АБРАМОВИЧ И САНТА КЛАУС

Геннадий Ущеренко

uКогда Абрамович подкатил к супермаркету, сбившая пешехода машина уже скрылась, и лишь только человек в одежде красного цвета остался лежать на грязном асфальте. Подбежав к потерпевшему, Абрамович увидел окровавленного мужчину средних лет, одетого в костюм Санта Клауса. Даже находясь без сознания, тот крепко прижимал к груди большой мешок.

«Этого мне еще не хватало, – подумал Абрамович, – теперь надо звонить в полицию, ждать ее приезда, а потом еще и давать свидетельские показания».
– Умоляю, не надо полиции, – Санта Клаус словно читал его мысли, – лучше помогите подняться.

Поддерживая за плечи, Абрамович помог незнакомцу сесть и прислонил его к своей машине. Прийдя в сознание, тот тяжело дышал, но по-прежнему не выпускал мешок из рук.

– Давайте я отвезу Вас в госпиталь, – сказал Абрамович, – там Вам окажут необходимую помощь.

– Мне уже лучше, спасибо. Осталось еще четыре адреса, мне надо идти, там меня очень ждут, – и Санта Клаус снова потерял сознание, уронив мешок на землю.

Следующие полчаса Абрамович был занят. Сначала приехала скорая и забрала раненого в госпиталь, потом полицейские выпытывали у него подробности происшедшего, и, наконец, когда все закончилось, позвонила жена Света и тоже морочила ему голову добрых 15 минут.

Уже сев в машину и выруливая со стоянки, Абрамович услышал крик: «Вы, кажется, что-то забыли, – охранник супермаркета протягивал ему мешок Санта Клауса. Абрамович хотел сказать, что это не его вещь, но вспомнив последние слова Санты, передумал и положил злополучный мешок на сидение рядом с собой».

Дома ему пришлось долго объяснять жене причину задержки, которая, кажется, не поверила ни одному его слову. Только предъявив ей свою находку, он немного успокоил ревнивую половину. Но когда они вместе развязали мешок и, заглянув внутрь, увидели пачки денег, Абрамович тут же пожалел, что не отнес его в полицию.

– Так я и знала, – Света направила указательный палец на мужа, – этот идиот связался с криминалом! Откуда у твоего сказочного Санты столько настоящих денег?
– Во-первых, он не настоящий Санта Клаус, а просто человек в его костюме, а во-вторых, разве нельзя делать на Новый год подарки деньгами? – Абрамович покопался в мешке и вытащил оттуда лист бумаги. – Смотри, здесь указаны суммы и адреса, по которым их надо отнести. Всего четыре адреса осталось.

– И конечно, относить их будешь ты, – Света вновь уперлась указательным пальцем в Абрамовича, – как же была права моя мама, когда говорила…
Что говорила Светина мама, он прекрасно помнил, поэтому дальше уже не слушал, а занялся пересчетом оставшихся в мешке денег. Их оказалось не слишком много, – раненый Санта успел раздать почти все деньги. А к тому времени, когда Света закончила свой монолог, Абрамович уже принял решение. Он закончит дело, которое начал «тайный» Санта Клаус. В том, что это был именно он, не было сомнений: уже не первый год неизвестный благотворитель раздает в городе деньги нуждающимся. И подхватив мешок, Абрамович решительным шагом двинулся на выход, провожаемый громкими причитаниями жены.

Все адреса были расположены в его районе, недалеко друг от друга, и поэтому он надеялся успеть с раздачей «подарков» до наступления Нового года, до встречи которого оставалось не так уж много времени.

С первым адресом ему повезло. Вся многодетная семья была в сборе и уже активно провожала старый год. Во главе стола восседала пара, по-видимому, никогда не просыхающих родителей и их многочисленных детей, включая несовершеннолетних. Несмотря на экономический спад в стране, стол был уставлен разнообразными продуктами, купленными в достаточном количестве.

«Зачем этим людям еще и деньги, разве им недостаточно помощи государства, от которого они получают eё регулярно, не утруждаясь работой?» – подумал Абрамович, но не подал виду и вручил отцу семейства причитающуюся ему сумму.

Тот принял помощь с безразличным видом и даже не удосужился поблагодарить Абрамовича. Очевидно, посчитал это ежегодной прибавкой к пособию.

По второму адресу на звонок долго никто не реагировал. Наконец дверь приоткрылась на длину цепочки, и оттуда показалось лицо древней старушенции. Она долго выясняла, зачем и к кому он пришел, требовала удостоверение личности и впустила только тогда, когда поняла, что он принес деньги. Комната, куда он вошел была душной и пыльной, заставленной такой же древней мебелью. Хозяйка принесла большую конторскую книгу, долго искала в ней что-то и, наконец, объявила вспотевшему Абрамовичу, что его фамилия не значится в списке должников.

«Старушка-процентщица – догадался он, – лучше бы я топор захватил». Но выполняя волю Санты, деньги отдал и ушел, не дожидаясь, пока она их пересчитает и внесет в свою бухгалтерию.

Уже не ожидая ничего хорошего от своей затеи, Абрамович звонил в очередную дверь. Она распахнулась моментально, как будто его ждали. На пороге стояла Она, женщина его наивных юношеских грез и грубых армейских сновидений. Без слов он был проведен в уютную комнатку, в которой все было пропитано любовью и дышало чувственностью. Абрамович глубоко вдохнул этот воздух и с головой нырнул в океан страсти. Задыхаясь от восторга, он плавал в нем, пока резкий женский голос не вернул его на землю.

– Мужчина, вы платить собираетесь? Ваше время уже закончилось!

Абрамович достал деньги от Санты и протянул женщине, которая при внимательном рассмотрении оказалась совсем не такой, как час назад.

– Вы что прейскурант не знаете, что вы мне копейки даете? Этого и за полчаса не хватит, – женщина выглядела вконец возмущенной, а красный от стыда Абрамович вынужден был достать свой кошелек и расплатиться деньгами, приготовленными на подарок жене Свете.

В последний адрес Абрамович шел уже с одним только желанием – побыстрее завершить эту неблагодарную миссию, которую он взвалил на себя. Но за дверью его поджидал очередной сюрприз. Четыре здоровенных мужика явно бандитского вида сидели за круглым столом и кого-то ждали. Абрамович попятился назад, но выросший за спиной пятый громила заставил его остановиться.

– Принес деньги? – один из сидящих за столом, по виду вожак шайки, обратился к Абрамовичу.

– Ввот, ввсе зздесь, – заикаясь промямлил тот, – вернее все, что осталось, – и вывалил на стол почти пустой мешок.

– Ты, что, издеваешься над нами? Говори, куда наши деньги дел? – бандиты вовсе не собирались шутить, и, не дожидаясь его объяснений, схватили несчастного и крепко привязали к деревянному стулу.

Вожак подошел к дрожащему от страха Абрамовичу. В руках его оказался сверкающий острым лезвием нож. Абрамович зажмурил глаза и мысленно стал прощаться с жизнью. Внезапно раздался звон разбитого стекла, затрещала под ударами дверь, – в квартиру ворвался полицейский спецназ.

Новый год Абрамович отмечал в кругу семьи. Даже теща с тестем примчались из Нью-Джерси. Никто его ни о чем не расспрашивал, все относились к нему, как к тяжелобольному, вопреки прогнозам врачей вдруг пошедшему на поправку. Абрамович пил, ел, смотрел новогодний огонек, но его так и подмывало спросить Свету, что все-таки произошло, и почему она не пилит его, как обычно. А про подарок даже не заикнулась.

Все выяснилось, когда они уже легли спать, и Света рассказала ему всю историю. Оказывается, «тайный» Санта был казначеем банды грабителей банков, на счету которой несколько десятков успешных ограблений на миллионы долларов. Он не совсем потерял человеческий облик, и чтобы загладить вину стал раздавать украденные деньги нуждающимся. За несколько последних лет он пожертвовал тысячи долларов из бандитского общака. Но этого ему показалось мало, – он перевел все деньги на свой счет и намеревался удрать из страны, чтобы продолжать свою благотворительскую деятельность. Бандиты догадались об этом и приказали ему явиться на встречу. Чтобы спасти свою жизнь, Санте ничего не оставалось, как подчиниться. Напоследок он решил раздать еще немного денег, но не успел и попал под машину.

– Бедный Санта! Вчера он скончался в госпитале! – Света смахнула с ресницы набежавшую слезу.

– Он-то как раз и не был бедным, – Абрамовичу вдруг стало жалко не Санту, а самого себя. – Кстати, а как полиция нашла меня и бандитов?

– Перед смертью Санта успел назвать адрес, в котором бандиты назначили ему встречу, – Света развернулась к Абрамовичу всей своей мощной грудью, – может, ты еще хочешь узнать, где все украденные деньги?

И не дожидаясь его вопроса, Света с торжествующим видом проговорила: «Вчера ты так спешил, что не заметил выпавшую из мешка флэшку, на которой оказалось много полезной информации. Спасибо моему брату-программисту. Он уже во всем разобрался, и теперь мы несметно богаты, Абрамович!»

«Раз так, то теперь я смогу продолжить дело Санты», – хотел сказать Абрамович, но не успел.
– Даже думать не смей! – Света строго смотрела на него, – я тут кое- что придумала.

Ровно через год на Брайтон-бич у самого океана состоялось заселение 16-этажного дома для малоимущих. В холле этого еще пахнущего свежей краской дома висела скромная табличка, на которой было написано: «Абрамовичи людям».