ВЕЛИКАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ВОЙНА, ИЛИ КАК РОЖДАЮТСЯ ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ

Алекс Эпплфилд

В принципе, общество отрицательно относится, когда тождественные события оцениваются по-разному. Когда убивают ни в чем не повинных людей, преследующих политические цели, – это называют терроризмом, и эти действия осуждаются мировым сообществом с негодованием. И даже ООН выражает соболезнование жертвам. Но далеко не всегда общество порицает террор, и не всегда ООН выражает соболезнование жертвам террора. Двойной стандарт налицо. Где же истоки, рождающие это явление?

Самолет безбожно опаздывал, и я попытался удобнее расположиться в кресле зала ожидания международного аэропорта Даллас-Форт-Уэрт. Рядом лежала аккуратная, но явно бесхозная стопка газет. Пытаясь убить время, я принялся читать заголовки кем-то взятых в дорогу газет “Dallas Morning News”, “Fort Worth Telegram”, “USA Today”. Все эти издания на центральных полосах освещали трагические события на Ближнем востоке: тогда (19 августа 2003 года) палестинский смертник взорвал пассажирский автобус в Иерусалиме. Газета “USA Today” статью озаглавила просто и скромненько “25 убитых в иерусалимском автобусе”, две другие газеты в заголовках этого события ушли не намного дальше – “Число жертв взрыва в иерусалимском автобусе растет”, “Взрыв бомбы в иерусалимском автобусе унес жизни 25 человек “.

Вроде бы, все верно и правильно. Законы журналистики таковы, что заголовки должны охватывать основные моменты события, заинтересовать читателя, сделать так, чтобы ему захотелось прочитать этот сюжет. Статистика показывает, что около 80% американцев читают только заголовки и по ним судят о содержании материала.

Что же такой читатель может узнать из заголовка трех центральных изданий США о трагедии в далеком Израиле?

Только то, что в маршрутном автобусе произошел взрыв, погибли люди, есть раненые. И все. Как произошел взрыв? Загорелся ли мотор в старом автобусе, или кто-то по неосторожности поджег непотушенной сигаретой бензобак? Неизвестно.

Уже приехав домой, я просмотрел при помощи Интернета заголовки других ведущих американских газет – картина примерно та же. А в самих статьях страшный теракт описывался, как рядовой случай, как репортаж с места аварии, произошедшей на дороге.

А вот как описывает эту трагедию очевидец – раввин Эрик Купершмидт:

“Террорист-самоубийца вошел в переполненный автобус второго маршрута. Конечная остановка этого автобуса – в Старом городе. Именно “двойкой” обычно пользуются люди, возвращаясь домой после молитв у Западной Стены (Стены Плача). В этот вечер в автобусе оказалось особенно много детей – во время летних каникул дети из религиозных семей ездят к Западной Стене очень часто….. Никогда не забуду, как медик скорой помощи бежал к трехлетнему малышу, неподвижно лежащему на тротуаре. Взрывная волна отбросила ребенка далеко в сторону. Вот медик наклоняется над ним. Одно заученное движение, безнадежный взмах рукой… И он уже – в другой точке этой переполненной ужасом площадки. Торопится помочь тем, кому еще можно помочь”.

Конечно же, убеждал я себя, весь этот ужас невозможно отразить в кратких заголовках газетных статей.

Прошло еще несколько дней, за время которых на автобусной остановке было убито семеро израильских солдат-резервистов, взорвано иерусалимское кафе – и как результат этого теракта еще 16 убитых, около сотни раненых. И опять по газетным заголовкам создавалось впечатление, что все это дело рук каких-то невидимок или инопланетян. Хотя в арабском телеэфире представители Хамаса и “Исламского джихада” вяло переругивались за право именоваться исполнителями этих убийств.

Но как изменились заголовки тех же газет, когда десятого сентября израильский вертолет выпустил ракеты по машине политического лидера Хамаса Махмуда Захара, убив его старшего сына, тоже хамасовского активиста, а также одного из телохранителей! Напомню, Захар гордо зачитывал перед телекамерами заявление об ответственности Хамаса за взрыв в автобусе и в кафе.

Заголовки американских газет на следующий день пестрили подробностями: “Израильтяне пытались убить политического лидера палестинцев”, “Израильской ракетой убит ребенок и телохранитель палестинского лидера!”, “Израильтяне убили двоих палестинцев, лидер Хамаса ранен”.

Ни одна из газет не сказала правду об этом ребенке. “Ребенку” было 24 года и на его счету уже имелись подготовки около десятка взрывов в израильских городах, но разве это так важно для заголовка?

Но зато газеты оперативно выложили все данные, о том, кто выпустил ракету и кто при этом пострадал. Материал подается таким образом, чтобы читатель понял, что погибли невинные палестинцы, а убийцы – как всегда, израильтяне.

Аналитики сообщества журналистов “Честный репортаж” решили провести лингвистическую экспертизу заголовков информационного агентства Рейтер (а именно, информацию этого агентства публикуют основные газеты США) за период с июня по июль 2003 года и проследить, как освещается арабо-израильский конфликт.

За это время заголовки Рейтер осветили шесть нападений палестинцев на израильтян и 12 случаев, когда израильтяне действовали против палестинцев. На основании этих заголовков и составлена была следующая статистика использования грамматических приемов в освещение событий.

Использование подлежащего:

Палестинцы, которые применяли насилие по отношению к израильтянам, в качестве подлежащего в заголовках упоминаются в 33% случаев от общего числа “хедлайнс” Рейтер.

Израильтяне в аналогичных заголовках в качестве подлежащего упоминаются в 100 процентах случаев.

Использование дополнения:

Жертвы терактов – израильтяне, называются в качестве пострадавших, как “израильтяне” или “евреи” в 11% от общего числа заголовков.

Жертвы военного ответа израильской армии – называются “палестинцами” или “членами Хамаса” в 50%. С добавлением слов “борцы” и “мусульмане” эта цифра достигает 71%.

Использование глагола:

Когда действия производятся против израильтян, действительный залог используется в 33% всех заголовков.

Аналогичные действия против палестинцев дают 100% использования действительного залога.

Примеры:

“Несмотря на переговоры, Шарон обещает новые атаки на палестинских борцов” (15 июня)

“Израиль угрожает новыми налетами после удара по лидеру Хамаса” (22 июня)

“Израильтяне совершили внезапную облаву в Наблусе сразу же после окончания переговоров” (23 июня).

Давайте посмотрим некоторые заголовки как бы под лингвистическим микроскопом.

“Израильские войска застрелили палестинца на Западном берегу” (3 июля)

Израиль заявлен как сторона, совершившая убийство, палестинец – жертва. Использован действительный залог.

“Новое убийство в поселении на Западном берегу повредило перемирию” (1 июля)

Палестинцы не названы как источник насилия, израильтяне не названы как жертвы. Использован страдательный залог.

“Израильский танк расстрелял троих палестинских бойцов в Газе” (22 июня)

Израильтяне – убийцы, палестинские бойцы – жертвы. Использован действительный залог (то, что эти “бойцы” пытались подбить танк, в статье стыдливо не упоминается).

“Убита израильская девочка. Насилие в регионе нарастает” (18 июня)

Убита кем? Марсианами? Использован страдательный залог.

Но и это не все. В регионе ведь не только убивают друг друга, там еще происходят и перемирия, не говоря уже о всевозможных дорожных картах.

Дипломатические потуги палестинцев Рейтер описывает в нейтральном или доброжелательном тоне, позиции израильтян – всегда словами агрессивного оттенка.

“Палестинские борцы ислама провозгласили перемирие” (29 июня)

“Израиль выразил презрение инициативам перемирия с палестинскими борцами” (23 июня)

“Палестинцы призывают Израиль освободить заключенных” (4 июля)

“Израиль устанавливает дополнительные препоны для освобождения заключенных” (6 июля)

(как будто заключенные эти сидят за пьянку или же неправильную парковку!)

Я уже не говорю о том, что целый ряд событий, как, например, убийство еврейского поселенца или румынского рабочего палестинскими террористами, вообще не было отражено в статьях Рейтер, даже в заголовках!

Часто говорят, что Израиль проигрывает информационную войну. Боюсь, что это так. Наивно полагая, что умные люди сами поймут, на чьей стороне правда, ни Израиль, ни еврейские организации за пределами Израиля не сделали ничего, чтобы разоблачить ту полуправду, которая, как известно, страшнее лжи.

Полуправду, которая заполняет страницы газет и журналов, открыто выступающих на стороне террористов. Недавнее лишение аккредитации корреспондентов Би-Би-Си, которые уже совершенно заврались в своих репортажах, лишь единичный случай.

Пора понять, наконец, война идет не только на улицах израильских городов и поселений. Она идет на страницах журналов и газет, она идет в Интернете, только вместо пушек в дело идут глаголы и цитаты, вместо взводов и рот – грамотные и честные журналисты, которых у нас, увы, пока очень мало.

Наряду с войной, которую ведет государство Израиль с террором и за свое существование, идет информационная война. В информационной войне используется новый вид оружия – лингвистика, которая помогает изображать белое черным. Мы не имеем права отдать нашу жизнь во власть насилия, и потому мы обязаны выиграть эту войну. Альтернативы у нас нет.