ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА

Анатолий Гержгорин

По Америке бродит призрак. Он у всех на виду, как бельмо на глазу. Этот призрак – выборы. Вечная головная боль для серьезных политиков. Не знаю, кто придумал четырехлетний президентский срок. То ли дело в Египте: избирают сразу на семь лет. За это время и ишака полюбишь. Была бы возможность у Роналда Рейгана или Билла Клинтона баллотироваться на третий срок, кто помнил бы сегодня о Бушах? А тут не успел за дело серьезно взяться, уже отчитываться надо, критику выслушивать, деньги клянчить. Выпрыгивать из штанов, чтобы очень понравиться. И ради чего? Чтобы еще на четыре года остаться в Белом доме. Незавидная участь. Особенно на стыке эпох.

Джорджу Бушу пришлось трудней, чем его последним предшественникам. Не каждому по плечу ноша, которую он взвалил на себя. Не успел прийти к власти, как застопорило экономику. Затем сентябрьская трагедия, нанесшая удар в самое сердце страны. Потребовалось немалое мужество, чтобы взять на себя роль судьи и сбросить кровавый режим талибов в Афганистане. А затем взяться и за Саддама Хусейна, который открыто издевался над той же ООН. И чем бы ни прикрывались сегодня Франция с Германией, взявшие, по сути, под защиту палача иракского народа, правота Америки неоспорима. В конце концов, до Ирака была Югославия, которая оружия массового поражения не разрабатывала и соседям не угрожала.

Но Слободана Милошевича сделали международным преступником, а Саддама Хусейна объявили военнопленным, вызвав негодование нового иракского руководства. Ум противится этому, но сердце подсказывает, что тут что-то нечисто. Женевская конвенция, хотя и защищает военнопленных, но позволяет судить за преступления против человечности либо международному суду, либо тем, кто захватил преступника. Не исключено, что Вашингтон заключил или заключит с Саддамом сделку. В этом вопросе у правоохранительной системы США богатый опыт. Вопрос лишь в том, что в обмен предложит бывший диктатор. И чего, собственно, хотят от него сами Соединенные Штаты.

Всякий опыт требует осмысления. К югославскому опыту еще будут обращаться не раз. Что там произошло? Распалась некогда единая страна? Не только. На руинах Югославии возникли “самостийные” республики. Слободан Милошевич, всячески противившийся этому, попал в тюрьму. Он проиграл. Но выиграли ли те, кто его посадил? В оставшихся “свободными” Боснии и Герцеговине обосновались десятки террористических организаций, в том числе “Аль-Кайда”. Они открыто вербуют наемников для участия в боевых действиях в Афганистане, Ираке, Чечне и других “горячих” точках. Каждый наемник получает около 20 тысяч евро, которые должен отработать за две недели в указанном месте, после чего возвращается домой и ждет нового задания. О таких зарплатах не мечтают даже американские генералы.

Откуда у террористов такие деньги? Услужливые средства массовой информации рассказывают байки о торговле оружием, наркотиками и живым товаром, которая, дескать, позволяет получать баснословные прибыли. Охотно верю, но дело это рисковое и требующее времени. А деньги нужны сегодня. Добывают их совершенно из других источников. Бывший британский депутат Роберт Килрой-Силк, который ведет свою программу на Би-би-си, опубликовал в газете Sunday Express статью. В ней он утверждает, что львиная доля средств, которые получают исламские экстремисты, идет из Саудовской Аравии, Кувейта, Объединенные Арабских Эмиратов и Ирана. Остальное собирают “благотворительные” организации Америки и Европы. За то. что Килрой-Силк раскрыл эту “страшную” тайну, его немедленно лишили эфира.

Самое удивительное, что Слободан Милошевич, юрист, кстати, по образованию, именно об этом говорит на суде. Ему терять нечего. А для судей его правда, как серпом по горлу. Но у судей, которые в политику не вмешиваются, свои установки. Чтобы закрыть рот Милошевичу, надо его посадить. Только что от этого изменится? По существу-то он ведь прав. За что боролся Запад в Югославии, на то и напоролся. И вот теперь со схожей дилеммой столкнулись в Ираке США и их союзники. Монстр по имени Саддам сразу монстром не стал. Его вскармливали всем миром, хотя интересы каждый преследовал свои. Франция орудовала за спиной Америки, Германия – за спиной Франции, в Китай – за спиной СССР. И трудно представить, что будет, если Саддам вдруг заговорит.

В международных отношениях места для искренности нет. Они скорее напоминают базарный торг, где никто не хочет прогадать. К 30 июня власть в Ираке должна быть передана Временному управляющему совету. Но против этого выступают шииты. Один из их духовных авторитетов аятолла Али Систани настаивает на том, чтобы немедленно провести всеобщие и прямые выборы. Его можно понять: шииты составляют 60% населения Ирака. И в случае “прямых выборов” к власти придет духовенство, а Америка получит второй Иран. Сможет ли Вашингтон найти противоядие за оставшееся время? Шиитские аятоллы на дремлют. С подачи Тегерана они попытались разыграть “курдскую карту”, поставив вопрос о ликвидации автономии. США воспротивились, несмотря на гневную риторику Ирана, Сирии и Турции.

Курды – наиболее последовательные и преданные союзники Соединенных Штатов. Но в многоходовой политической комбинации они почти ничего не решают. Поэтому Вашингтон усиливает давление на ООН. Джон Негропонте на днях встретился с глазу на глаз с Кофи Аннаном. А до него генсек принял члена сенатского комитета по иностранным делам Чака Хейгела. Обсуждалось намеченное на 19 января совещание по иракским проблемам, на которое Аннан уже пригласил делегацию Временного управляющего совета и главу военной администрации в Ираке Пола Бремера. Пока Кофи Аннан отказывается вернуть персонал ООН в мятежную страну, опасаясь новых терактов. США, судя по всему, не прочь передать ООН бразды правления в Ираке на время переходного периода. Для Джорджа Буша такая рокировка накануне выборов была бы весьма кстати. А для дела? Не принесет ничего, кроме вреда.

За последние 10 лет ООН не решила ни одного серьезного вопроса. Обвинять в этом только Кофи Аннана было бы несправедливо. Он всего лишь исполнитель. Чтобы понять суть происходящего, надо затронуть глубинные пласты. Начавшиеся на стыке веков новые геополитические процессы чем-то напоминают начало ХХ столетия. На мировую арену выходят новые игроки. Германия пока действует в связке с Францией, но готовит почву для самостоятельной игры. Уже сейчас это самое мощное в Европе государство. Япония тоже стремится стать постоянным членом Совета Безопасности и даже пошла недавно на демарш, снизив свой взнос на содержание ООН с 20 до 15%. Больше, к слову, платят только Соединенные Штаты – 22% от всех расходов. Великобритания, Китай, Россия и Франция вносят, для сравнения, по 10%.

Игнорировать до бесконечности Японию, Германию и набирающую силу Индию не удастся. Да это и не в интересах пяти постоянных членов Совета Безопасности. А вот создать на базе этой “восьмерки” (я бы включил сюда Израиль – как одну из наиболее мощных в военном отношении стран, обладающей к тому же собственным ядерным потенциалом, и, на определенных условиях, Пакистан) реальный коллективный орган международной безопасности было бы правильно. Начать можно хотя бы с мобильных сил быстрого реагирования. Какие задачи они должны выполнять? Уничтожать диктаторские режимы, представляющие опасность для других. В той же Северной Корее, Иране, Сирии. Если, скажем, в Афганистане вновь захватят власть сторонники “Талибана”, то и они должны быть уничтожены. А заодно помогать странам, которые не могут самостоятельно справиться с экстремистами, ликвидировать базы и лагеря для подготовки террористов. Это намного эффективнее, чем держать стотысячную армию в Ираке и других горячих точках.

На любой войне важно сломить противника психологически, поставить в безвыходное положение. И Америка, и Израиль, не говоря уже о Европе, психологическую войну проигрывают. Инициатива уходит из их рук. В декабре поисковые группы отдела ядерных инцидентов министерства энергетики искали “грязные бомбы” в Лас-Вегасе, Лос-Анджелесе, Нью-Йорке и Вашингтоне. Сейчас география заметно расширилась. Полиция Чикаго, Детройта, Хьюстона, Сан-Франциско и Сиэттла получила специальное оборудование для этих целей. Самое простое – списать все на учения. Но ситуация. похоже, гораздо серьезней. Трудно поверить, что “грязную бомбу” понесут в сумках или портфелях. И в урнах ее искать бесполезно. Враг умело использует дезинформацию, навязывая свою волю. А пока спецслужбы гоняются за призраками, последовательно проводит свою разрушительную работу. Причем открыто. В университете Айдахо, к примеру арестован саудовский аспирант Сами Омар Аль-Хассаин, который вербовал с помощью интерната новых членов террористических группировок и собирал для них деньги.

То, что арабы в Америке, как и в Израиле и в европейских странах, превратились в “пятую колонну”, ни для кого не секрет. Об этом не принято говорить, что только усугубляет положение. Как бороться с врагом, если не знаешь его в лицо? Но то-то и оно, что враг известен, и его повадки тоже. Здесь, в Америке, только его мизинец. А голова и шея в Эр-Рияде, Тегеране, Дамаске, Рамалле. Загнанный в угол Башар Асад вдруг решил установить мир с Израилем, о чем сообщил в газете “Нью-Йорк Таймс”. Вообще-то о таких вещах в газетах не сообщают. Для этого есть дипломатические каналы. Ну да ладно, чего с испугу не сделаешь? В Европе инициативу Асада оценили по достоинству. В Израиле же нашлись сомневающиеся. А серьезность намерений решила проверить разведка. И тут обнаружилась пикантная неожиданность. Сирийские самолеты, доставляющие гуманитарную помощь в пострадавшие от землетрясения районы Ирана, возвращаются обратно тоже с “гуманитарной помощью” – оружием для “Хизбаллы”.

Асад, естественно, эти “сионистские измышления” решительно отверг и призвал США приложить усилия для возобновления мирных переговоров. Но Белый дом, принимая решения, тоже опирается на данные разведки. Спутниковые фотографии подтвердили, что Дамаск поставил “Хизбалле” партию иранских ракет и другое вооружение. После этого призыв Асада к миру серьезно уже никто не воспринимал. А госдепартамент и вовсе заявил, что “не намерен инициировать каких-либо политических шагов, направленных на активизацию израильско-сирийского направления”. Но мы-то стреляные воробьи и хорошо знаем, что политики говорят одно, думают другое, а делают – третье. Так что вопрос остается открытым.

В любом случае вести переговоры или нет, будет решать Израиль. Америке сейчас не до Сирии. Разобраться бы с Ираком да с палестинцами, которым Буш опрометчиво пообещал государство к 2005 году. Это-то как раз меньше всего интересует Арафата и его подельников. После того как Ариэль Шарон пригрозил “односторонним отделением”, если палестинцы не начнут борьбу с террором, Абу Ала заявил, что “готов похоронить идею о независимости ради создания единого государства от моря и до Иордана”. Правда, ЦК ООП, собравшийся на экстренное совещание, поставил вопрос об одностороннем объявлении палестинского государства. Шарон тоже в долгу не остался, заявив, что в таком случае часть территории Иудеи и Самарии, представляющей стратегическую важность, будет аннексирована. Вашингтону только и остается, как с беспокойством следить за перепалкой. Но нет худа без добра. Если “дорожную карту” похоронят палестинцы, Джордж Буш с чистой совестью умоет руки. На результатах выборов это не отразится.