ТАКТИЧЕСКИЕ ИГРЫ ПРЕЗИДЕНТА МУРСИ

Вальдемар Краус

eМинувшие выходные в Египте прошли бурно и оказались богатыми на события. Президент Мурси отменил свое решение о неограниченных полномочиях, оппозиция преодолела свой страх перед танками, а генералы грозно предостерегли всех от «дальнейшего скатывания в пропасть».

Как бы ни утверждал египетский президент Мохаммед Мурси обратное, а его неуверенность и растерянность видна невооруженным глазом: уступая требованиям оппозиционеров, он вынужден был в воскресенье официально отменить свой собственный «декрет о неподсудности» – тот самый, в котором он объявил, что его решения не могут быть ни отменены, ни обжалованы по суду, и который послужил причиной массовых акций протеста по всей стране. Комментируя эту отмену, политологи задаются вопросом: испугался ли Мурси в самом деле, особенно после того как армия пригрозила очередным вмешательством в политику, или же эта отмена – хитрый тактический ход? Мол, я иду на уступки – а вы за это дружно отправляетесь на референдум о принятии новой Конституции, который должен состояться 15 декабря. Впрочем, все по порядку.

Рычание ягнят

На минувшей неделе, как известно, в Египте были отмечены крупнейшие беспорядки со времен «финиковой революции». После того как сторонники исламистских партий ночью напали на палаточный лагерь, разбитый оппозиционерами у стен президентского дворца в Каире, враждующие группировки в буквальном смысле пошли «стенка на стенку». Плачевный результат: семеро убитых, более семисот раненых с обеих сторон. Президент Мохаммед Мурси, сбежавший накануне из своего дворца, вернулся туда, окружив свою резиденцию танками и бронетранспортерами. Боевые машины заняли посты, но их экипажи никак не вмешивались в происходящее.

Сам же президент, от которого один за другим начали убегать советники (в данный момент уже семь членов Президентского совета были официально уволены, а неофициально – сами подали в отставку), пообещал в скором времени обратиться к народу с воззванием. Проволынив с этим обещанием без малого сутки, он 7 декабря вечером выступил по телевидению. Это выступление многих разочаровало: по сути, Мурси всего лишь повторил нехитрую мысль о том, что «те, кто против меня – против демократии» и призвал всех смириться с его новыми полномочиями, а также прийти и дисциплинированно проголосовать на референдуме о новой Конституции страны – Конституции, написанной в течение суток представителями двух крупнейших исламистских группировок, и утверждающей неограниченную власть президента, а также шариат в качестве юридической базы современного Египта. Противников этих полномочий и этого референдума Мурси объявил «остатками старого режима». Впрочем, по его мнению, не все те, кто выступил против него – сторонники диктатуры Мубарака. Президент Египта заявил, что «оппозиционными силами манипулируют, и оппозиционеры должны проявить благоразумие, отрешившись от тех, кто использует их в своих целях, и начать диалог с властями». Иными словами, кто перестанет протестовать, тому за это ничего не будет.

Оппозиционеры его опять не послушались. В пятницу и субботу (7 и 8 декабря) во многих городах Египта вновь прошли многотысячные демонстрации. По оценкам зарубежных СМИ, в них приняли участие более полутора миллионов манифестантов. На каирской площади Тахрир опять были отмечены массовые драки между противниками и сторонниками президента, причем в очередной раз сказалось численное преимущество, которым обладают оппозиционеры в городах: исламистов в столице собралось не в пример меньше. Этот недостаток, однако, они компенсировали тем, что поспешно вооружились. Как сообщает каирское полицейское управление, в протестующих демонстрантов сторонники Мурси швыряли бутылки с зажигательной смесью, кирпичи, а драки происходили с применением холодного оружия.

Подобные эксцессы лишь раззадорили манифестантов, которые перестали обращать внимание на выставленную в караул вокруг президентского дворца боевую технику. Они пошли на штурм дворцовой ограды, попросту перелезая через танки и БТРы, чьи экипажи никак не вмешивались в происходящее. На пике накала страстей, в минувшую субботу впервые взяли слово представители, пожалуй, ключевой в Египте силы – армии.

Представители египетского армейского командования опубликовали воззвание, в котором непрямым образом пригрозили обеим противостоящим партиям вмешательством. «Переговоры являются лучшим и единственным путем достижения консенсуса, – сочли нужным напомнить прописную истину египетские генералы, – в противном случае Египет попадет в темный туннель, ведущий к катастрофе». Чтобы не допустить этого, армия готова силой усадить всех за стол переговоров.

Собачка Айвазовского и шариатская Конституция

Удивительным образом, уже на следующий день после этого грозного рыка тон Мохаммеда Мурси резко изменился. С утра в воскресенье, 9 декабря в египетской прессе стали появляться сообщения о том, что президент ищет возможности заполучить армию на свою сторону. Предположительно, ввиду продолжающихся беспорядков он решил наделить солдат правом арестовывать гражданских лиц, а их командиров – отдавать распоряжения полицейским. Как подчеркнула газета «Аль Ахрам», это распоряжение должно было действовать, до тех пор пока не вступит в силу новая Конституция страны и не будут проведены новые парламентские выборы.

Впрочем, пока что эти слухи так и остались слухами. В воскресенье же днем стало известно, что голосование по конституционному референдуму, назначенное для находящихся за рубежом египтян на воскресенье, не состоится – по личному приказу президента Мурси, оно было перенесено на среду. По стране пошли слухи о том, что и сам референдум может быть, как минимум, перенесен, а как максимум – отменен, но эта информация не подтвердилась. Вместо этого, уже в воскресенье 9 декабря, Мохаммед Мурси официально отменил собственный декрет о предоставлении себе дополнительных полномочий. Его «неподсудность», против которой протестовали оппозиционеры, была точно так же зачеркнута, как и объявлена – единым махом. Объявляя об этом, Мурси вновь призвал оппозиционеров к консенсусу. Мол, я пошел вам навстречу, теперь пришел черед и вам сделать шаг.

Оппозиция, однако, навстречу президенту не спешит. Дело в том, что отменять сам референдум 15 декабря Мурси наотрез отказался, а ведь именно это являлось ключевым требованием протестующих. С точки зрения оппозиционеров, предложенный к голосованию законопроект полностью противоречит любому представлению о демократии. Он превращает Египет в ультрарелигиозное государство с диктатором во главе. «Мурси отказался от диктаторских полномочий только потому, что рассчитывает вернуть их себе самое позднее через две недели, когда он официально объявит о принятии новой Конституции, в которой ему эти полномочия будут возвращены», – заявил, в частности, один из лидеров оппозиции, экс-министр иностранных дел Египта Амр Муса.

Более того, теперь оппозиционеры стали подозревать, что сам этот пресловутый декрет президента, поспешно принятый и не менее поспешно отмененный им же, был ничем иным, как попыткой отвлечь внимание от главного – пресловутого проекта шариатской Конституции, созданного «братьями-мусульманами» и салафитами через сутки, после того как Конституционное собрание в знак протеста покинули представители светских партий и христиане-копты.

Есть такой старый анекдот о том, как Иван Константинович Айвазовский писал свой знаменитый «Девятый вал». Говорят, что он несколько раз пририсовывал к нему ни к селу, ни к городу собачку. Когда заказчик начинал возмущаться, художник послушно стер собачку, а потом пририсовывал ее снова, чтобы снова стереть по требованию. Таким образом он предотвращал какие-либо иные придирки к своей самой известной работе. Вполне возможно, что и Мохаммед Мурси, вряд ли знающий что-либо о великом русском художнике, поступил точно так же: пририсовал к шариатской Конституции «собачку» в виде декрета о собственной неподсудности, чтобы спровоцировать оппозицию на выступления и отвлечь ее внимание от гораздо более важной «картины». Теперь же, постояв в позе диктатора, он «стер собачку» и призвал всех успокоиться и проголосовать в назначенный срок, 15 декабря, на референдуме. За Конституцию, которая, в частности, вернет ему его «собачку» – полномочия неподвластного юстиции диктатора.

Однако в этой концепции имеются целых три серьезных изъяна. Во-первых, оппозиционеры продолжают свои протесты, и они не становятся менее интенсивными, напротив, к ним присоединяются все новые и новые манифестанты. Во-вторых, египетские судьи не отменили свою забастовку, а ведь, по существующему законодательству, референдум не может быть проведен без сопровождения представителей юстиции. И в-третьих, Конституционное собрание, принявшее этот законопроект, может в ближайшие дни быть объявлено нелегитимным. Конституционный суд, признавший не соответствующими закону выборы в египетский парламент, должен был еще неделю назад решить вопрос о легитимности назначения этого органа, так как это решение как раз и было принято парламентом. Исламисты, блокировавшие на позапрошлой неделе здание Конституционного суда, предотвратили рассмотрение этого вопроса, и многие полагают, что именно в этой связи Мохаммед Мурси так торопится с проведением референдума, пытаясь проводить так называемую «политику свершившихся фактов». Вполне возможно, что если судьи вновь попытаются собраться и вынести решение, им опять кто-то или что-то помешает это сделать.

Так что ничего удивительного нет в том, что оппозиционеры отказались вступить в диалог с президентом. В предложенных условиях очень трудно поверить в его искренность. А это значит, что протесты в Египте продолжаются.