КРУГОМ – СПЛОШНЫЕ ПОБЕДИТЕЛИ

Вальдемар Краус

i3После обмена ударами, после сотен ракет и десятков погибших, обе стороны завершившегося только что конфликта объявили себя победителями. И хотя у израильтян для этого гораздо больше оснований, зато приверженцы ХАМАСа гораздо громче кричат…

Тысячи палестинцев высыпали на улицы Газы – они празднуют завершение боевых действий, радуются объявленному лидерами ХАМАСа и ФАТХа воссоединению и во весь голос провозглашают свою победу над Израилем. Израильтяне также считают себя победителями, но об этом не кричат на всех углах: о победе объявил один лишь премьер-министр Биньямин Нетаниягу. Теперь, когда оружие умолкло, можно попробовать разобраться – кто же в самом деле кого победил и есть ли вообще у этого конфликта победители?

Одна ракета на двоих

Сектор Газа празднует победу. Именно так было официально объявлено: мол, ХАМАС победил в восьмидневном противостоянии с Израилем. День 22 ноября был объявлен национальным палестинским праздником. Многие палестинцы в самом деле считают это правильным: в конце концов, эта гроза миновала, а куда более страшная – прошла стороной. Жители Газы опасались гораздо худшего поворота событий: ввода израильских танков, уличных боев, гибели сотен «живых щитов» – ни в чем не повинных мирных палестинцев, которых «борцы за свободу» с удовольствием используют для защиты от израильских солдат, нехватки продуктов и медикаментов… Как говорится – обошлось. Есть чему радоваться.

Тысячи сторонников этой организации высыпали на улицы, размахивая зелеными флагами ХАМАСа и желтыми – ФАТХа. До сих пор в Газе этот цвет был в опале: после того как боевики «Бригад аль-Кассама» «зачистили» город от приверженцев, ФАТХа, обеспечив таким образом ХАМАСу «демократическую победу» на выборах. Однако теперь, как заявляют лидеры обеих группировок, все распри остались позади. ФАТХ и ХАМАС, по образному выражению одного из ХАМАСовских функционеров, Халиля аль-Хайи, отныне являются «одной рукой, одним автоматом и одной ракетой».

В отношении последнего он, кстати, может оказаться совершенно прав, но совсем иначе, чем думает: после восьмидневных авианалетов у палестинских боевиков и в самом деле, вполне возможно, осталась одна-единственная ракета на всех. Ну, конечно же, не одна, но запас ракет, остающийся в распоряжении базирующихся в Газе различных террористических организаций, оценивается в данный момент экспертами, как крайне небольшой. Почти тысячу их израсходовали, стреляя по израильской территории, и почти десяток тысяч были уничтожены израильской авиацией и артиллерией во время налетов на оружейные склады. К слову, их расположение оказалось на удивление точно известно израильской разведке. Причем ударам подверглись, в основном, склады, где хранились высокотехнологичные ракеты иранского производства. Те самые, которые в состоянии достичь Тель-Авива и Иерусалима. В ближайшее время «подвоза» из Ирана и Сирии не ожидается, так что пополнять запасы террористы смогут, в основном, «кассамами» собственного производства, а они, как показывает практика, мало что могут противопоставить израильской противоракетной системе «Железный купол».

Впрочем, к вопросу воссоединения двух ветвей бывшей Организации Освобождения Палестины, ФАТХа и ХАМАСа, это не относится. В минувшую среду премьер-министр ХАМАСовского правительства Газы, Исмаил Хания, созвонился с президентом Палестинской автономии, Махмудом Аббасом. Много лет оба этих деятеля вообще не разговаривали друг с другом, а теперь вот преодолели взаимную неприязнь. Аббас поздравил Ханию с победой. Он тоже считает, что ХАМАС победил, по крайней мере, на людях и до тех пор, пока Хания готов делиться с ним славой победителя.

А Хания готов, в особенности, после того как его организация в результате «победы» оказалась едва ли не у пресловутого разбитого корыта. Тем не менее, лидер ХАМАСа продолжает сохранять хорошую мину. Он объявил во всеуслышание: «Наше сопротивление изменило правила оккупации и разрушило военные планы врага. И я говорю нашим палестинским братьям на Западном берегу Иордана, в Газе и во всем мире, а также всем нашим арабским и исламским нациям: мысль напасть на Газу после этой нашей победы провалилась сквозь землю и, с помощью Аллаха, не вернется больше никогда!»

Надолго ли тишина?

Всего лишь в паре десятков километров к северо-востоку от празднующего победу ХАМАСа на этот счет многие думают совсем иначе. И именно та самая мысль о нападении на Газу, навеки похороненная Исмаилом Ханией в его речи, занимает множество умов и весьма подробно обсуждается.

Израильтяне настроены весьма скептически, они не верят, что достигнутое соглашение о перемирии продлится надолго. Социологические опросы показывают, что 88% жителей страны убеждены, что скоро все начнется опять. Еще 70% считают, что Израилю не стоило вообще его заключать. К слову, эти результаты входят в резкое противоречие с данными, которые в начале конфликта публиковались в российской и западной прессе – о том, что-де 70% израильтян не поддерживают удары по ХАМАСу. Оказывается, настроения у жителей Израиля, как говорится, с точностью до наоборот.

В рядах израильского руководства также нет единства мнений по этому поводу. В то время как министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман всеми силами поддерживал план наземной атаки ХАМАСа, министр обороны Эхуд Барак, напротив, добивался скорейшего подписания соглашения о прекращении огня. Возможно, именно поэтому, по сообщениям некоторых израильских источников, передовым частям Армии обороны Израиля за последние пару дней дважды отдавался приказ об атаке и дважды он был отменен. В конце концов, премьер Нетаниягу, колебавшийся то в одну, то в другую сторону, внял уговорам Барака Обамы и решил прекратить огонь.

При этом израильский премьер-министр также поспешил объявить свою страну победительницей. По его мнению, именно Израиль выиграл в этом противостоянии: «Израильская армия нанесла тяжелый удар по ХАМАСу и другим террористическим организациям, – заявил он в своем телевыступлении. – Мы уничтожили тысячи ракет. Мы готовы к решительной реакции, если нынешнее соглашение будет нарушено. Цели, которые мы поставили перед собой, начиная эту операцию, были достигнуты. Я знаю, что некоторые граждане ожидали еще более жестких мер, и я говорю: мы к ним готовы. Однако же давайте дадим шанс мирному процессу».

Если судить совершенно отстраненно, то в словах Нетаниягу содержится гораздо больше «сермяжной правды»: израильтяне не только лишили ХАМАС и другие, более мелкие террористические организации, базирующиеся в секторе Газа, большей части их ракетного вооружения, но и основательно «почистили» ряды боевиков. Точечными ударами были убиты, как минимум, трое руководителей ХАМАСа высшего звена (подозревается, что шестеро, но точных данных пока нет). После того как в минувшую среду, прямо накануне подписания соглашения о прекращении огня, в Тель-Авиве был совершен теракт, в результате которого оказался взорван автобус и 15 его пассажиров получили ранения, израильская полиция «по горячим следам» смогла раскрыть целую террористическую сеть: на данный момент под арест угодил непосредственный исполнитель теракта – палестинец, гражданин Израиля, а также несколько его связных. Все они жители сектора Газа, причем являются активными боевиками ХАМАСа и «Исламского джихада».

Так что военный успех операции «Облачный столб» вполне очевиден. Как очевидно и то, что успех этот – лишь частичный. Так же, как и в минувшие годы, Израиль не нанес ХАМАСу окончательный удар, возможно поддавшись на настоятельные уговоры Запада, а может быть опасаясь массовых жертв среди гражданского населения. Это означает, что, скорее всего, и террористы далее будут действовать по привычному плану: затаиться, поговорить о мире, после чего собрать силы и начать все сызнова. Именно этого и опасаются сегодня те израильтяне, которые призывают свое правительство «с волками иначе не делать мировой, как снявши шкуру с них долой» – иными словами, не дать ХАМАСу оправиться от удара, а добить его с помощью наземной операции.

Тем не менее, руководство страны решило иначе. В четверг вечером, в 20:00 по местному времени, прошло ровно 24 часа с момента прекращения огня, а это значит, что в силу вступил следующий этап перемирия: прямые переговоры. Они должны состояться в Каире, с помощью египетских и американских посредников, и речь должна пойти о восстановлении транспортных коридоров в Газу и из нее. Палестинская сторона по-прежнему настаивает на снятии блокады, израильтяне на это не согласны. Впрочем, скорее всего, лидерам ХАМАСа их несогласие – не помеха. Достаточно восстановить транспортное передвижение хотя бы до «довоенного» уровня – и Исмаил Хания поспешит объявить о том, что он и его соратники «сняли блокаду». Ведь объявил же он во всеуслышание о своей «победе».

Что же касается вопроса о том, кто же все-таки над кем взял верх – что ж, можно сделать следующий вывод: Израиль одержал очередную бесполезную и бессмысленную победу. Потому что так уже было много раз: ракетные удары по израильским городам приводят к ответным бомбардировкам сектора Газы, после чего террористы заползают в свои норы, отсиживаются, набирают силы и вновь начинают стрельбу. ХАМАС может купаться в лучах славы, провозгласив себя «победителем», но в реальности и эта победа – пиррова: теперь у боевиков долгое время не будет возможности реально угрожать израильтянам. Кое-кто предполагает, что в этой связи могут участиться похищения израильских граждан и теракты в израильских городах: когда нет ракет, приходится прибегать к иным средствам.

Если же говорить о настоящем, реальном мирном процессе, то тут вряд ли можно сказать что-либо обнадеживаюшее или что-то пессимистичное. Пока что «воз и ныне там», а обе стороны едва-едва разговаривают друг с другом. В этой связи весьма показательны два интервью, данные немецкой телегруппе канала ARD двумя обычными прохожими: палестинцем в Газе и израильтянином в Тель-Авиве. Палестинец заявил: «Мы палестинцы. Лидеры израильского правительства должны понять, что эта земля, на которой они построили свое государство, всегда называлась Палестиной. И она останется Палестиной». Израильтянин же, не сговариваясь с жителем Газы, сказал следующее: «Эта земля с библейских времен носит имя Эрец Исраэль. Мы израильтяне». И то, и другое – правда.