А СЕРДЦУ ХОЧЕТСЯ ПОКОЯ

Анатолий Гержгорин

От нового года мы обычно всегда ждем только хорошего, хотя и понимаем, что жизнь, как ни крути, – полосатая. Но так уж устроен человек, живущий надеждой на лучшее. Мы не знаем. что будет завтра. Зачем же тогда думать о плохом? В этой житейской мудрости своя сермяжная правда. Проблем и без того хватает, чтобы заранее переживать о том, что еще не случилось и даст Б-г не случится. Есть вещи, которые от нас не зависят. Они происходят вопреки нашей воле или желанию. Стихийные бедствия, например. Но и мы сами нередко способны накаркать беду.

Не знаю, как вас, а меня очень раздражает, когда облеченные властью люди начинают вдруг нагнетать атмосферу. Буквально накануне нового года было объявлено о возросшей угрозе террористических нападений. Министр внутренней безопасности Том Ридж сообщил, что террористы, судя по перехваченной информации, готовят теракты, которые “превзойдут по своим масштабам атаки 11 сентября 2001 года”. Я не знаю, какую информацию перехватили спецслужбы. Поэтому мне трудно понять, что необходимо предпринять. Сообщать в полицию обо всех оставленных в общественных местах подозрительных предметах? Отказаться от туристических поездок? Не ходить в супермаркеты?

Можно, конечно, поменять цветовую гамму с желтой на оранжевую. Но это, извините, не прогноз погоды. Террор, как землетрясение, почти непредсказуем. А оранжевая отметка, соответствующая повышенной угрозе, ни о чем нам не говорит. Что конкретно каждый из нас должен делать? Если следовать инструкции министерства внутренней безопасности, то можно с ума сойти. В самом деле, с одной стороны, нас предупреждают о возможном захвате авиалайнеров, а с другой – призывают не менять своих планов и смело летать на пассажирских самолетах. Стоило ли вообще сеять панику?

Однако внутреннее чутье подсказывает, что ничего случайного не бывает, и министерство внутренней безопасности действовало вполне продуманно. Ведь за несколько дней до этого было объявлено, что отныне воздушное пространство страны будет закрыто для самолетов, которые не будут сопровождать охранники – sky marshals. Переговоры об этом начались почти сразу после драматических сентябрьских событий 2001 года, но, похоже, так ни к чему и не привели. Поэтому проблему пришлось решать волевым методом. Косвенно это подтверждает хотя бы то, что в ряде европейских и азиатских авиакомпаний это вызвало бурю протестов.

Странно, не правда ли? Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: если бы 11 сентября в салонах тех четырех злополучных “боингов” находилось хотя бы по одному охраннику, трагедии удалось бы избежать. Кстати. и опыт Израиля полностью это подтверждает. После нескольких угонов авиалайнеров “Эль-Аль” вела охранную систему. И очень быстро отбила у террористов всякое желание угонять самолеты. Почему же это “нововведение” продвигается с таким скрипом? Не хватает средств? Не хочется перестраховываться? Все гораздо проще – и тут замешана большая политика. Когда на днях в Египте разбился самолет с французскими туристами, Каир немедленно заявил, что это не теракт, а обычная техническая поломка. Обычно компании списывают трагедии на все что угодно, только не на плохое обслуживание. А тут не успели взлететь, и на тебе – самолет развалился в воздухе.

Возможно, никакого теракта и в самом деле не было. Для меня важней реакция. Ведь арабские страны, в том числе и Египет, тоже против введения sky marshals. Не тут ли собака зарыта? Как бы сегодня ни честили “Аль-Кайду”, это сугубо арабская террористическая организация. Как и “Хизбалла”, ХАМАС, “Исламский джихад” и иже с ними. Ни чеченцы, ни пакистанцы, ни индонезийцы не угоняют сегодня самолеты, чтобы превратить их в движущуюся бомбу. На днях Американский совет по национальной безопасности опубликовал очередной ежегодный доклад, в котором говорится, что около 60 террористических группировок пытаются самостоятельно наладить производство оружия массового уничтожения. 90% из них либо полностью состоят из арабов, либо возглавляются выходцами из арабских стран. Больше всего беспокоит экспертов та легкость, с которой террористы получают доступ к этому самому оружию

Еще недавно все грехи списывали на Россию. Там, дескать, в связи с развалом утрачен контроль за производством и хранением ОМУ. Но факты – вещь упрямая. И, как теперь выясняется, основной поставщик оборудования и компонентов – Европа. Обещание Муамара Каддафи уничтожить оружие массового поражения было воспринято в мире чуть ли не как сенсация номер один. На самом деле никакой сенсации не было. В октябре военные корабли США перехватили судно, которое везло из Германии в Ливию сотни компонентов для центрифуг. И Каддафи просто испугался. Никто из диктаторов не хочет повторить судьбу Саддама Хусейна.

Но арабы научились из всего извлекать пользу. И вот уже Сирия выносит на заседание Совета Безопасности ООН проект резолюции, предусматривающей отказ от оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке. Нетрудно заметить, что активность Дамаска всякий раз проявляется, когда Сирию прижимают к стенке. Так было в апреле, когда этот вопрос впервые рассматривался Советом Безопасности. Тогда вдруг выяснилось, что Башар Асад очень активно помогал Саддаму Хусейну противостоять “американской агрессии”. Сейчас США ввели против Дамаска экономические санкции. А там, глядишь, введут и войска. Вот Асад и заволновался. Даже предложил Израилю срочно начать “мирные переговоры”.

Переговоры вести надо, но только не с диктаторами. Они друзьями никогда не станут. Но в политику в последнее время устремились те, у кого гибкий позвоночник. Классический пример истинно “позвоночного” – председатель Еврокомиссии Романо Проди. Он прочитал целую оду в честь Муамара Каддафи, пригласив его в Брюссель. И даже предложил принять Ливию в организацию “Европейско-средиземноморского партнерства”, куда, кстати, уже вошли Алжир, Ливан, Марокко, Сирия и даже Израиль. Вот только израильтян арабские “партнеры” почему-то в упор видеть не хотят. Так что партнерство пока зафиксировано только на бумаге.

В Европе, правда, на эти мелочи внимания не обращают. Бал там правит Второй социнтерн, который вот уже почти сто лет пытается заменить “опиум для народа” социальными благами, но безуспешно. То ли благ на всех не хватает, то ли “опиум” слишком сладкий и притягательный. Но, скорее всего, дело в том, что социнтерновское братство народов почему-то заканчивается если не Освенцимом, то Косовым. Кардинал Жан-Луи Торен, сложив с себя полномочия министра иностранных дел Ватикана, решил, наконец, сказать то, о чем в чересчур политкорректной Европе говорить не принято. В интервью французской католической газете La Croix он заявил, что в исламских странах к христианам относятся как к людям второго сорта. А в Саудовской Аравии “религиозная свобода подавляется полностью – там вообще нет христианских церквей, а служить мессы запрещено даже дома”.

Зато по всей Европе идет грандиозная стройка века – каждый день сдаются под ключ около десяти мечетей. И восседают там имамы или муллы, получившие образование и идеологическую закалку как раз в саудовских медресе. Сегодня они идут в первых рядах борцов против запрета французскими властями ношения женских платков в школах и других общественных местах. По этому поводу шейх Мухаммад Саид Тантауи, ректор наиболее престижного суннитского исламского университета “Аль-Азхар” в Каире, весьма справедливо заметил: “Мусульмане никому не позволяют вмешиваться в их дела, поэтому они и сами не должны лезть в дела других”. Отповедь ему дал аятолла Мухаммад Хусейн Фадлалла, духовный вождь “Хизбаллы”, который заявил, что Тантауи “оскорбил всех мусульман и обязан извиниться за свои слова”. Пусть вас не смущает, что Фадлалла представляет “Хизбаллу”. Он считается одним из наиболее уважаемых шиитских лидеров в арабском мире. А то, что грамотишки не хватает – не беда. На Востоке ум ценится в последнюю очередь.

Заигрывание с радикальными исламскими режимами ничего, кроме вреда, не приносит. Последний показательный пример – Иран, где произошло мощное землетрясение. Справиться своими силами с бедой полунищая страна, которая продает нефть, но покупает бензин, не могла. Да и когда еще может проявляться международная солидарность, если не в такие моменты? Но Тегеран тут же решительно отказался от израильской помощи. Да и американскую принял стиснув зубы. Президент Мохаммад Хатами, которого Евросоюз по ему только понятным причинам причислил к “реформаторам”, был до предела откровенен: “Во время таких происшествий правительства обычно не думают о своих разногласиях. Но это не имеет ничего общего с политическими вопросами. Проблема ирано-американских разногласий уходит корнями в историю”. Это откровенная пощечина Колину Пауэллу, который поспешил заявить, что “Вашингтон теперь открыт для диалога с Тегераном”.

Если госсекретарь всерьез решил побороться за лавры миротворца, то ему надо срочно менять амплуа. Сегодня избирателя больше всего волнует, как намерены кандидаты в президенты бороться с терроризмом. Потому что он на своей шкуре испытал, что 11 сентября 2001 года коренным образом воздействовало и на экономику, и на политику, и на занятость, и на социальные вопросы. Опрос, проведенный службой Gallup, показал, что 88% ставят на первое место безопасность. За ней – проблемы образования (86%) и только потом – Ирак (84%). А безопасность, несмотря на предпринимаемые шаги, как раз самое сейчас уязвимое место. Потому что никто толком не знает, от кого и как защищаться.

Борьба с террором постепенно превращается в рутинное дело. А это первый признак загнивания. Члены Финансовой комиссии Сената считают, что спецслужбы не способны отсечь террористические организации от источников финансирования. Особенно беззубым оказалось ведомство по контролю над иностранными счетами (OFAC). Оно имеет право замораживать банковские счета и любые другие финансовые активы как компаний, так и отдельных лиц, подозреваемых в террористической деятельности или пособничестве экстремистам. Но OFAC, видимо, интересуют другие вопросы, если оно не соизволило даже заморозить счета тех, кого другие страны открыто объявили террористами. Но больше всего сенаторов возмутило то, что OFAC до сих пор не представил Конгрессу запрошенную информацию.

Мы, то ли к счастью, то ли к сожалению, далеки от этих перипетий. Но когда пролетает самолет, провожаем его долгим пристальным взглядом. Особенно после того как телекомпания Эн-би-си сообщила со ссылкой на американские и британские спецслужбы, что “Аль-Кайда” планировала использовать авиалайнер British Airways для удара по Вашингтону. Поднимать панику никто не хотел, но у страха глаза велики. Оглянуться не успели, как началась цепная реакция. Были отменены сразу шесть рейсов авиакомпании Air France, два рейса AeroMexico и один British Airways. В новогодний день британский пассажирский лайнер и вовсе летел в сопровождении американских истребителей.

А я не верю в козни бин Ладена. Не будут больше угонять авиалайнеры. Можно ведь пулю от охранника получить. Да и сами пассажиры не захотят стать баранами для заклания. Опасность быстрее будет исходить от грузовых самолетов или морских контейнеровозов. В груз всегда легче спрятать “подарок”. Канистра со спорами той же сибирской язвы способна полгорода заразить. Готово ли к такому повороту событий министерство национальной безопасности? Только время может ответить на этот вопрос… А сердцу так хочется покоя.