?

В этом проблема: объявив дату выхода из Афганистана, Байден не располагает хотя бы приблизительными цифрами того, сколько человек мы должны эвакуировать. А если располагает, не говорит об этом.

То, что уже эвакуировали 75 тысяч – радует, но не радует, что мы не знаем сколько осталось. Не радует то, что им грозит смерть. Нас просят радоваться тому, что это самый большой “эйрлифт” в истории США. Действительно, хоть чем-то же мы должны гордиться на фоне этого вселенского позора.

Байден отказался отвечать на вопросы журналистов, что следовало ожидать. Но у тех, кто чувствует личную ответственность за остающихся в Афганистане, у тех, кому не безразличен имидж Америки, появилась надежда, что эвакуация продлится после президентского «дэдлайна». Но это не точно.

О чем  можно говорить с уверенностью, что у Байдена нет четкого понимания происходящего и, соответственно, четкого плана действий. Смотришь на его растерянное лицо и вспоминаешь, как совсем недавно еще верная ему пресса повторяла: вот сейчас в Вашингтон вернутся взрослые и наведут порядок.