РАЗРЫВ ДВУХ РОССИЙ

Н.Т. Фото Надежды Леонтьевой

z1Многие посетители нашего прошлогоднего фестиваля запомнили и полюбили фильмы нашей гостьи Марины Разбежкиной. У Марины своя школа, фильмы ее студентов постоянно занимают почетные призовые места на многих фестивалях мира. Среди ее учеников Валерия Гай Германика, Мадина Мустафина, Аскольд Куров и многие другие.

В конце 2011 года десять студентов Марины Разбежкиной получили задание снимать кино про митинги протеста в Москве и про все то, что их сопровождало. Никакого более специального ракурса не предполагалось – необходимо было просто фиксировать реальность.

Алексей Жиряков, Денис Клеблеев, Дмитрий Кубасов, Аскольд Куров, Надежда Леонтьева, Анна Моисеенко, Мадина Мустафина, Зося Родкевич, Антон Серегин и Елена Хорева взяли в руки камеры и вышли на улицу. Они сняли тысячу часов разного рода видеоматериалов, а потом монтировали три месяца коллективно, отказавшись от 99 процентов снятого.

В этом фильме очень мало самих митингов, почти нет главных активистов, речей, деклараций, закадровых комментариев и «говорящих голов». Авторы наблюдали не за тем, как происходят протестные акции, а за тем, как ведут себя люди, в них участвующие.

Сюжет фильма развивается от начала зимы к масленице, с празднованием которой совпала акция, замкнувшая Садовое кольцо. В одной из сцен народ даже сжигает маленькое чучелко, символически объединяя этим жестом природные силы и политический режим. Получилось вот что: такая вроде бы серьезная и скучная вещь, как политический протест, на деле выглядела как карнавал.

РЕЖИССЁРЫ О СВОЁМ ФИЛЬМЕ

Рассказывает Дмитрий Кубасов: «К предложению «Новой газеты» снять фильм о подготовке шествия и митинга за честные выборы 4 февраля я отнесся скептически. Сначала хотел вообще отказаться, поскольку думал, что «Новая» будет вмешиваться в процесс – диктовать условия, как надо, а как не надо снимать. Но оказалось, что главный редактор газеты Дмитрий Муратов дает нам полную свободу. В процессе съемок мы поняли, что 4 февраля – это не конец, что надо продолжать снимать вплоть до выборов президента. Мы выписали на бумаге предполагаемых героев нашего фильма – Навальный, Удальцов, Романова, Яшин и стали выбирать, кто над кем будет работать, кто кому интересен. Чтобы успеть всех снять, нам пришлось расширить состав режиссеров-операторов до 10 человек. Каждые два-три дня мы стали встречаться в скайп-конференции, где обсуждали, что снято, а что еще только предстоит снять. Митинги, акции, «белые кольца» мы снимали с десяти камер.

Думаю, не совсем правильно говорить, что каждый режиссер снимал свою историю. Мы всегда были друг с другом на связи и вместе снимали одну большую историю. Например, если я не мог по каким-то причинам снимать своего героя, то кто-то мог меня подстраховать и снять его вместо меня.

Моими героями стали Ольга Романова и Матвей Крылов (Скиф) – тот, который плеснул на прокурора водой и сидел за это 3 месяца. Романова ни разу не просила меня выключить камеру. Нужно быть по-настоящему храбрым человеком, чтобы впустить в свою жизнь камеру, которая фиксирует каждую секунду твоей жизни. Матвея я «придумал» сначала у себя в голове, мне хотелось найти искреннего молодого героя, за которым интересно наблюдать. В поисках мне помог один из солистов группы «Макулатура» Костя Сперанский. Я рассказал ему, кто мне нужен, он посоветовал Матвея. Очень рад, что так получилось, Матвей оправдал надежды».

Мадина Мустафина: «Я снимала нацболов, разные митинги, выборы в Королеве, репетицию Pussy Riot и беспредел у церкви по этому поводу. Во время съемок в Королеве в ТИКе женщина-депутат сломала мне микрофон от камеры, потом написала на меня заявление, что я на нее набросилась, оскорбляла ее. Когда я писала объяснительную, милиционер сказал: «Что вы тут потеряли? Езжайте в свой Казахстан». В общем, там было много ругани, криков, меня постоянно отталкивали, угрожали. В итоге милиция просто вышвырнула меня за дверь, хотя я имела при себе все документы, разрешающие съемку. Милиция бездействовала, делала вид, что ничего не понимает. Работники ТИКа вели себя, как монстры. Я чувствовала, что попала в ад. И в этом аду, с одной стороны, я горела на раскаленной сковороде, а с другой кайфовала, что передо мной разворачивается кино.

До сих пор плохо понимаю этот фильм. Он для меня, как большой театр, в котором люди играют роли. Цирк, игра, шоу. Весело в грустном – и наоборот. После съемок я уже больше ни на какие митинги не ходила. У меня началась депрессия, я лежала целыми днями, смотрела Ваню Урганта и щелкала семечки».

Аскольд Куров: «Мы получили полный карт-бланш и снимали то, что нас самих увлекало. Интересно еще было потому, что до этого момента политика меня практически не волновала. Зато после фильма стал хотя бы как-то ориентироваться в этом пространстве. Поэтому наибольший интерес во время съемок у меня вызывали люди, которые, как и я, раньше никак не были вовлечены в политику и вышли на улицу только после декабрьских выборов. Для меня «Зима, уходи» стал уникальным опытом, думаю, что эти три месяца стоят целого курса киношколы. И я оказался участником самых важных исторических событий страны, которые требовали того, чтобы их зафиксировали в кино. Разумеется, я изменился после всех этих событий, но это то, что еще нужно осознать».

Денис Клеблеев: «В этом проекте у меня не было «длинных» героев. Я работал скорее точечно, реагируя на местности. Например, один из моих любимых эпизодов, которые удалось снять, – это проход молодого поэта, читающего стихи Мандельштама. Я не был с ним раньше знаком и снял его совершенно случайно. Подобный опыт работы в большом коллективе у меня впервые. Энергия ребят подстегивала друг друга, что пошло фильму только на пользу. После съемок я на митинги не ходил – роль наблюдателя в данном случае во мне сильнее статуса участника».

Елена Хорева: «Я снимала, в основном, уличные акции. Каждый вторник ходила к ЦИКу на акцию нацболов и «Солидарности». Присутствовала в толпе на «Белом кольце» и площади Революции. Снимала митинг 5 марта на Лубянке. Самым сумасшедшим днем стало 4 марта, во время выборов. Мы с мобильной группой с раннего утра объездили около 10 участков с нарушениями, на подсчете голосов я уснула прямо на стуле возле урны. Не дождавшись результата, поехала на Манежку, где выступал Путин, но не успела – митинг закончился, счастливые люди с флагами стали расходиться, праздновать победу. Я почему-то не могла понять, как можно искренне радоваться этому. Решила пойти домой через Лубянку, а там уже стояла военная техника, шла перекличка солдат. Вот тогда во мне проснулось какое-то, видимо, гражданское чувство, стало обидно за все протестное движение, за ребят, которые мотались по участкам и пытались пресечь фальсификации. Подумала, что зря, наверное, мы снимаем наше кино. Но если до фильма у меня политических взглядов не было, то после – появились. Мне не все здесь понятно. Думаю, что нам неизвестно очень многое из того, что на самом деле происходит. Чем эти зимние события стали для страны, мне трудно судить. Для меня же это были месяцы ужаса и счастья. Мы хорошо поработали. Сейчас рано подводить какие-либо итоги. Есть ощущение, что все только начинается».

Анна Моисеенко привезет фильм «Зима, уходи» к нам в Техас. Вот ее впечатления от съеки: «Я снимала Алексея Навального, который, кстати, оставил неоднозначное впечатление. Большую часть времени провела с анархистами, антифашистами, социалистами (например, это они появляются в начале фильма в масках Гая Фокса), и до сих пор не могу от них отлепиться, так и продолжаю снимать, если есть возможность. На всех шествиях, акциях и прочих уличных сценах, конечно, работал каждый из нас. Для меня самым удачным в плане съемок оказался митинг на Пушкинской площади со знаменитым «стоянием в фонтане», разогнанный на следующий день после выборов. Хотя в данном случае слово «удачный» звучит несколько неуместно.

До этого фильма у меня уже имелся опыт коллективной работы над игровой короткометражкой «Невеста» с друзьями-режиссерами, которые потом оказались в команде проекта «Зима, уходи». Опыт иногда довольно болезненный, потому что у нас каждый привык сам полностью отвечать за процесс. Ведь в своих документальных студенческих фильмах мы совмещаем функции режиссера, сценариста, оператора и монтажера – все в одном лице. А здесь нужно как-то договариваться. Но в целом было круто, мы же успевали повсюду. Подсаживаешься к кому-то в машину с ленточками на «Белом кольце», снимаешь из окна и вдруг видишь на перекрестке Аскольда – тоже с камерой; тем временем где-то по соседней полосе проезжают Дима Кубасов с Денисом Клеблеевым, а высадившись возле ЦДХ, встречаешь Надю Леонтьеву, уже успевшую подхватить твоего героя при выходе из машины. Получается такой рассредоточенный взгляд – с десяти разных точек.

Интерес к политике у меня не был такой активный, как после и тем более во время съемок. Но некоторые из нас еще до работы над проектом ходили на протестные митинги, с камерами и без. Я ходила с камерой. К сожалению, несмотря на задорное название нашего фильма, зима, кажется, никуда не ушла. Поэтому я по-прежнему хожу на митинги, и по-прежнему с камерой».

ОТЗЫВЫ ПРОФЕССИОНАЛОВ О ФИЛЬМЕ

«Самое дорогое в фильме и огромная удача Марины и ее учеников, что получилось кино, как консервы без срока использования, которое в вечность уйдет. В нем зафиксирован дух времени, от которого мы начали уже отходить – это все понимают… Но летучий дух времени пойман, отрефлексирован ребятами. И здорово, что фильм не ангажирован ни той, ни другой стороной. Это художественное произведение. Картина показала чудовищный, трагический разрыв двух Россий – разрыв сознания, ментального пространства. И то, что ребята ни на какую политическую деталь не нажали, не выказали ангажированности – самое ценное». (Валерий Балаян, режиссер-документалист, гость нашего кинопоказа в 2011 году.)

«Я посмотрела материал в сборке и, несмотря на то что работаю в «Новой», сказала ребятам: «Мне не хватает в фильме путинских сторонников. Хочется, чтобы и они выглядели как-то убедительней…» Авторы объяснили, что снимали «ту сторону» довольно много. На митингах, собраниях, отдельных героев. А на экране все почему-то выворачивалось в бутафорию. Проблема этого дисбаланса проистекает из самой реальности. Некоторые из наших авторов вообще на этих съемках впервые пришли на митинг. Так что их взгляд был свеж, не замылен предварительной пропагандой». (Лариса Малюкова, кинокритик)

«Здесь применен фирменный прием школы Марины Разбежкиной: погружение вовнутрь и отсутствие дистанции. Если убираешь дистанцию и окунаешься в событие, в героя – точка зрения меняется. Еще ценное, что было в фильме: сильно открылось иррациональное в нашей современной истории. То, что не признает ни та сторона, ни эта: ни путинцы, ни оппозиционеры. Любая революция безумно иррациональна, но историки потом изгоняют это из учебников. А здесь именно это «недоступное пониманию» – тащило меня весь фильм за собой». (Михаил Угаров, драматург, режиссер, Худрук «Театра DOC»)

«Я считаю, что это почти великая картина, искренне завидую… Я покатывался от смеха, хотя все это ужасно, потому что беспечность, безответственность, растворенные в воздухе, – они как-то схвачены, и это реально страшный всем нам приговор». (Александр Расторгуев, режиссер-документалист)

«Мне безумно понравилось кино, оно отличное. Весь фильм смеешься, хотя он драматичный. И этот контраст огромный между черным и белым, между белой лентой и черным выбором – безутешен. Это сильный сгусток энергии. Я сам был почти на всех этих митингах. Но не мог снимать: гражданский мандраж внутри меня был настолько силен, что хоть я был с камерой – она не вынималась. Сейчас я счастлив, что все чувства, которые испытывал – когда дрожь пробегает по коже, и смех, и дикое падение на дно отчаяния – все это пережил, смотря фильм. Прошу вас не останавливаться». (Павел Костомаров, режиссер-документалист).

К сожалению, фильм «Зима, уходи» смогут увидеть только жители Хьюстона. Он будет показан 24 октября в Houston Community College Northwest Campus в 12:30 дня. Вход бесплатный; 25 октября в University of Houston, Main Campus, SEC Bldg. #104 в 6 часов вечера, вход тоже бесплатный; а также в Русском культурном центре «Наш Техас» 27 октября в 8 часов вечера, билеты 10 долларов; для студентов, пенсионеров и членов RCC – $8.

2 комментария

  1. Дорогие читатели!
    Cегодня начинается наш документальный фестиваль в Хьюстоне.
    Не пропустите фильм «Зима, уходи» (студия Марины Разбежкиной)

    Сегодня, 24 октября в 12:30 дня
    Houston Community College – Katy Campus, Cyber Lounge
    713.718.5849
    Вход бесплатный

    Завтра, 25 октября в 6:00 вечера
    University of Houston, SEC Bldg, Room 104
    713.743.8350
    Вход бесплатный

    Господа студенты, вам смотреть обязательно!

  2. Сегодня – показ фильма «Зима, уходи» в University of Houston в 6:00 вечера
    SEC(Science and Engineering) Bldg, аудитория 104
    713.743.8350
    Вход бесплатный
    Памятуя прошлый год и трудности с парковкой, советуем парковаться рядом со зданием консерватории Moores School – бесплатно и до SEC рукой подать или на любом месте с надписью “student parking” – тоже бесплатно после 5-ти вечера.
    Карта вот: https://maps.google.com/maps?oe=utf-8&client=firefox-a&ie=UTF-8&q=University+of+Houston+SEC+building+map&fb=1&gl=us&hq=University+of+Houston+SEC+building&cid=0,0,1874616824649519894&ei=2o6JUIeaBqfRyQHyzoGIDg&ved=0CHUQ_BIwCQ
    Рады будем видеть всех!

Комментарии закрыты.